© Фото stavteatr.ru

Бывает, событие ушло, а мысли о нем тебя никак не покидают. Так случилось со спектаклем «Женитьба Бальзаминова», которым Ставропольский краевой академический театр драмы имени М.Ю. Лермонтова закрыл 177-й театральный сезон. Казалось бы, эту комедию великого знатока российской глубинки А. Островского мы знаем со школьной скамьи, видели ее прекрасную экранизацию. Однако ставропольчане предложили зрителю свое прочтение классики – оригинальное, самостоятельное и очень интересное.

Начинается действие не со знакомства с бедным жилищем Бальзаминовых (как это в пьесе), а с солнечного настроения хорошего летнего утра. Уже первый выход артистов на сцену задает действию головокружительный темп. Под слаженный хор балалаек зрителю открывается вид на старую Москву, всю в зелени и в золотых куполах. Герои спектакля – работные люди с тяжелыми мешками спешат на базар; пересмешницы-бабы да девки отправляются на ярмарку. Стремглав пересекает сцену Химка, прислуга купцов Пеженовых, за которой увязывается бравый офицер Лукьян Лукьяныч Чебаков. Среди других, конечно же, «кандидаты» в невесты Михайлы Бальзаминова – Анфиса и Раиса Пеженовы, внушительная Домна Белотелова с губками типа «поцелуйчик». А вот и он сам: с нафабренным чубом и в костюме, ловко сидящем на стройной фигуре молодца. Под зажигательные ритмы разношерстная братия с удовольствием пускается в пляс. «Первую скрипку» в этом веселом переполохе ведет, конечно же, он, самый искусный танцор Миша Бальзаминов.

© Фото stavteatr.ru

Таков хореографический пролог к первому действию. А вернее – очередной сон Бальзаминова, в который Бальзаминов был погружен, прежде чем предстать перед зрителем в своем реальном обличье стеснительного, недалекого, лишь матушкой нежно любимого молодого человека. Напомню, что название комедии А. Островского в своем исходном варианте как бы состоит из трех подзаголовков: «За чем пойдешь, то и найдешь (Женитьба Бальзаминова). Картины московской жизни». Первая часть – пословица, вторая – уточнение сюжета, а третья – конкретизация жанра. Судя по театральной программке ставропольцев, кстати, очень веселой и красочной, в названии осталась только средняя часть триады «Женитьба Бальзаминова». И это не случайно.

Реальность как хождение по мукам

Выражение «За чем пойдешь, то и найдешь» применительно к данной конкретной пьесе как бы содержит предупреждение: поиски искомого по чужой наводке ни к чему хорошему не приведут. Нет в спектакле и «картин московской жизни». За двести с лишним лет со дня написания комедии тема «картин из раньшей жизни» утратила свою актуальность. Лишь женитьба главного героя – и причина, и стержень, и маховик, который пружинно раскручивает действие спектакля.

Ключ к пониманию сути действия в самом начале подкидывает нам режиссер-постановщик заслуженная артистка РФ Ирина Баранникова. Уже при первом хореографическом выходе артистов на сцену она заставила посмотреть на старый сюжет новыми глазами, доказывая, что комедия Островского не устарела, сегодня у нее есть и своя повестка, и живая актуальность, и своевременность. При этом никто даже не подумал переписывать классику. Все в пределах исходного материала.

…Утренняя побудка в семье Бальзаминовых начинается, конечно же, с темы о том, что надо бы как можно скорее женить Мишу. Кухарка Матрёна в шапке из диковинного, «в колючках», меха и длинной рубахе (только что из парной?) мечет на стол чайные приборы. Сам же герой с сеткой, стягивающей папильотки на голове, в просторной рубахе и в затрапезной бабьей кофте – грустен. В этом растерянном существе трудно узнать заводилу, выделывавшего в танцевальном прологе замысловатые кренделя.

