,

В понедельник воины 247-го десантно-штурмового Кавказского казачьего полка праздновали десятилетие размещения в Ставрополе своей предшественницы – 21-й отдельной воздушно-десантной бригады. В честь памятной даты в краевом военкомате прошло торжественное собрание, где присутствовали многие выходившие из Грузии десантники и те, кто принимал их в краевом центре.

Под гимн России на сцену клуба воины в голубых беретах вынесли знамя части и почетный вымпел Министерства обороны.

К собравшимся обратился бывший начальник штаба бригады полковник Борис Татаров. Он рассказал об истории и славном боевом пути этой прославленной части. Оказалось, что к моменту вывода бригады из Грузии, в 1992 году, во всей Российской армии не было подобного формирования. Уникальность заключалась в том, что, кроме десантных батальонов и частей обслуживания, в состав бригады входили два вертолетных полка. Один, имевший на вооружении вертолеты Ми-6 и Ми-8, позволял в течение трех часов перебросить в любой район Кавказа до двух штурмовых батальонов с техникой и артиллерией. Другой полк, состоявший в основном из вертолетов огневой поддержки ("крокодилов" Ми-24), обеспечивал прикрытие голубых беретов с воздуха.

Части бригады несли службу во всех "горячих точках" Закавказья: Ереван, Кировабад, Баку, Сухуми, Гудаута, Кутаиси, Цхинвали, Батуми и многих других.

– К лету 1992 года обстановка в Грузии крайне обострилась, – вспоминал Б. Татаров. – Личный состав ежедневно подвергался провокациям, начались обстрелы городков, появились требования главарей националистических организаций: сдать им вооружение, технику, имущество и уйти из Кутаиси. В сентябре мы разработали план эвакуации семей, вооружения, техники и боеприпасов. Для выполнения этой задачи были спланированы 49 рейсов военно-транспортных самолетов Ил-76 и сформированы восемь автомобильных колонн. С 15 сентября по 4 ноября перевезены более шести тонн артиллерийских и инженерных боеприпасов, имущества, парашютов и 25 тысяч единиц оружия. Грузии остались только здания и имущество КЭЧ.

Солдатам и офицерам стоило огромного труда и напряжения провести по горному маршруту протяженностью свыше семисот километров (!), сквозь дождь и снег войсковые колонны. Не обошлось без трагедий: погиб солдат роты химической защиты рядовой А.Пономарев, еще четыре человека были ранены грузинскими боевиками. Но самый тяжкий удар накануне вывода бригада получила от армянских боевиков. В центре Ленинакана (ныне Гюмри) из засады националистами был расстрелян расчет зенитной установки во главе со старшим лейтенантом Александром Шаповаловым. Погибли пять человек.

Ставрополь встретил десантников осенней распутицей и снегом, но власти края и города сделали все, что было в их силах для "мигрантов" в погонах. И все же большинству подразделений бригады более года пришлось жить в палатках, правда, утепленных. Тогдашний генеральный директор завода "Красный металлист" Василий Цалко, узнав, что не во всех палатках есть печки, за один день привез 20 чугунных "буржуек" и две машины дров, а несколько семей военнослужащих устроил в общежитие завода.

После вывода 21-я бригада несколько раз меняла штаты и названия, но сохранила свои традиции и высокий боевой дух. Силу ударов десантников испытали на себе боевики в первой и во второй чеченских кампаниях. Более трех тысяч солдат и офицеров части награждены орденами и медалями, а одиннадцати десантникам присвоено звание "Герой России". Многие из них получили эту почетную награду посмертно. Всего в боях бригада потеряла 48 человек.

После того как зал почтил павших минутой молчания, слово взяла председатель комитета солдатских матерей Татьяна Мундеренко.

– У нас в городе есть бульвар Ермолова, – сказала она. – Считаю, что пришло время, чтобы в Ставрополе появились названия, связанные с именами и подвигами десантников, например, Марьинский городок или проспект имени Героя России, погибшего в Чечне полковника В. Нужного. Лично буду ходатайствовать об этом перед главой администрации города. Мы должны помнить своих героев.

Ефим КУЦ