© Фото из архива реабилитационного центра «Новая жизнь»

Так случилось, что в моей жизни были люди хорошо выпивающие. Но даже сейчас не могу назвать их алкоголиками. Клеймить как-то не с руки. Не приучены мы к этому. А может, надо было бы… Все было бы проще. И это, как я поняла совсем недавно, самая большая ошибка – и этих людей, и нас, их друзей и знакомых. Не говорить и не принимать правду, какой бы горькой она ни была.

Понимание пришло в реабилитационном центре «Новая жизнь», который, кстати сказать, действует на Ставрополье более 12 лет. Сейчас центр работает в Шпаковском районе в селе Сенгилеевском.

Учредители центра, их трое, были во время моего визита максимально откровенны. Как, впрочем, максимально открыт и сайт «Новой жизни». Он начинается с того, что предлагает: «Задайте любой вопрос». Я, конечно, сильно сомневаюсь, что любые вопросы будут задавать алкоголики и наркозависимые. А вот для их родных ситуация вполне адекватная. Можно узнать и стоимость реабилитации, и возраст тех, кого принимают в центр – от 16 до 65 лет, – и какие документы нужны – всего-то паспорт в копии и страховой медицинский полис. Да, плюс веяние времени – результаты теста на ковид. А еще раз в месяц такой тест повторяют в самом центре плюс анализ на ВИЧ. Договоры с медицинскими учреждениями действуют. А пребывание в центре полностью анонимное. Здесь обращаются друг к другу по именам. Родственники приезжают раз в месяц. А вот посылки и сумки с едой и сигаретами – без ограничений.

Причем, и это нужно подчеркнуть особо, центр «Новая жизнь» не медицинское, а реабилитационное учреждение. Оно действует по принципу, сформулированному давно епископом Алоизиусом Джозефом: «Помощь одного наркозависимого другому обладает ни с чем не сравнимой терапевтической ценностью».

Это я к тому, с чего начала. Нам трудно понять психологию человека, который уже сломлен наркотическим или алкогольным недугом. А реабилитация – это большой труд, не меньшая боль, сопротивление самому себе. Бывают ли срывы у пациентов центра? Наверное, да. Потому что «Новая жизнь» по окончании реабилитации выдает сертификат на бесплатный повторный курс, если срыв случится. Но такие случаи единичны. 70 – 75 процентов тех, кто проходит полный курс реабилитации в центре, никогда не возвращаются к алкоголю и наркотикам. Результатам могут позавидовать самые именитые клиники.

Как это стало возможным? Все три учредителя прошли по такому же пути, сейчас без стеснения рассказывают об этом. А это, на мой взгляд, гарантия на будущее и самого центра, и его резидентов. И еще залог того, что они точно знают, как людям помочь с наибольшей эффективностью. В центре меня пригласили на занятие. Так вот, один из учредителей прервал рассказ одного парня как бы неправильным вопросом: «Ты зачем врешь и кому?». И парень, помявшись, ответил: «Себе».

В Сенгилеевское центр перебрался недавно. До этого дислоцировался в другом районе. А тут условия показались райскими. Бывшая база отдыха в 600 квадратных метров со всеми удобствами на берегу озера. Даже бассейн есть. Искали именно такое уединенное место. Что скрывать, местные жители не всегда рады такому соседству.

Сейчас в центре немногим более десяти человек. Вроде им не позавидуешь. Дверь на замке. Из 24 часов в сутки занято 23 часа 20 минут. Сон, подъем, зарядка, холодный душ, занятия, работа над собой и общественные обязанности. Да, еще есть 12 десятиминутных перекуров. Сурово? Да. Но по-другому нельзя. И вот что удивительно: у кого бы я ни спрашивала, никто из ребят не жаловался и никто не собирался уходить. Я не сразу поняла, что это потому, что у них у всех появилась уверенность в том, что жизнь начинается снова. Насильно никого здесь не держат: не нравится – уходи. Но вот проблема в том, что ушедшие и сорвавшиеся в «вольной» жизни звонят и просятся назад, в «Новую жизнь»

© Фото из архива реабилитационного центра «Новая жизнь»

Думаю, что многие находят здесь и свой путь к Богу. Деятельность центра благословил митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл и отец Игорь (Подоситников), помогают многие другие общественные организации. Это позволяет небольшое количество заблудших душ в центр принимать бесплатно.

И при всем при этом штатных сотрудников в центре очень немного. Основной состав – консультанты, волонтеры и стажеры – те, кто прошел в центре реабилитацию и остался помогать другим. Сколько нужно прожить, не будем скрывать, в суровых условиях «Новой жизни»? Для каждого свое время. Специалисты говорят, что оптимальное время – полгода, но можно справиться и за три месяца. А потом еще не менее трех месяцев уйдет на адаптацию к нормальной жизни. Вот и не спешат стажеры покидать реабилитационный центр. А тем, кто ушел, нужно посещать занятия групп «анонимных алкоголиков», ведь методика реабилитации в центре основана на принципах этой организации, которая доказала свою эффективность на протяжении нескольких десятилетий. Но не будем забывать и о том, что, поднявшиеся с самого дна, эти люди, скажем так, ощущают потребность помочь другим. Странный случай, но этот реабилитационный центр помогает даже тем, с кем не смогла справиться официальная медицина.

«Новая жизнь» сотрудничает со многими работодателями. У нее есть возможность устроить своих выпускников на работу и тем самым помочь им адаптироваться в социуме.