Больше всего на свете Бальзаминов не любит, когда прерывают его сны-фантазии. Когда это происходит, на его обычно беззаботном улыбчивом лице проявляется гримаса, будто во рту оказался кислющий лимон – выплюнуть при всех нельзя, а держать во рту противно. Миша страдает, а зрители хохочут. И как же, спросите, не страдать, если только что Бальзаминов был в другой жизни, видел сон, где ему и жилось, и дышалось, и плясалось в счастье. А тут все серое!

© Фото stavteatr.ru

Среди обидчиков

Причин не любить реальную жизнь у Бальзаминова немало. По ходу спектакля практически каждый из персонажей то и дело норовят его обидеть, оскорбить, а то и просто надуть. Взять кухарку Матрёну. В исполнении артистки Л. Гольдман Матрёна – один из самых запоминающихся образов. Одетая абы во что, с большими натруженными руками, по-мужицки сутулясь, она меряет сцену широкими шагами. Правдолюбка. Ни перед кем не лебезит. Единственная, кто вставляет в пустые разговоры отрезвляющие реплики. Вот, опершись на ухват, Матрёна просто слушает диалог мамаши Бальзаминовой со свахой. Но КАК слушает?! Одним своим снисходительно-пренебрежительным видом обнажает нахрапистость, болтливость и бранчливость свахи Акулины Гавриловны Красавиной. В исполнении заслуженной артистки РФ Светланы Колгановой эта особа так заговорит-«застрекочит» любого, что клиент не успеет опомниться, как уже оказался в сетях Гименея.

Все что касается сватовства Бальзаминова – в спектакле сплошная фантасмагория. Вот Раиса и Анфиса Пеженовы — завидные невесты (отец оставил им независимые состояния), а, по меткому замечанию Матрёны, «очень бесстыжие они до мужчин». В исполнении А. Поделякиной и Я. Фалиной сестры постоянно взвинчены: крикливые, суетливые, озабоченные… Накануне «романтического побега» из дома Анфиса пребывает в лихорадочной готовности. Исполняя просьбу жениха, отставного офицера Чебакова, Михаил не без риска помогает тому умыкнуть невесту. Однако, заполучив желаемое, Лукьян Лукьяныч тут же забывает об обещании помочь Бальзаминову в сватовстве к младшей сестре. В расстройстве чувств та грубо прогоняет его, не выслушав даже заготовленных слов признания.

В исполнении почетного деятеля искусств СК артиста В. Лепы Чебаков «застегнут на все пуговицы», но при этом слову своему не хозяин. Захотел дал, захотел – взял обратно. Актер играет эту роль не только с исключительным чувством юмора, но и с пониманием естества своего героя, лишь внешне многозначительного, а на деле – хитрована и бретера.

© Фото stavteatr.ru

Чужой среди своих?..

Бальзаминов, каким его представляет уже полюбившийся публике молодой артист Евгений Задорожный, по-детски открыт всем и вся. Среди местной «общественности» он – едва ли не городской дурачок, чужой среди своих. Единственный человек, который понимает Мишу, мать Павла Петровна Бальзаминова. Трактовка этого образа в новом спектакле своеобразна, но вполне органична в придуманной театром концепции. Матушка, какой ее играет М. Шарипова, не закосневшая в суевериях одинокая мать, подобно образу из советского фильма в исполнении Л. Шагаловой. Она почти так же наивна и доверчива, как сам Миша. С неожиданно высоким, девчоночьим голосом Павла Петровна для сына и друг, и поверенная, и единственная близкая душа. Сама мечтательница, во время бесед не подыгрывает, а искренне участвует в фантазиях сына. Вот почему, в который раз отправляясь на поиск невесты, Бальзаминов просто не перечит матушке, угождает ей.

После фиаско с Раисой нужно идти на встречу с купчихой Белотеловой. Не хочется, боязно, но… Вздохнув, а может, выдохнув обиду, нанесенную несостоявшейся невестой Пеженовой, он направляется к имению вдовствующей богачки. Конечно же, двери дома для таких женихов, как он, накрепко закрыты. Путь один – опять через забор. Встрепанный, чумазый, насмерть перепугав дворню, Бальзаминов предстает перед будущей невестой в виде жалком и смешном. Монументальная женщина с говорящим именем Домна действительно напоминает домну (печь для выплавки). В спектакле эту роль исполняет актриса П. Полковникова. Вот уж кто не устает удивлять зрителей творческой фантазией! Ее тяжеловесно-каменная и одновременно округло-женственная Домна – полукукла, получеловек, которой владеет единственный инстинкт: поглощать, такая при случае и робкого Бальзаминова проглотит. Но происходит невероятное: Домна млеет от выдавленного признания Бальзаминова, что забор он преодолевал не в целях воровства, а «от чувств-с…». Когда сваха просит невесту подождать до свадьбы, до времени не трогать жениха, та (и впрямь как печь) жарко выдыхает: «Свадьба долго; а он чтоб и прежде, каждый день… ко мне…».

© Фото stavteatr.ru

А вы не встречали Бальзаминова?..

…Не на сцене театра и не в пьесе А. Островского, а в нашей с вами реальной действительности? Не стоит удивляться такой постановке вопроса, поскольку считаю этот спектакль вполне своевременным. Почему? Да потому, что таких вот ведомых, несамостоятельных типов – мечтателей, ушедших из реальной жизни, не понимающих и не принимающих ее, сегодня пруд пруди. В какой реальности живут многие современные подростки? Еще не зная азбуки, дома, на улице, в общественном транспорте они, никого не замечая, перебирают пальчиками по экранам мобильников. Играют не со сверстниками, не с куклами, а невесть с кем: уродцами, животными – сущностями «мобильного пространства». Довольны и дети, и родители, которых до поры до времени вообще не волнует, что именно из нереального мира и инфернальных событий их чада складывают свои впечатления о жизни. Беспокоиться начинают, только когда дети взрослеют.

Вдруг, открыв в любимых чадах эгоизм, жестокость, безразличие к ближним, мы рвемся выяснять отношения. Но детям этого уже не надо. Беседы по душам им заменили «компы»… Повзрослев, они обжились в СВОЕМ мире, другого знать не хотят!

Вы не замечали, как где-нибудь в парке на скамейке молодые люди часами сидят парами, но не разговаривают. Не задумывались, почему? Да потому что не умеют! Их не научили общению с себе подобными. Ирреальность уже одержала победу над реальностью. Впрямую по выражению Джона Леннона: «Чем реальнее становишься ты, тем нереальнее становится мир». Не напоминает ли вам это, скажем так, бегство Бальзаминова в дорогие сердцу грезы? Хорошо еще, что сны Миши не из компьютерной жизни. Он наивен, необразован, но не утратил доброты. Нынешние «беглецы в иные пространства» в большинстве своем не способны чувствовать чужую боль и вообще чувствовать рядом кого бы то ни было. Разве не вполне себе современная повестка дня для нас, взрослых?

…Финальный танец спектакля нереально заразителен. А в центре бесшабашного веселья блистает, конечно же, он, Миша Бальзаминов! И все это – будто сверхбытовое парение над придуманным автором комедии сюжетом. Такое бывает разве что… во сне. Или на сцене театра.

Вот и замкнулся композиционный круг. Танцевальная закольцовка как бы сводит художественное и смысловое содержание комедии воедино. Зрители заваливают артистов цветами. Артисты счастливо улыбаются, а прекрасные розы благоухают. Все радуются. Почему бы и нет? Герой комедии искал невесту? Он ее нашел? Да!!! Самую богатую! Значит, свадьба?

Нет, «Женитьба Бальзаминова», которому всегда будет мила лишь та, что намечтается...

P.S. За искусную постановку танцев – особое спасибо почетному деятелю искусств СК Е. Днепровской, а за музыкальное оформление – В. Романову. Будем с нетерпением ждать новой встречи с театром в новом сезоне.

Тамара ДРУЖИНИНА, заслуженный работник культуры РФ

Бегство Миши Бальзаминова, или Полеты во сне и наяву / Газета «Ставропольская правда» / 6 августа 2022 г.