© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

«Ставропольская правда» участвует в проекте краевых СМИ, в рамках которого мы рассказываем о ведущих представителях управленческой команды губернатора Ставрополья. Ведь медийность – это часть работы любого политика. Сегодня собеседник «СП» – заместитель председателя правительства края Олег Лавров.

– Олег Леонидович, на Ставрополье вы человек новый. В должности заместителя председателя правительства края работаете с ноября 2021 года. Какими были ваши первые впечатления о нашем крае? Взгляд со стороны всегда интересен.

– Поверьте, я проехал через всю страну – от Сахалина и до Калининграда, побывал во многих регионах. И с высоты этого опыта могу сказать, что Ставрополье – уникальный регион.

Например, в столице края во всем чувствуется хозяйская рука – от вопросов градостроительства до решения текущих хозяйственных вопросов. Меня удивило и порадовало большое количество детей, особенно в выходные: полное ощущение, что город состоит из детского населения. И это характерно и для других территорий края. Я много хожу по городу и ни разу не видел наряда полиции. При этом обстановка спокойная, дружелюбная, безопасная, не страшно передвигаться по улицам даже в позднее время. Первое, что я сделал после назначения на должность, – посетил краеведческий музей имени Г. Прозрителева и Г. Праве.

– Чем, наверное, немало удивили сотрудников музея... Достаточно нетипичное для чиновника поведение.

– По моему мнению, новичкам полезно окунуться в историю края. Разобрался, почему Ставрополье родина слонов, больше узнал о том, как создавался казачий край. Спасибо профессиональным, творческим работникам музея! Узнал много интересного из пешеходных экскурсий по Ставрополю. Я бывал здесь раньше. За последние 10 лет город очень похорошел. Безусловно, это заслуга действующей команды профессионалов края и города. Региональному центру уделяется должное внимание.

– Ваша биография первоначально была связана с армией, причем послужить вы успели в армии двух государств – СССР и РФ. В том числе на Байконуре. Военная карьера – это была ваша детская мечта?

– Я вырос в военных городках. Мой отец военный. Дядя, старший брат отца, воевал в Великую Отечественную, полковник. Мой брат офицер. Младшее поколение тоже выбирает семейную стезю. Племянник недавно получил звание старшего лейтенанта. Можно сказать, что профессиональный выбор был предопределен. 80 процентов мальчишек из военных городков шли в военные училища. Но отец поставил мне более высокую планку – поступление в Военный инженерный краснознаменный институт имени А.Ф. Можайского в Ленинграде. Туда поступали главным образом медалисты. Несмотря на то, что у меня средний балл аттестата не дотягивал до пяти, поставленная цель мною была достигнута. Я успешно закончил «Можайку» и был распределен на космодром Байконур.

– Олег Леонидович, вы относитесь к тому поколению мальчишек ( родился 27 апреля 1965 года), которые бредили космосом.

– Многие поначалу так и думали, что после окончания «Можайки» можно стать космонавтом. Но задачи ее выпускников находились в несколько иной области. На Байконуре подразделение, которым я командовал, обслуживало дальнюю зону посадочного комплекса орбитального корабля «Буран» многоразового использования. Наша задача состояла в том, чтобы выстроить координаты для посадки, затем «птичка» передавалась спе-цам в ближней зоне.

У меня нет ни одной фотографии на фоне космического корабля. У команды, обслуживавшей взлет и посадку, было столько задач, что, по сути, некогда было оторваться. Фотографировался в основном гражданский персонал космодрома. Я тогда мало осознавал, что живу в историческое время.

Во время моей службы, 2 декабря 1990 года, с Байконура стартовал корабль «Союз ТМ-11», унося к звездам Тоёхиро Акияму, который вписал свое имя в историю как первый японец, первый журналист и первый гражданский, побывавший в космосе. Из Японии приехала команда телевизионщиков из 200 человек для освещения этого события. Те, кто в Москве подписывали документы, даже не подумали о том, как разместить столь большой коллектив. С трудом, но проблему решили.

Выбрали наш космический корабль, а не американский. Как пояснили сами японцы, и дешевле, и самое главное – надежнее. К тому времени в США случилось два неудачных старта с мыса Канаверал. Конечно, поразили японцы наличием у них технических новинок, которые делают быт комфортнее. Например, куртки с подогревом, чемоданы на колесиках. Меня лично поверг в шок набор для рисования, которыми пользовался специалист, отвечающий за художественное оформление новостных блоков. Чего там только не было. А главное, кисти для рисования. Я тогда писал картины масляными красками. И кисточки у меня были самодельные. Одну из своих картин я и выменял на качественный художественный инструмент.

– Какие качества, воспитанные армией, пригодились вам в сегодняшней жизни?

– Из армии я вынес умение быстро оценивать ситуацию, так же оперативно принимать решение и контролировать его исполнение. Я помню, как первое время будучи лейтенантом ( в подчинении у меня было 15 человек) я пытался все сделать сам: мол, так проще. Но понял ошибочность такой позиции. В выполнении задачи должны быть задействованы все. Если даже что-то не получится на первых порах, это будет их опыт. Одновременно я учился быть психологом.

Авторитет можно заработать только уважением, никак иначе. Отчасти помог случай. Дежурство проходило на удаленном «участке посадки». Как на подводной лодке, все на виду. Из-за аварии пропало электричество. Все стало остывать. А на дворе мороз. Достал техническую документацию, час занимался, наконец нашел, где разрыв. Еще бы час-два, пришлось бы вызывать вертолет для эвакуации. Ребята оценили. Мне это было приятно. Ведь разница в возрасте с бойцами у меня была в 2-3 года.

– Олег Леонидович, после увольнения в запас вы выбрали политическую карьеру. Почему?

– Не то что бы я сидел и думал, не пойти ли мне в политику. Планировал дальше двигаться по военной стезе. Была в моей биографии также Военная академия ракетных войск стратегического назначения имени Ф.Э. Дзержинского, ныне это Военная академия РВСН имени Петра Великого. Собирался защищать кандидатскую диссертацию, тему выбрал. Раньше ученая степень обеспечивала целый ряд материальных благ. Но в «вихревые» времена, 90-е – начало нулевых, все резко изменилось, пришлось думать о том, как прокормить семью. В 2000 году я уволился в запас. А накануне, еще в 1998 году, случилась встреча, которая определила мою судьбу надолго.

С несколькими офицерами были на улице, где после какого-то мероприятия выступал Владимир Вольфович Жириновский. Мы случайно «попали в кадр», оказавшись рядом с людьми из его окружения. Познакомились, обменялись телефонами. Когда увольнялся из армии, мне поступило предложение пройти собеседование на предмет работы в команде ЛДПР. На второй же день я имел личный разговор с Жириновским. Главным был вопрос: готов ли ездить в командировки?

Партия разрасталась, а Владимиру Вольфовичу нужна была неприглаженная, реальная информация с мест. Отчеты должны были быть краткими, по делу. У меня было по две-три командировки в месяц, близкие меня почти не видели. Но это был бесценный опыт. Трудно назвать регион, в котором я не побывал. Вскоре я был назначен главой контрольно-ревизионной комиссии партии. Был также членом Центризбиркома с правом решающего голоса от ЛДПР.

Из работы в команде Жириновского я вынес немало полезного для себя. Понял, что любое место работы требует огромной самоотдачи, если хочешь оставаться профессионалом.

Для Владимира Вольфовича, если требовало дело, не было мелочей. Жил, кстати, скромно. Ни двойного гражданства, ни недвижимости за рубежом у него не было. Журналисту, который с недоверием отнесся к данной информации, я посоветовал напроситься в гости к нему домой. Больше вопросов не было. Листы, исписанные с одной стороны, он разрезал на «кубики», на которых делал пометки. Бедное детство, большая семья сделали его не только бережливым, но и закалили характер.

– Еще один созыв, с 2016 года, вы были депутатом Госдумы от Санкт-Петербурга. Избирались по партийному списку ЛДПР. Чем этот период запомнился?

