Среди отраслей экономики Ставропольского края, пострадавших от пандемии коронавируса, больше всего досталось курортам. В этом корреспондент «СП» убедился воочию, посетив профсоюзный кисловодский санаторий имени Димитрова.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Огромное панельное здание в Ребровой балке возвели в далеком 1972 году. Тогда в моде были побратимские связи. Вот новенькой образцовой здравнице и присвоили имя болгарского коммуниста Димитрова. Жест широкий, поскольку в то время санаторий был одним из крупнейших на Кавминводах. И даже после того как в трудные времена половину корпусов выкупил иностранный инвестор, в санатории имени Димитрова по сей день остается 600 комфортабельных койко-мест.

Но главное не масштабы, а местоположение. Вплотную к здравнице прилегает сказочной красоты парк – в прошлом Курортный, а ныне Национальный.

Чтобы журналисты сполна оценили это достоинство здравницы, директор санатория Раиса Меличко сразу же в лифте поднимает нас на 11-й этаж здания. Еще один пролет лестницы преодолеваем пешком. Через стеклянную дверь выходим на веранду последнего, технического, этажа санатория и не можем удержаться от возгласов восторга. Панорама открывается грандиозная! Повернешься направо – и перед тобой зеленое море парка. Над самыми отдаленными его волнами, на стыке с небом, серебрятся крыши новеньких корпусов федеральной спортивной базы. Обернешься – и как на ладони почти весь Кисловодск и изрядная часть Малокарачаевского района КЧР. Раиса Ивановна словно заправский экскурсовод показывает:

– Вон, видите, теплицы Нежинского и за ними дорога на Учкекен. А это Красивый курган. Рядом с ним проходит дорога на Медовые водопады.

Веранда опоясывает весь корпус. Так что можно нарезать круги, вдыхая чистейший воздух, или загорать в шезлонге, передвигая его вслед за лучами солнца.

Но даже это не заменит прогулок по терренкурам Национального парка, убеждена начальник отдела маркетинга санатория Анна Алфимова:

– Люди едут в Кисловодск главным образом ради парка и горного воздуха. Ванны и прочие оздоровительные процедуры – это сопутствующее. Так что, пока не откроют парк, курортников у нас не будет. А ведь в прошлом году в санатории отдохнули 17 тысяч человек.

В силу служебных обязанностей Анне больше всех в коллективе досталось от того, что в городе-курорте ввели жесткие ограничения из-за пандемии коронавируса. Тысячи людей со всех концов страны зимой, а иные еще осенью прошлого года забронировали места в санатории. Пришлось ей лично звонить каждому и объяснять, почему в оговоренное время его отдых не состоится:

– Тут же предлагала перенести путевку на более позднее время. Кто-то соглашался, другие же просто снимали бронь, тем более что я не могла точно сказать, когда же санаторий возобновит работу.

Вот и при нас начальник отдела маркетинга то и дело отвечает на звонки потенциальных клиентов. И опять ей приходится говорить уклончиво – до сих пор многое не ясно, хотя губернатор Ставрополья Владимир Владимиров в своем распоряжении рекомендовал руководителям санаторно-курортных учреждений готовить здравницы к открытию, но...

Раиса Меличко демонстрирует нам, как санаторий имени Димитрова выполняет это указание главы региона. Прямо на наших глазах горничная клубами пара пропаривает в холле мягкие кресла и ковер на полу. Тем временем Раиса Ивановна рассказывает, как дезинфицирующими растворами обрабатывали жилые номера, другие помещения и каждый уголок коридоров в огромном здании.

Пришлось пересмотреть и условия размещения будущих постояльцев. Большинство номеров в санатории имени Димитрова двухместные. Чтобы соблюсти требования Роспотребнадзора, вплоть до окончания пандемии в них будут селить по одному человеку. Исключение только для близких родственников.

Показывает руководитель здравницы и изменения в просторной светлой столовой. Прежде за каждым столом свободно размещалось по шесть человек. Теперь же оставили только по одному стулу в торцах продолговатого стола. Так что расстояние между обедающими будет около двух метров.

