Письмо

Письмо

«Берлин, 9 мая 1945 г.

Здравствуйте, дорогие Марусенька, Женичка, Количка!

Поздравляю я Вас с победой над лютым врагом! Теперь можно надеяться на скорую встречу, там уже поговорим про весь пройденный путь…

В настоящее время живу в квартире, сплю на кровати, укрываюсь пуховым одеялом, но все это как-то не так, хочется в Россию, повидаться со всеми».

Это письмо внучка солдата получила через семь десятилетий. Ольга Пересада обнаружила пачку сереньких потрепанных от времени конвертов среди старых семейных бумаг, хранившихся в скромном чемоданчике в дальнем углу старинного дубового шкафа. Сначала просто перехватило дыхание… Вот так находка! Встреча с дедом, которого не видела ни разу в жизни. Он умер в конце 45-го, едва вернувшись с фронта. Успел лишь увидеть маленьких сыновей. Один из них – ее отец, Евгений Николаевич, тот, кто в письме назван «Женичкой».

С детства о дедушке Николае Семёновиче она слышала в основном от любимой бабули Марии Игнатьевны. Отец в силу возраста – он в 45-м только пошел в первый класс – мало что мог рассказать. Но память в их семье жила всегда. Жила в портрете деда на стене бабушкиного дома на улице Станичной в Ставрополе. В орденах и медалях деда. В воспоминаниях старших поколений их дружного рода. В праздновании святого Дня Победы: Ольга Евгеньевна принимала участие в шествии «Бессмертного полка». А еще после обнаружения фронтовых писем ей захотелось как можно больше узнать о жизни деда. Учитывая, что и бабушки уже нет в живых, оставалось полагаться лишь на личные документы, которые нашлись в заветном чемоданчике. Постепенно к обрывочным воспоминаниям старших добавлялись все новые штрихи…

– Дедушка родился в Питере в 1904 году, судя по старой фотографии, семья в то время была достаточно состоятельная и образованная, – рассказывает Ольга Евгеньевна. – Прадед Семён Федулович занимался, по видимому, торговым делом. А дедушка совсем юным оказался в Ставрополе, где жили родственники. Какое-то время работал в селе Петровском, свидетельством чему фотография петровской футбольной команды «Шторм» 1925 года, в составе которой он со своими товарищами. Этот снимок сегодня хранится в Ставропольском краеведческом музее… Мне было очень интересно понемногу восстанавливать странички семейной хроники, и я начала составлять наше генеалогическое древо. Теперь будет что передать внукам.

В Ставрополе Николай Семёнович и Мария Игнатьевна Рощины занимались бухгалтерской работой в городских артелях. Последнее место работы деда – артель «Пищепром». На фронт попал не сразу: у него была «бронь» по болезни (которая еще даст о себе знать сразу после вой-

ны). Работал вплоть до начала немецко-фашистской оккупации в августе 1942 года. Здесь следы деда исчезают почти на год, вероятно, ему пришлось эвакуироваться, быть может, с какими-то документами его предприятия… Семья осталась в Ставрополе, и младший сын Коля родился в отсутствие отца. Они встретятся только после войны. А в 44-м начнут приходить первые солдатские конверты с фронта.

«3.09.44 г.

Здравствуйте дорогие Марусенька, Женичка, Колюнька…

Шлю привет с фронта, пока жив и здоров, письмо получил 29.08.44. Этот день у меня был особенный, можно сказать праздничный (по случаю получения долгожданного письма. – Ред.) Поздравляю тебя Марусенька и благодарю за все, знаю, что тебе сейчас нелегко, но нужно как-то пережить этот период тяжелого времени, люди живут в тысячу раз хуже, особенно на Украине, да и здесь в Польше, все кругом разрушено немецкими зверями, которые не оставляют даже крова, не говоря уже об остальном...

Надеюсь, конечно, что скоро покончим с немцами, и только тогда можно будет приступить к восстановлению своих личных дел, ибо сейчас война не позволяет делать этого. Конечно, если останусь жив, первым долгом буду рассчитываться со всеми, кто помог тебе и детям, а потом все остальное.

Напиши, какого числа и месяца родился Колюнька? Ведь ему годок. Наверное ходит и лопочет что-нибудь. Как здоровье Женички? Наверное, шалун большой? Любит ли братика? Как старики? Как твое здоровье?..»

Обычное письмо… Простые слова, пронизанные любовью и беспокойством за жену и детей. Есть в этих строчках одна особенно поразительная – «Конечно, если останусь жив…». Какая удивительная солдатская мудрость в этом, какое четкое, глубинное понимание, что доживут до Победы не все. А еще не могут не взволновать скупые упоминания об Украине и Польше, где «все кругом разрушено немецкими зверями»… Помнят ли об этом Польша и Украина?!

Еще с детства, когда вместе с бабушкой рассматривала старый семейный альбом, Ольге врезались в память вложенные среди фотографий три немецкие цветные открытки на матовой бумаге. Эти иллюстрации к сказке «Пряничный домик» дед прислал из Германии для сына Жени, который уже научился читать и писать, готовился к школе. Эти открытки упоминаются в письме, написанном Николаем Семёновичем персонально сыну:

«Действующая армия, 5.03.45 г.

Здравствуй дорогой сыночек Женичка!

Письмо твое получил, очень рад, что ты уже умеешь сам писать мне письма. Пиши почаще, не ленись, буду отвечать тебе, также не буду лениться. Давно, сынок, я не видел тебя и очень по тебе соскучился.

Вот скоро разобьем немцев, тогда кончится война и, если все будет благополучно со мной, приеду к тебе, и снова по-прежнему заживем по-хорошему, будет и на нашей улице праздник.

