Со времен освоения Кавказа он привлекал внимание не только военных и политиков, но также ученых, исследователей, художников… Среди путешественников, посетивших Кавказские Минеральные Воды и Ставрополь в первой половине ХlХ века, видное место принадлежит швейцарскому французу – археологу, натуралисту, геологу Фредерику Дюбуа де Монпере. А результатом его поездки стало издание шеститомного труда: «Путешествие вокруг Кавказа…» (Париж, 1839-1843 гг.).

© Фото: из архива газеты «СП»

На всем, несомненно, экзотическом пути ученого ждали немалые трудности и самые различные переживания, радостные научные открытия и интересные, запоминающиеся встречи. Ведь на Кавказе уже тогда можно было в дороге или на почтовой станции, одиноко стоящей вдали от цивилизации, встретить людей с необычной биографией. Об одном таком знакомстве, переросшем в дружбу, сегодняшнее повествование.

Весной 1833 года, находясь в Симферополе, Дюбуа обратился с письмом к командующему Отдельным Кавказским корпусом, генерал-адъютанту барону Г. Розену: «Совершая научные путешествия по югу России и по Кавказу, при ходатайстве Королевской Академии Берлина, я имел счастье добиться бесплатного и непосредственного покровительства Его Императорского Величества… После беглого осмотра Украины и Крыма я готовлюсь проехать через несколько дней по Кавказу, отправившись из Севастополя в Сухум-Кале. Я рассчитываю начать мои поиски на берегу моря, направляясь мало-помалу внутрь страны… Беру на себя ответственность просить о милости дать местным властям губернии необходимые указания, чтобы облегчить мое путешествие…». В то время подобные обращения к властям беспокойного региона были вполне обычны, порой просто необходимы в целях безопасности в дальних странствиях.

Согласие было получено, и Дюбуа на бригантине «Нарцисс» отплыл в Геленджик, где задержался в ожидании судна до Сухум-Кале. Наконец 17 июня (ст. стиль) на шхуне «Вестник» Дюбуа отправился в двухмесячное плавание вдоль Черноморской береговой линии. Плыли не торопясь, с остановками. В укреплении Бамборы французу в качестве переводчика представили рядового 44-го егерского полка Сергея Кривцова. Пройдя сибирскую каторгу и поселение, декабрист еще в 1831 году был переведен на Черноморское побережье. Дюбуа сразу пришелся по душе этот немного медлительный, излучавший радушие солдат. К тому же, к его удивлению, оказалось, что Кривцов в молодости два года проучился в Швейцарии в Гофвильском пансионе, недалеко от Берна. У собеседников нашлись даже общие знакомые. Словом, они очень быстро подружились.

Следующая их встреча произошла уже в Тифлисе в конце мая 1834 года, где проездом к новому месту службы – в Ставрополь – останавливался Сергей Иванович. В Тифлисе Дюбуа ждало знакомство еще с одним декабристом – известным писателем Александром Бестужевым-Марлинским, рядовым 1-го Грузинского линейного батальона. Можно лишь догадываться, как много сведений о политической, культурной жизни России почерпнул путешественник в беседах с этими «рядовыми» солдатами… Дюбуа де Монпере, в течение года исследовавший Закавказье, покинул Тифлис почти одновременно с Кривцовым. Переехав Кавказские горы, ученый ненадолго задержался во Владикавказе, а затем прибыл на Кавказские Минеральные Воды. О своем пребывании здесь он писал: «Ничто не может так удивить геолога, как совокупность картин природы, открывающихся по мере приближения к Пятигорску, так как дорога идет то по однообразной равнине, то среди гор. Мы прибыли в Пятигорск 8 (21) июня… Измученный лихорадкой, я оставался в Пятигорске в течение многих недель, но это не помешало мне совершить интересные прогулки».

Из района Бештаугорья Дюбуа проследовал через Ставрополь, Екатеринодар в Тамань, переплыл через Керченский пролив и возвратился в Крым. Кавказское путешествие закончилось.