В центре много пишут. В тетрадях, на досках, в маленьких записочках. Пример: «Дима, если курит, 1000 приседаний». «Да вы звери какие-то», – возмущаюсь я. Зря возмущаюсь. Дима сам попросил себе такое наказание, очень хочет бросить курить. Летом режим попроще. Во дворе можно и в волейбол поиграть…

А еще тут много названий и слов, о смысле которых ни с первого, ни со второго раза не догадаешься. И много общественных обязанностей. Есть животновод. Как ни напрягай мозги, что может делать животновод в закрытом помещении, не догадаешься. Оказывается, он должен накормить местную кошку и убрать остатки еды. А вот не справляется. Кормить-то кормит, а с уборкой проблемы. Ее, как и все остальные, обитатели центра обсуждают все вместе на ежедневном собрании или занятии, как хотите. Животновода не особо ругали, но нашли выход: теперь он будет отмечать свою работу на специальном листочке. И ему, и всем остальным видно. Есть еще «светлячок», в его обязанностях включать и выключать свет, следить за экономией электроэнергии.

И еще о писанине. В центре отслеживается недельная динамика каждого резидента, ведется мониторинг заданий, которые он получает, сам резидент ведет рабочий журнал и так далее, и тому подобное...

Во всех помещениях центра – чистота. Кто-то из учредителей принес из армейской службы понятие «ПХД» – парково-хозяйственный день. Это день генеральной уборки. Святое. Особое внимание и к заправленным кроватям. Они как по струночке. Специалисты утверждают, что первый признак срыва – незаправленная кровать (тут я на себя посмотрела весьма критически). Отдельно нужно сказать о кухне и готовке. Ребята сами готовят. Даже те, для кого яичница до того была кулинарным шедевром, научились прилично кашеварить. Помогают советами и не только опытные резиденты. Сейчас в центре одна девушка, уж она-то, подумала я, готовить-то может. Оля смеется:

– Кофе был моим верхом совершенства, сейчас учусь.

Особых изысков в центровской кулинарии , конечно, нет. Но рацион расписан на неделю. Съестное закупается тоже на неделю. Если каша, то обязательно с фруктами или джемом. Борщ или суп – на бульоне. В четверг, как учили еще в СССР, – рыбный день. Молочка не переводится. Стараются только, чтобы не было сильно жирного – для здоровья плохо. Антон, например, он избавляется от наркомании, набрал на таких харчах десять килограммов за месяц, приехал в «Новую жизнь» сильно истощенным. А еще помогают друзья и знакомые учредителей, «подкидывают» вкуснятинку.

Занятие, на которое меня пригласили, оставило двоякое впечатление. Поразила абсолютная откровенность его участников несмотря на присутствие постороннего человека. По словам одного из резидентов, раньше он «жил в дерьме, одна мысль была: достать наркотики и принять их». На таких занятиях ребята учатся не бояться того, что кто-то узнает, что они были наркоманами (ведь это в прошлом), учатся понимать себя и свои чувства, учатся новой жизни.

Оля говорит, что благодаря тому, что попала в центр, она осталась жива. Хотя как здесь очутилась, не помнит. Думает, что, наверное, определили родители. Как дошла до жизни такой, вспоминать не хочет.

– Проснулась, – вспоминает она, – не пойму где. Незнакомые люди. Говорю: «Вызовите мне такси!». Потом бунтовать пыталась…

– А сейчас хочешь уехать? – спрашиваю.

– Нет!

Она не скрывает, что жизнь прожила взбалмошно, девочкой, которой все было дозволено. Два высших образования. Но и выпивку, и наркотики воспринимала, как ту же вседозволенность. Сейчас, как говорят, у нее есть возможность «с головой поработать».

Здесь говорят: «десять дней чистоты», «сто дней чистоты». Это дни без наркотиков и спиртного. В день моего визита сто дней чистоты отмечал Стас. Алексей, когда понял, что со своей бедой не справится, сам попросился в центр. Сначала показалось сурово. Потом разобрался, что к чему. У каждого резидента есть свой функционал. Нашлось и ему дело. Сейчас Алексей – шеф дисциплины, он помогает и себе, и другим резидентам.

Но как же совсем без лечения? Не совсем. Хотя это и не совсем лечение. С ребятами два раза в неделю (но целый день) занимается психолог Виктор Малахов. Он магистр психологии, член Европейской профессиональной психотерапевтической лиги. В центр его порекомендовали предыдущие пациенты, а их за годы практики было немало. В его арсенале тренинги, групповые и индивидуальные занятия. По словам В. Малахова, успех центра основан на том, что работает он не с медикаментами, а с личностями. Этакая точечная психотерапия и психокоррекция, в ходе которых человек сам с собой знакомится и сам себя мотивирует лечиться. А в итоге – это целенаправленная работа на изменение личности. Что и требовалось доказать.

…Учредители особого дохода от работы центра не получают, у каждого из них есть свое дело, которым они зарабатывают на жизнь. Пока только вкладывают – в велотренажер, в систему видеонаблюдения, в новую пожарную сигнализацию… И очень надеются на государственную поддержку. Она очень нужна. И не им. А тем людям, которые не знают об этом реабилитационном центре и не верят в возможность реабилитации. И поэтому они хотят, чтобы о центре «Новая жизнь» знали как можно больше людей. И о том, что это реальный шаг на пути к счастью.

Шаг на пути к счастью: реабилитационный центр «Новая жизнь» / Газета «Ставропольская правда» / 19 марта 2021 г.