Роман Савичев

Роман Савичев

Министерство сельского хозяйства РФ подготовило законопроект, цель которого изъятие в пользу государства так называемых «бесхозяйных» земель. Причем без суда либо в упрощенном порядке судопроизводства. Таковых земель, выведенных из оборота, по подсчетам министерства, 15,3 млн га (!), что составляет около 7 процентов от всей площади сельхозугодий в стране. Однако, проблема заключается в том, что у многих «позабытых» участков все-таки есть собственники, с которыми государству так или иначе придется договариваться. О плюсах и минусах этого документа — комментарий известного в нашем регионе эксперта Романа Савичева, Героя труда Ставрополья, генерального директора ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Проблема возвращения в оборот миллионов гектаров заброшенных земель — суперактуальная для России, – отмечает Роман Савичев. – Во-первых, это дополнительный ресурс для экспорта сельхозпродукции, в первую очередь зерна. А во-вторых, обрабатываемая земля — это востребованные рабочие руки, инфраструктура и новая жизнь для умирающих деревень. Но, разумеется, проблему эту надо решать комплексно.

Инициатива Минсельхоза, о которой идет речь, родилась в результате заседания Государственного совета РФ (в декабре 2019 года), где обсуждались вопросы развития сельского хозяйства. Президент России Владимир Путин поручил Правительству, в частности, подготовить законодательную базу, которая бы упростила возвращение в оборот сельхозугодий, находящихся в долевой собственности, а также утвердить госпрограмму «эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса РФ». Часть поручений была выполнена, но вот вопрос разработки механизма возврата в оборот заброшенных земель «завис» и пока находится в стадии законопроекта. Предчувствую, что ему предстоит тернистый путь в коридорах Госдумы — уж очень болезненная и юридически сложная тема… А теперь о сути поправок, предлагаемых Минсельхозом РФ в закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Во-первых, он хочет ввести в законодательство новый термин «бесхозяйная земля». Таковою будут признаны участки, собственники которых неизвестны, либо они отказались в силу каких-нибудь причин от владения землей (а такое случается нередко). В перечень «бесхозяйных» также попадут земли, которые к началу 2025 года не будут зарегистрированы в Едином государственном реестре прав недвижимости. Такие участки, по мнению Минсельхоза, должны перейти в собственность муниципалитетов в упрощенном порядке особого судопроизводства, либо даже без суда — путем постановки на учет в соответствии со статьей 225 Гражданского кодекса.

Во-вторых, предлагается кардинально решить проблему неиспользования земли, находящейся в общедолевой собственности: собственников таких участков обяжут произвести выдел доли до 1 января 2024 года. В случае нерешения этого вопроса в срок, гражданин потеряет право собственности на землю (согласно статьи 238 Гражданского кодекса).

В-третьих, значительную часть заброшенных земель можно смело назвать выморочным имуществом — их собственники умерли, а наследников не видно на горизонте. Это еще одно предложение Минсельхоза — забрать такие земли в пользу местных властей, причем для осуществления процедуры не нужно будет даже обращаться в суд. Статья 1151 Гражданского кодекса «Наследование выморочного имущества» автоматически делает собственником такой земли государство.

Я назвал основные схемы изъятия «бесхозяйных» земель, фигурируемые в законопроекте. А теперь обратимся к подводным камням. Мне как юристу хорошо известно, что сегодня для любого муниципалитета — большая головная боль взять в собственность невостребованные земельные доли. Действующий порядок таков, что в большинстве случаев это невозможно : где искать ответчика — недобросовестного собственника, чтобы пригласить его в суд? К тому же, он может находиться за тысячи километров от заросшего бурьяном участка, завещанного ему дедушкой. Таких случаев много, но гораздо чаще халатный собственник «бесхозяйной» земли живет тут же, в деревне. И, как правило, такие люди юридически безграмотны, поэтому предложение Минсельхоза изымать их земли в упрощенном порядке судопроизводства или вовсе без суда больно ударит по этой категории граждан и, безусловно, вызовет протесты правозащитников. Или такая простая ситуация: человек работал где-нибудь на Северах, приехал домой — а его земля отошла государству как выморочная. Думаю, необходимо в обязательном порядке предусмотреть в законопроекте механизм обжалования решения властей, которые, чего греха таить, могут не только ошибаться, но и допускать откровенные злоупотребления, особенно когда речь идет о распоряжении чужой собственностью.

У этой проблемы есть еще один немаловажный аспект. Допустим, глава какого-нибудь сельского поселения выявил 100 га «бесхозяйной» земли, оформил ее в собственность муниципалитета, а что дальше? Где гарантия того, что эта земля в дальнейшем будет эффективно использоваться да и вообще использоваться? У нас на Ставрополье (и на юге страны в целом) не стоит вопрос, куда пристроить землю: практически всю её, аккумулированную в районных фондах перераспределения, сдают в аренду фермерам либо агрохолдингам. А во многих районах свободной земли вообще нет. Но ведь Россия — большая. В той же Средней полосе много вымирающих деревень и огромные массивы земли, уже заросшей кустарником, которую власти на местах будут вынуждены взять в собственность как «бесхозяйную». Что они будут делать с этой землей, кому сдадут в аренду, если в иной деревне доживают свой век трое стариков и пять старух?! Крупным агрохолдингам эти земли вряд ли нужны: там требуется вкладывать огромные деньги в рекультивацию, обустраивать инфраструктуру.

Однако, поручение Президента все-таки нужно выполнять. Как? Это вопрос чистой экономики. «Бесхозяйную» землю можно без труда вовлечь в оборот, если для тех, кому предстоит возделывать эту землю, будут созданы все необходимые условия : благоприятная среда, позволяющая развиваться малым фермерским и подсобным хозяйствам. И здесь уже карты в руки государству.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО