Возле Центрального рынка обычно всегда «движуха»

Возле Центрального рынка обычно всегда «движуха»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Известно, что первый из пяти миллионов заболевших в мире новым штаммом коронавируса был выявлен на рынке в городе Ухань в декабре прошлого года. И по сей день рынки считаются потенциальными очагами распространения инфекции. Особенно в таких городах, как Кисловодск, где на каждого местного жителя в течение года приходится два приезжих.

О том, что значит Центральный универсальный рынок для жителей и гостей курорта, как он пережил ограничения и как будет работать в дальнейшем, наш корреспондент беседует с директором МУП «ЦРК» Василием Викулиным.

– Кого из местных или приезжих ни спроси, любой скажет, что Центральный рынок – это сердце Кисловодска. Почему?

– Во-первых, он находится в самом центре города, на пересечении почти всех маршрутов общественного транспорта. Здесь с утра до вечера такая «движуха», какой больше нет нигде. И располагается он в этом месте с 1961-го года. Поэтому несколько поколений кисловодчан назубок знают дорогу на рынок.

Во-вторых, это важнейший объект экономики муниципалитета. Ведь в Кисловодске, помимо санаториев, коммуналки и торговли, по сути, ничего нет. А Центральный рынок – крупнейший объект торговли в городе. На площади 1,8 гектара у нас «нарезана» тысяча торговых мест. То есть, тысяча семей зарабатывает на Центральном рынке Кисловодска средства для существования.

– Я хорошо помню времена, когда на рынок шли потому, что в магазинах было хоть шаром покати. Ныне же в сетевых супермаркетах есть практически все. Почему люди по-прежнему идут на рынок?

– И не просто идут, а валом валят. До введения ограничений в выходные через Центральный рынок за день проходило порядка трех тысяч человек. Из-за массового скопления людей полиция и МЧС относят МУП «ЦРК» к объектам первой категории в плане обеспечения безопасности.

Рынок привлекает тем, что у него есть принципиальные отличия от магазинов. Во-первых, продукты здесь, как правило, свежее и разнообразнее, а вещи – дешевле. Во-вторых, на рынке можно торговаться. Для многих это весьма важно. И не только потому, что удается выгадать несколько десятков рублей. Люди ценят живое межличностное общение. И продавцы это понимают. Я много раз слышал от отдыхающих на курорте: «У вас такие общительные, доброжелательные люди работают, что просто приятно ходить по рынку!»

– И как эти доброжелательные люди отнеслись к тому, что их на полтора месяца лишили работы?

– Разумеется, отрицательно. Для того, кто стабильно получал оклад, или хотя бы две трети от прежней заработной платы, просидеть 40 дней без работы – неприятно, но вполне терпимо. А для большинства торгующих на рынке их работа не бизнес, а единственное средство выживания. Но до бурного возмущения не доходило – люди осознали всю серьезность ситуации и терпели.

– Когда и почему закрыли рынок?

– Центральный рынок Кисловодска делится на три зоны. В первой торгуют плодоовощной продукцией, во второй – мясом и молочкой. И в третьей – непродовольственными товарами. Согласно Указа Президента России, повсеместно с 30 марта должны были закрыть все рынки, кроме продовольственных. Однако, по решению оперативного штаба города-курорта Кисловодска по предупреждению распространения коронавируса, Центральный рынок закрыли полностью. И тому есть логичное обоснование.

Василий Викулин показывает схему потока покупателей в условиях, когда рынок «держит оборону»

Василий Викулин показывает схему потока покупателей в условиях, когда рынок «держит оборону»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В Кисловодске ситуация с заболеваниями коронавирусом достаточно благополучная и стабильная. А в прилегающих районах Ставропольского края и, тем более, в соседних республиках положение дел значительно хуже. На наш же рынок многие торгующие приезжают из Предгорного, Георгиевского, Андроповского и Александровского районов, а также из Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Поэтому глава города, возглавляющий оперативный штаб, решил не рисковать.

– Когда и на каких условиях рынок возобновил работу?

– Ограничения на торговлю продовольственными товарами городской оперативный штаб снял с 12 мая. Но я отсрочил открытие еще на сутки. Два дня специалисты обрабатывали антисептиками прилавки и полы так, как их ни разу не мыли за последние 30 лет.

Рабочий день начинается с прохождения через пост термометрии. У каждого торговца дежурный на входе бесконтактно измеряет температуру и проверяет наличие защитных масок, перчаток и пузырька с антисептиком. Некоторые жалуются, что в масках им тяжело дышать, а в перчатках потеют руки. Советуем подобрать средства защиты большего размера или из другого материала. Но данное требование не подлежит обсуждению.

Помимо этого, по решению оперативного штаба, у иногородних торговцев мы требуем справку с результатом теста на коронавирус.

– Неужели у каждого такая справка есть?

– Разумеется, нет. Насколько я знаю, на Ставрополье стационарные лаборатории, определяющие наличие коронавируса в крови, есть только в краевом центре, в Пятигорске и в Кисловодске. В Малокарачаевском районе КЧР и в Прохладненском районе КБР, откуда приезжают многие торгующие, такие тесты вообще не берут. К тому же справка о прохождении теста действительна лишь в течение недели.

Приходится людей разворачивать и тут же направлять на сдачу крови в лабораторию «Хромос» при Центральной городской больнице Кисловодска. Стоит один такой тест полторы тысячи рублей. Если результаты анализа не вызывают никаких сомнений в отсутствии коронавируса, справку можно получить через три дня. Если же возникают хоть малейшие подозрения, кровь отправляют на углубленное исследование в Ставрополь. И тогда справку можно прождать больше недели.

Для торговцев продовольственными товарами такой простой чреват большими убытками. Сознавая это, я под свою ответственность допускаю людей к работе сразу после того, как они сдадут кровь на анализ. Разумеется, при условии, что у них нормальная температура, нет признаков ОРВИ и имеются в наличие средства защиты. А также под твердое обещание, что через три дня они мне предоставят справку. В таком режиме работаем уже почти две недели, и пока не было ни одной осечки.

– Это в продовольственной части рынка. А какова ситуация в непродовольственной?

– Буквально перед вашим приходом торговцы непродовольственными товарами потребовали открыть и их точки. Предпринимателей понять можно – два месяца 300 человек сидят без работы. Но позиция твердая: пока не наладится ситуация, решение в этом отношении не изменится.

– Но ведь источником инфекции могут стать не только торговцы, а и покупатели. Распространяются ли на них какие-либо меры предосторожности?

– Разумеется. Прежде всего, мы попытались упорядочить передвижение покупателей по территории рынка. Для этого из четырех входов открыли только два: по одному с улицы Горького и с улицы 40 лет Октября. Задумка такая: люди входят через одни ворота, где им бесконтактно измеряют температуру и предлагают надеть защитные маски, а выходят через другие. К сожалению, полностью избавиться от «броуновского движения» не удалось. Некоторые посетители, особенно старшего возраста, идут туда, где им ближе к автобусу. Да и маски иные снимают сразу за постом контролера. И те линии, что обозначают социально безопасную дистанцию в очереди перед прилавками, не всех останавливают.

Для забывчивых через громкоговорители регулярно повторяем правила безопасного поведения на рынке.

– И сколько рынок будет работать в таком режиме?

– Думаю, нам долго придется держать оборону. Более того, скоро наступят еще более сложные времена. Уже принято решение, что с июня большинство санаториев возобновят работу. Значит, в Кисловодск поедут люди со всех регионов нашей необъятной страны. В том числе и из тех, где коронавирус распространился гораздо больше, чем на Ставрополье. Я хорошо знаю, что многие отдыхающие, особенно старшего возраста, после того, как утром примут лечебные процедуры, отправляются на рынок. Не столько за покупками, сколько поглазеть на местный колорит, поторговаться, присмотреть сувениры. Поэтому нам придется удвоить бдительность.

Николай БЛИЗНЮК

Рынок «держит оборону» / Газета «Ставропольская правда» / 29 мая 2020 г.