© Фото: Виктор Середа

Куда ежедневно деваются тонны отходов из наших городов? Часто задумываетесь? Интерес к мусорной теме все чаще терзает умы не только полигоноборцев и последователей идеологии zero waste (ноль отходов), но и обычных граждан.

Внести ясность призвана реформа отрасли обращения с отходами. Пока всевозможные эксперты дают ей то резкие, то лестные характеристики, население присматривается к видимым изменениям. А то, что остается «за кадром», продолжает быть источником сомнения.

О станциях сортировки слышали все. В их существование некоторые упорно отказываются верить, а безапелляционное «все равно на общую свалку» продолжает возбуждать общественное мнение. Пытаетесь спорить? Готовьтесь услышать: «Сортировка? Вы ее сами-то видели?». Прекратить бесконечную перебранку можно единственным способом – приехать, увидеть и рассказать. Что мы и делаем.

Этой весной Региональный оператор «Жилищно-коммунальное хозяйство» объявил о запуске двух крупных комплексов по сортировке и переработке твердых коммунальных отходов (ТКО) на юге Ставропольского края. Как сообщили в компании, через линии планируется пропускать порядка 400 тысяч тонн отходов в год. Чем больше будет отобрано вторсырья, тем меньше попадет на полигоны и в огненное горнило мусоросжигательного завода.

Кстати, совсем недавно в ходе визита на Ставрополье пятигорский сортировочный комплекс посетила глава Росприроднадзора РФ Светлана Радионова (на снимке), отметив его разительный контраст по сравнению со старой линией сортировки на мусоросжигательном заводе. За такими объектами будущее.

– Мы создаем современную систему обращения с ТКО, которая напрямую влияет на экологические показатели. Это крайне важно для Ставрополья, а тем более для региона, где расположены курорты и формируются лечебные минеральные ресурсы, – поясняет директор компании «ЖКХ» Геннадий Ртищев. – Задача каждого такого комплекса – принять весь поток отходов, который раньше шел на захоронение и сжигание, и вернуть в оборот ценные компоненты для переработки. Кстати, мы берем на вооружение цифровые технологии, и вы сами в этом убедитесь.

Основным поставщиком оборудования и программного управления для

сортировочных комплексов выступила группа компаний «Мегалион». На их счету 10 лет опыта работы и полсотни созданных с нуля аналогичных объектов в России и ближнем зарубежье.

От базовых настроек – к широким возможностям

Первым начал возводиться объект в Невинномысске, рядом с действующим полигоном. Вслед за ним на территории Пятигорского теплоэнергетического комплекса выросла самая крупная на юге Ставрополья сортировочная станция. Они уже запущены и выходят на проектную мощность.

По словам коммерческого директора ГК «Мегалион» Станислава Сорокопуда, оба ставропольских объекта – разработка оригинальная. Регоператор сразу занял принципиальную позицию: не просто учесть ландшафт, логистику, экологические требования, но и идти с прицелом на трансформацию отрасли. Пришлось соответствовать ожиданиям.

Первое – тотальная цифровизация, то есть для интеллектуальной программы комплекса сортировки мало управлять работой предприятия. Предстоит интеграция с единым центром управления регионального оператора, чтобы под контролем было все – от контейнеров и спецтехники до технологических процессов на всех объектах.

Второе – развитие переработки. Если сегодня компания «ЖКХ» ставит цель отбирать пять полезных фракций, то завтра их может стать пятнадцать. И комплекс должен быть готов расширяться, насыщаться новым оборудованием, наращивать мощности и внедрять новые технологии. Планы есть, связаны они с введением переработки органики в технический грунт, внедрением пиролиза и производством плитки из вторичных полимеров и песка.

Третью задачу – экологичность и безопасность объектов – решал сам регоператор. Предусмотрены специальные желоба и герметичные резервуары, чтобы фильтраты не просачивались в почву. Сооружены уловители мусора. Детально продумана эргономика площадок для хранения вторсырья и размещения техники.

© Фото: Виктор Середа

Сортировка – лучше один раз увидеть

Пятигорск, территория ПТЭК. У дверей в огромный металлический ангар встречают, выдают жилет, каску и проводят инструктаж по правилам соблюдения безопасности на площадке: держаться в стороне от конвейеров, аккуратно передвигаться по лестницам и в целом быть внимательными. Шутка ли, каждый час 15 тонн отходов проходит через сортировку.