А пока слушайся старших, которые любят тебя и за тебя беспокоятся. Помогай по хозяйству, учись понемногу читать и писать, если нет бумаги, я тебе вышлю. Смотри за братцем Колюшей, не обижайся на него, когда он бьет тебя, ведь он маленький, а ты большой.

Передай привет Дедушке и Бабушке, а также всем остальным.

В подарочек за письмо посылаю тебе картиночки, по которым нужно уметь рассказывать сказочки, если разгадаешь, как называется эта сказочка, то напиши мне, я пришлю новые.

А пока крепко, крепко целую тебя, твой Папа».

Среди 12 сохранившихся фронтовых писем три были написаны сыну. В ходе дальнейших поисков Ольга Евгеньевна нашла трудовую и красноармейскую книжки, военный билет дедушки, где записан он как старший сержант 3-го стрелкового батальона. Отсюда узнала, когда и где он родился, на какой улице в Питере жил, что окончил 6 классов – по тому времени весьма солидное образование. Удалось восстановить его боевой путь (воевал на 1-м Белорусском фронте). Среди полученных наград – медаль «За отвагу», орден Славы 2 и 3-й степени, орден Красной Звезды. Был также представлен к медалям за освобождение Варшавы, Берлина, Германии, но получить их не успел… На сайте Минобороны РФ нашла наградные листы с описанием эпизодов, за какие подвиги награжден. Так вставали перед ее глазами живые картины фронтовой службы старшего сержанта Николая Рощина… Боевой путь его пролегал с Украины до самого Берлина.

Ольга Евгеньевна с волнением в голосе читает строки из одного наградного листа: «1.05.45 г. во время штурма одного из кварталов Берлина путь нашей пехоте преграждал пулеметный и автоматный огонь, который вел противник из укреп-ленного дома. Товарищ Рощин находился в первой стрелковой роте, которой командовал гвардии старший лейтенант Мишин. Роте было приказано овладеть домом, в котором засели гитлеровцы. За отсутствием командира взвода тов. Мишин поручил возглавить ее Рощину. С группой бойцов из восьми человек зашли в тыл противника, ворвались в дом и завязали рукопашный бой. Благодаря умелому руководству боем и личной отваге дом был полностью очищен от гитлеровцев. Отважные гвардейцы при этом истребили 17 гитлеровцев и 14 взяли в плен».

Из далекого небытия постепенно проявлялся перед нею образ дорогого Солдата, которого прежде видела лишь на портрете у бабушки. А вот газета «Красный воин» за 11 августа 1944 года. Статья «Слава отважным» публикует список награжденных, в том списке 29-й идет фамилия гвардии сержанта Рощина. Эту армейскую газету дед прислал бабушке, и она берегла ее долгие десятилетия, чтобы теперь эти строки могли прочитать внуки и правнуки. Каждое из 12 писем Ольга Евгеньевна сегодня помнит практически наизусть. За каждой строкой виден человек, его характер. Почерк хороший, разборчивый. Очень ласково обращается к жене и детям. Младшего сына он увидел, только придя с фронта, а до этого – на фотографии.

– Я нашла фотографию молодой бабушки с моим отцом, ему на ней года четыре. А вот еще дети сняты отдельно. Мальчики здесь такие нарядные, с галстуками-бабочками, им бабушка сама сшила, а малыш даже в пиджачке и шортах… Знаете, я не просто узнала много нового, я полюбила дедушку, занимаясь этими материалами, вчитываясь в них. Только лично встретиться нам было не суждено. Болезнь его буквально съела вскоре после Победы, это на фронте он держался, там не до болезней было. Вернулся в августе 45-го, а уже в декабре умер.

Ольга Евгеньевна отсканировала все фронтовые письма: долгие десятилетия они лежали в закрытом чемодане в темном месте, а теперь на свету есть опасность утратить и так побледневшие от времени карандашные тексты. Жаль, что нет ни одной фотографии дедушки в военной форме и ни одной – вместе с бабушкой. Это грустно. Но письма эти уже никогда не будут утрачены, будут их читать правнуки и воочию представлять, как там было – на войне. Удивительным настроением проникнуты строки, написанные после Победы, в июне 45-го, адресованные сыну: «Как, сынок, дела с учебой? Собираю тебе карандаши, ручки и бумагу, надеюсь обеспечить тебя на первое время. Я получил твои картинки. Вот за это молодец, хорошо нарисовал! Любо посмотреть, товарищам похвалиться. (Так и видится картина собравшихся бойцов, которым отец с гордостью показывает рисунки дорогого Женечки. – Ред.) Я живу сейчас далеко от тебя в большом городе на реке Эльба. Здесь много клубники, черешни, так что кушаю ягоды в этом году до отвала. Тем более здесь же вставил себе зубы, так что по зубам ты меня не узнаешь! Но я думаю, ты меня узнаешь и так, хотя я уже седой…». Седым стал сержант Рощин в свои 40 лет!

Важную миссию выполнили внучка Солдата и ее сыновья: имя деда прежде не было внесено в Книгу памяти Ставропольского края, теперь справедливость восстановлена, материалы переданы краевой библиотеке им. М.Ю. Лермонтова, которая владеет электронной версией книги, и имя Николая Рощина заняло в ней достойное место. Семья также передала эти данные на сайт Министерства обороны РФ. Страна должна знать своих героев.

В День Победы Ольга Евгеньевна и ее дети обязательно пройдут с портретом деда в рядах «Бессмертного полка». А потом за традиционным праздничным столом вновь перечитают эти бесценные письма из прошлого. И как миллионы других потомков скажут еще не раз: «Спасибо деду за Победу!».

Наталья БЫКОВА

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой… / Газета «Ставропольская правда» / 6 мая 2022 г.