– Отдыхающие у нас получают диетическое меню по индивидуальным заказам, – поясняет Раиса Ивановна. – Помимо этого раньше действовала и «шведская линия», где каждый мог дополнительно взять то, что ему хочется. Теперь же, чтобы не нарушать социальную дистанцию, от этой услуги пришлось отказаться.

Рядом с жилым корпусом находится лечебный. Там тоже подкорректировали прием оздоровительных процедур, дабы соблюдать социальную дистанцию.

Директор санатория Раиса Меличко (слева) и начальник отдела маркетинга Анна Алфимова отвечают на звонки потенциальных клиентов.

Директор санатория Раиса Меличко (слева) и начальник отдела маркетинга Анна Алфимова отвечают на звонки потенциальных клиентов.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Сразу за территорией санатория находится скважина минеральных вод. Так что нарзан сюда поступает, сохраняя всю свою «пузырчатость». Поэтому питьевой бювет и минеральные ванны здесь весьма востребованы. Тем не менее руководители здравницы продумали, как перенаправить потоки курортников так, чтобы они не пересекались.

Обеспечивать особые требования обслуживания отдыхающих, как и прежде, будут 295 сотрудников санатория имени Димитрова. Раиса Меличко уверяет, что никого не сократила и всем исправно выплачивает оклад, премию и доплату за выслугу лет. А как откроют санаторий, придется еще, в соответствии с требованиями Роспотребнадзора, каждую неделю платить по полторы тысячи за тест на коронавирус каждого сотрудника.

– Деньги откуда?

– Берем кредиты. Один был беспроцентный, остальные под проценты. И сейчас веду переговоры о новом займе. Так что мы в долгах как в шелках.

Подъехавший на встречу с журналистами Николай Мурашко, генеральный директор профсоюзного ООО «Курортное управление» (холдинг), в которое помимо санатория имени Димитрова входят еще два десятка здравниц на Кавминводах, обрисовал в целом картину финансовых потерь из-за пандемии коронавируса.

Выполняя требование Президента России и рассчитывая в будущем продолжить полноценно работать, профсоюзные здравницы на Кавминводах делают все, чтобы сохранить штаты. Только на зарплату сотрудникам за два месяца простоя санатории израсходовали 200 миллионов рублей. А если сюда присовокупить налоги, коммунальные платежи и прочие расходы, то общая сумма потерь за этот период будет под 450 миллионов рублей. Это при том, что никаких доходов два месяца не поступало и неизвестно, когда они появятся.

Хотя глава региона и оперативный штаб не запрещают санаториям Кавминвод в ближайшее время начать работать, сполна воспользоваться этим правом пока не реально. Все из-за чрезмерных, по мнению Николая Мурашко, требований Роспотребнадзора. Их выполнение приведет к тому, что себестоимость каждой путевки возрастет в два – два с половиной раза.

– Разумеется, целиком перекладывать это финансовое бремя на отдыхающих мы не будем. Но увеличить стоимость путевок процентов на 10 – 15 придется.

У проблемы привлечения отдыхающих есть и другая сторона. Люди едут на курорт не только укрепить здоровье, но и отдохнуть, развлечься. Раиса Меличко рассказывает, что санаторий имени Димитрова всегда славился своими вечерами танцев. На них даже приходили отдыхающие из соседних здравниц. На площадке перед главным зданием порой собиралось до двухсот танцующих. Теперь же о танцах и многих других развлечениях придется надолго забыть.

Николай Мурашко на сей счет высказывается еще более жестко:

– Требования Роспотребнадзора по самоизоляции граничат с тюремно-больничным режимом. Кто захочет платить деньги за такой «отдых»? Но если найдутся желающие, мы готовы их принять.

Руководитель профсоюзного холдинга считает, что о массовом заезде отдыхающих можно будет говорить только на третьем этапе снятия ограничений по коронавирусу. Согласно методическим рекомендациям Роспотребнадзора, он начнется тогда, когда коэффициент заболеваемости в регионе снизится до 0,5. На Ставрополье же сейчас этот коэффициент выше единицы.

– Так что вряд ли в нашем крае ограничения снимут раньше начала августа. Но и после этого рынок санаторно-курортных услуг еще долго будет восстанавливаться.

Николай БЛИЗНЮК