Внутри все движется, шумит, стучит. Блещут оранжевыми бортами больше десятка конвейеров. Мусорная пестрота быстро уносится в недра белых кабин. Сразу понять, что и куда едет на лентах, непросто. Поэтому «экскурсия» начинается с внешней площадки, где происходит выгрузка отходов.

Никаких куч и навалов – мусоровозы после весового контроля извергают содержимое в довольно глубокий бетонный бассейн. Две железные шестипалые клешни-манипулятора хватают и несут отходы на подающий конвейер. Поток уходит в проем ангара, а мы возвращаемся в шумный цех.

Первая на пути мусора – кабина предварительной сортировки. Здесь идет ручной отбор крупных фрагментов. Отделяются картон, полиэтиленовая пленка и случайно попавшие тяжелые строительные отходы. Вскрывать тщательно завязанные мусорные пакеты сортировщикам не приходится. В линию встроены специальные шредеры-разрыватели, которые высвобождают содержимое для сортировки.

Следующий конвейер поднимает весь поток на пятиметровую высоту, на сепаратор (на снимке). Зубчатые линейки пережевывают и отсеивают мелочевку, которая сыплется на следующую резиновую дорожку. Мощный магнит извлекает из массы мелкие металлические предметы и сбрасывает с транспортерной ленты в отдельный бак.

Все что остается едет в основную

сортировочную кабину. Забираемся по лестнице в вагончик. Конвейер идет через все помещение, освещение сфокусировано на движущуюся ленту. Работает мощная вентиляция – дело, сами понимаете, чем пахнет. Все экипированы, на лицах респираторы, на руках перчатки. У каждого работника своя задача и своя большая квадратная ячейка – не промахнешься, главное, не потерять внимания к концу смены. Внизу под ячейками в большие сетки падает пластик, гремят жестяные банки, шуршит бумага.

Завершается процесс сортировки прессованием. Пэт-бутылки и полиэтиленовые флаконы и канистры, перед тем как пустить под пресс, прогоняют через специальный модуль с шипами, которые прокалывают даже толстый пластик. Из-под пресса выходят аккуратные «кирпичи»-кипы, готовые к отгрузке на переработку. Оборудование надежное, австрийское, за час способно выдать до 26 кип. Кстати, самая тяжелая вовсе не из металлического вторсырья. Первенство по плотности и массе у полиэтиленовой пленки – прессуется до каменного состояния и весит до полутонны.

Движение не останавливается. А руководство регионального оператора заявляет о намерении двигать отрасль дальше, участвуя в глубокой модернизации мусоросжигательного завода.

«Умные» технологии и простое человеческое

Самое время познакомиться с электронным «мозгом», который держит под контролем весь комплекс и каждый технологический процесс в отдельности. Центральный пункт управления находится в застекленной кабине с полным обзором всей сортировочной линии. Табло сенсорное, на нем видно, с какой нагрузкой работает тот или иной блок.

Каждый агрегат имеет и свой шкаф управления, но у диспетчера возможности куда шире: централизованно регулировать скорость конвейеров, задавать автоматические режимы рабочих циклов и пауз, а в случае необходимости производить аварийную остановку как всей линии, так и отдельного участка.

Чтобы исключить пресловутый человеческий фактор, внедрена «умная» система: в случае внезапного перегруза «мозг» мгновенно отреагирует запуском алгоритма аварийного отключения, оповестит звуковым сигналом и проинформирует на табло. Но главное – все-таки люди, которые здесь работают. Те кто строит, управляет, сортирует и обслуживает, чтобы нам было удобно жить и не думать о мусоре. Они работают здесь и сейчас, собственными руками создавая фундамент отрасли, пока кто-то ожесточенно спорит и сеет сомнения.

Вот такая зарисовка получилась с современного мусоросортировочного комплекса. Все по-честному, только реалии.

Виктор СЕРЕДА

Как отправить полигоны на свалку истории / Газета «Ставропольская правда» / 28 апреля 2021 г.