А три года спустя, весной 1837 года, в Ставрополь из далекого Парижа пришло письмо на имя Сергея Ивановича Кривцова, фейерверкера 20-й артиллерийской бригады. Он с волнением прочитал эмоциональные строки на французском:

«Мой дорогой Господин!

Вы совсем не ожидаете, что бедный Художник из Бамбор, из Редут-Кале, из Тифлиса адресует вам несколько дружеских строк из столицы Франции! Нельзя ни в чем поручиться в этом мире, но, если это небольшое количество слов до вас дойдет, рассматривайте его как выражение интереса и симпатии к вам с моей стороны… Сколько бы я отдал за возможность быть с вами в походе… Но я в настоящий момент весь в ожидании возможности начать публикацию отчета о моем путешествии… Расставшись с вами, я не переставал путешествовать по миру, после нашего расставания весной 1834 года в Тифлисе я провел лето в Крыму и зиму в Литве. Я провел весну 1835 года в Берлине, а лето в Швейцарии. Я нашел Шарля Годша (очевидно, какой-то общий знакомый Дюбуа и Кривцова. – Ред.) женатым, и с радостью передал ему ваши воспоминания… И в эту зиму 1836-1837 годов я поехал посмотреть, что это за знаменитый Париж… Прощайте, мой дорогой Господин, будьте счастливы, и если я еще раз свалюсь вам на голову, пусть это послужит вам доказательством, что Кавказ имеет свои красоты, свою привлекательность, которую не найдешь в другом месте, и что мне там было так хорошо, что я по нему скучаю. Не забывайте абхазского странника и примите мою благодарность за доброту, с которой вы ко мне отнеслись. Имею честь быть вашим преданным любящим вас Фредериком Дюбуа. Париж. 10 февраля 1837 г.».

Мы не знаем, как долго продолжалась дружба Фредерика Дюбуа де Монпере с Сергеем Кривцовым. Приведенное выше письмо, обнаруженное автором в московском архиве, только подтверждает их переписку. Одно можно с уверенностью сказать: как и многие другие знавшие французского ученого-путешественника, Кривцов несомненно горевал о кончине друга в 1850 году. В некрологе, написанном академиком М. Броссе (газета «Кавказ», 1850 г., 28 июня), Сергей Иванович прочитал: «…Драгоценнейшее право его из уважения России, которая может с основанием считать его в числе своих ученых, дает ему «Путешествие по Кавказу», плод его личных исследований, от половины 1833 года и до конца 1834 г. Дюбуа не побоялся предпринять такое путешествие, справедливо почитавшееся в то время опасным, один, с помощью только частных средств своих; он почерпнул для этого силы в энергии своего характера… К несчастью, к нравственным волнениям его жизни присоединились припадки перемежающейся лихорадки, которую он схватил в Закавказье и от которой мог избавиться не иначе как трудными и решительными средствами, нанесшими удар его крепкому сложению. Он не устоял и 25 апреля (7 мая) скончался 52 лет от роду». Упоминание о «схваченной в Закавказье лихорадке» совсем не преувеличение, в то время она на самом деле буквально косила людей, рискнувших посетить сей опасный край самостоятельно или заброшенных сюда волею начальства. Не стал исключением и любознательный француз, впрочем, обретший на Кавказе не только болезнь, но и замечательных друзей.

От редакции. Главное произведение Фредерика Дюбуа де Монпере до сих пор остается одним из самых уважаемых специалистами в области истории и археологии трудов как первоисточник, зафиксировавший состояние ряда исчезнувших или полуразрушенных памятников в начале 1830-х годов. Кстати, финансовую помощь в издании атласа оказало русское правительство и лично император Николай l. Сегодня атлас является библиографической редкостью. В России сохранилось всего три экземпляра этого издания: в Российской государственной библиотеке, Российском географическом обществе Санкт-Петербурга и Геленджикском историко-краеведческом музее. Среди тем атласа география древняя и современная, с детальными картами различных частей Кавказа, пейзажи и виды (75 рисунков), архитектура, археология, геология.

Виктор КРАВЧЕНКО, член Союза писателей России

Абхазский странник Дюбуа / Газета «Ставропольская правда» / 30 июля 2020 г.