– По-прежнему работал на результат. Чего греха таить, к депутатским запросам исполнительная власть не всегда достаточно внимательна. Поэтому я не ограничивался письменными запросами, «бомбил» телефонными звонками, старался решить проблему при личных встречах с чиновниками. Из запомнившегося: помог многодетной семье улучшить жилищные условия; удалось помочь двум музеям, которые выселяли, помогал получить пенсии, гражданство, всего не упомнишь.

– Олег Леонидович, теперь вы и сами представляете исполнительную власть. Как говорится, с этого места поподробнее…

В первом разговоре Владимир Владимирович Владимиров сказал, что подбирает новую команду и если я готов поехать на Ставрополье... Думал, просто слова. Но нет. Через месяц мне позвонили с конкретным предложением.

Затем была долгая беседа в кабинете губернатора. Уже поработав под его началом, готов сказать, что мне повезло. Это уникальный человек. И я так говорю не потому, что состою в его команде. Мне есть с кем сравнивать. Во время поездок по России видел многих губернаторов. Я все время сам себя спрашиваю: где у этого человека батарейки? Энергии у Владимира Владимировича столько, что хватит на десять губернаторов. Память феноменальная. Наблюдал, как на встрече с журналистами он легко, не по бумажке, приводит данные из самых разных сфер. Я рад, что работаю в его команде. Мне интересно!

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

– В ЛДПР вы вступили в 1998 году. Сегодня вам это не мешает работать в команде «единороссов»?

– Мой членский билет ЛДПР при мне. Я от него не отказался. Для губернатора и членов его команды не важно, к какой партии я принадлежу. Требования ко всем едины. Главным остается профессионализм. Мы вместе работаем, каждый занят своим направлением. Совсем необязательно собираться по вечерам и петь партийные песни.

– В правительстве края за вами закреплен ответственный участок работы – привлечение инвестиций. Какие направления для вложения инвестиций наиболее востребованы? Что необходимо сделать, чтобы инвесторы активнее шли на Ставрополье?

– Я понимаю, почему мне поручили инвестиции, которыми в правительстве занимаюсь собственно не я один. Губернатор наделил меня этими полномочиями, чтобы я занялся поиском новых интересных, «вкусных» инвесторов, учитывая мои немалые связи во власти и бизнесе. Я долго работал в столичных городах, знаю российские регионы. Взаимодействие с федеральными органами власти также входит в круг моих забот. Не хочу сказать, что я обладаю какими-то уникальными возможностями. У главы края много своих наработанных связей. Зачастую там, где он видит стратегические задачи, мне поручается решать вопросы тактики.

Мои инвестпроекты пока в процессе разработки, не хотелось бы сглазить. Кстати, два из них украли конкуренты. Такое тоже бывает. Одно могу сказать, что они из сферы «зеленой энергетики».

Ставрополье интересно для инвесторов прежде всего из-за своего географического расположения. Это в прямом смысле ворота Кавказа, транспортный коридор для торговли с Закавказьем и странами Азии. Другим маркером территории, безусловно, являются Кавказские Минеральные Воды. Такого сосредоточения минеральных источников нет нигде в мире. Соответственно, особую актуальность приобретает направление оздоровительного и познавательного туризма.

– Нас часто сравнивают с Краснодарским краем. При этом нередко звучит мысль «когда же мы сможем обогнать Кубань».

– Нам нет нужды сравниваться с соседями, которые, безусловно, многого достигли. Там климат другой – отсюда и большие урожаи зерновых. Ставрополье же – зона рискованного земледелия. Тем не менее мы ежегодно подтверждаем звание житницы. У нас много и других успешных направлений. Например, мы успешнее соседей в развитии «зеленой энергетики», сильны лечебным потенциалом нашего курорта. У нас много достоинств, которые способны вывести нас в ряд наиболее успешных территорий. И главным показателем успешности должен стать высокий уровень зарплаты. Полностью согласен с нашим губернатором, что это сегодня важнейшая задача.

– Как провели отпуск?

– В Крыму. У меня жена родом из Алушты, так что мы часто бываем на полуострове. Я помню Крым советский, помню Крым умирающий, когда Киев забирал все налоги и возвращал небольшую толику на, образно говоря, «забор подкрасить», «стекло заменить». Искусственно создали татарский меджлис, чтобы разбалансировать ситуацию, поссорить народы. Когда проводили референдум о присоединении к России, я просил тестя ради безопасности не ходить рано утром на избирательный участок (мало ли какие провокации могли возникнуть). Вы думаете, меня послушали?! Нет, конечно. Для крымчан было очень важно проголосовать. С утра выстроились очереди.

Кстати, крымчане прекрасно понимают, что, если бы не специальная военная операция, полуостров мог попасть под бомбежки и обстрелы (известно, что план силового захвата уже был готов).

– Вот так от темы отпуска мы плавно перешли на политическую. Как человек военный, полковник запаса, что думаете о спецоперации, проводимой на Украине?

– Сегодня не оценки наши важны. Сегодня главное – поддержать наших военных, которые спасают мирное население ЛНР и ДНР, сражаются на территории Украины за нашу Родину, за мир над нашими головами. Тактические вопросы будем обсуждать потом. Сегодня наши бойцы должны чувствовать, что мы с ними, что мы переживаем и ждем их домой.

– Олег Леонидович, что любите делать в свободное от работы время?

– Можно так сказать, что мое главное хобби – узнавать новое. Мы с женой совмещаем это с длинными пешими прогулками. Все музеи наши. Любим бывать в Ботаническом саду, где по субботам бывают концерты, парке Победы. Я человек «до всего есть дело». Если чем-то увлекся, надо разобраться до самого донца. Мы с женой в движении. У нас нет дачи, ибо это привязанность к одному месту. Нам очень быстро становится скучно. Мои друзья купили дачу и вот теперь каждое лето едут туда, потому что недвижимость, ответственность. Мы за это время где только не побывали. Хожу в тренажерный зал. Надо бы чаще.

– Расскажите о своих корнях, родителях, семье.

– Отец у меня профессиональный военный. Мама закончила педагогический институт. Но где бы мы ни жили, везде она была в лидерах. Пришла в детский сад методистом и скоро в свои 24 года стала заведующей. Была депутатом сельского, городского советов. Если бы не наши переезды, давно бы стала депутатом Верховного Совета, говаривала она. Уверен, так бы и было. В этом смысле я больше в маму. А вот младший брат в отца. Такой же основательный, больше молчаливый. Родителей нет уже.

Как познакомился с женой? После выпуска из института Можайского я отдыхал в Крыму. Набрался наглости, подошел и познакомился. Недели хватило, чтобы принять решение. Родители были в шоке. Вот так семь дней превратились в 33 года – уже столько лет мы вместе. Моя жена долгое время руководила большим бизнесом. Но не так давно сказала «хватит, надо пожить для себя». Занялась живописью, в Ставрополе посещает художественную школу.

Дочь уже взрослая, самостоятельная. Закончила ВГИК, снялась в нескольких небольших ролях, участвует в спектаклях иммерсивного театра. С друзьями делает свои проекты.

– Судя по биографии, вам много пришлось ездить по стране, работать в разных регионах. Но родина-то на Урале, в Перми. Бываете на малой родине?

– Вопрос «откуда вы?» всегда ставит меня в тупик. Мои мама и папа в Перми познакомились, поженились, там родился я. После окончания военного училища отца направили на службу в Забайкалье. Мне тогда было два месяца. Трудно сказать даже, что для меня малая родина. Школу я заканчивал в Москве. Студенческая пора связана с Ленинградом, ныне Санкт-Петербургом. С этими же городами долгое время была связана моя работа. Мне импонирует менталитет ставропольцев: чувствую себя комфортно в среде подвижных и общительных южан, сам человек коммуникабельный. Я искренне полюбил Ставрополье. Необыкновенно красивый край.

Такого регионального многообразия, как в России, нет ни в одной стране. Мне вообще никогда не хотелось уехать за рубеж. Здесь мои корни, здесь мои друзья, здесь моя родина, здесь моя работа.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Человек «до всего есть дело» / Газета «Ставропольская правда» / 21 сентября 2022 г.