Иван Семенович Скрипочка: «Быть командиром – это всегда большая ответственность»

Иван Семенович Скрипочка: «Быть командиром – это всегда большая ответственность»

© Фото: Александр МАЩЕНКО

Командир МКС Олег Скрипочка несет свою третью космическую вахту

Командир МКС Олег Скрипочка несет свою третью космическую вахту

© Фото: Роскосмос

МКС – самая масштабная и дорогая научно-исследовательская лаборатория в истории человечества

МКС – самая масштабная и дорогая научно-исследовательская лаборатория в истории человечества

© Фото: Роскосмос

Жителя Невинномысска Ивана Семёновича Скрипочку я знаю довольно давно. Подкупает в этом человеке прямота, открытость, обязательность. Ну а рассказать о невинномысце накануне Дня защитника Отечества мы решили не случайно. Иван Семёнович – бывший кадровый военный, артиллерист, подполковник в отставке. Двадцать два года отдал он армии. И сегодня в нем чувствуется военная выправка.

Героем нашего рассказа будет еще один человек. Наши читатели, наверное, уже догадались, что Иван Семёнович – отец уроженца Ставрополья, Героя России космонавта Олега Скрипочки. Хотя Олег Иванович – человек гражданский, несмотря на это, недавно, 5 февраля, он стал командиром. Командиром экипажа Международной космической станции. Сейчас на борту МКС космическую вахту несут, кроме нашего земляка, американские астронавты – Эндрю Морган и Джессика Меир.

Я, прежде чем начать беседу с Иваном Семёновичем Скрипочкой, интересуюсь у своего визави, согласен ли он, что терминология в космонавтике похожа на армейскую и флотскую? Космический корабль, экипаж, командир – эти и многие другие слова привычны и военным.

– Согласен с вами, – таков был ответ. – Хотя, отмечу, космос – дело мирное и таковым должно оставаться. На самом деле причина схожести в том, думаю, что в космонавтике дисциплина такая же жесткая, как и в армии.

Ну а дальше наш разговор пошел о том, как стал военным сам Иван Семёнович. По сути, он исполнил несбывшуюся мечту своего отца, участника Великой Отечественной, Семёна Тимофеевича Скрипочки. Тот в июле 1941 года, сразу после окончания военного училища, был отправлен на фронт. Долго воевать новоиспеченному лейтенанту не пришлось.Тяжелое ранение в голову, полученное в боях под Киевом, госпитализация… Вернуться в строй здоровье уже не позволило. Ну а своего сына, Ваню, родившегося в 1947 году, Семён Тимофеевич видел только военным. Но, конечно, никакого давления не было. Ведь и сам Иван чувствовал: ратное дело – это его!

Как уже было сказано, 22 года отдал герой нашего рассказа армии. Не жалеет ли о сделанном когда-то выборе?

– Нет, конечно, – говорит мой собеседник. – Я горжусь, тем, что был военным человеком. Напомню знакомые всем слова: «Есть такая профессия – Родину защищать». Точнее не скажешь!

В то же время Иван Семёнович считает, что каждый, кто хочет связать свою судьбу с армией, должен понять: про тяготы и лишения воинской службы в дисциплинарном уставе не ради красного словца упоминается. Поэтому выбор должен быть осознанным.

Такой только факт: из 22 лет службы дома, с семьей, Новый год Иван Семёнович встречал только шесть раз. А так: дежурство по полку, в штабе соединения и так далее. Пришлось также, само собой, сменить несколько мест службы. Северный Кавказ, ГДР, Запорожье – повидала семья военного свою страну и не только.

Без сомнения, пример отца во многом помог в жизни Олегу Скрипочке. У него дисциплина, обязательность – тоже в крови. Хотя военную стезю Олег, как видим, не выбрал. Еще в школе тяготел к точным наукам: математике, физике. А как-то, по окончании восьмого класса, побывал в училище, в котором готовили машинистов электровозов. И огорошил родителей, Ивана Семёновича и маму Галину Ефимовну, пойду учиться на машиниста. Бескрайние просторы страны, рев двигателей локомотива – романтика!

Но тут в Запорожье (там тогда жила семья) открыли экспериментальный отряд юных космонавтов. Олег к увлекательному делу прикипел душой. Разработка (пусть и на начальном, ученическом уровне) прототипов космических аппаратов, прыжки с парашютом: так начиналась дорога в космос. Легко не было. Что такое, к примеру, прыжок с парашютом? За скобками оставим, каково было родителям отправить свое пятнадцатилетнее чадо в небесную высь.

Посудите, чтобы попасть на аэродром, Олежек вставал в час-два ночи, потом была поездка с отцом с окраины города в центр – на такси. Там пересадка на специальный автобус, снова неблизкий путь, прибытие на аэродром. Чуть позднее: подготовка парашютов, инструктаж и т. д. Ну а прыжки приходились уже на 9-10 часов утра.

Что помогало? Дисциплина, к которой Олег привык с детства, и стремление увидеть в иллюминатор космического корабля бесконечную тьму космоса с яркими точками звезд. Но до этого путь был еще очень долгий. Он включал в себя учебу в МВТУ имени Н.Э. Баумана, практику в НПО «Энергия», зачисление в 2000 году на должность космонавта-испытателя.

Напомним, нынешний полет в космос для Олега Скрипочки третий. Первый состоялся в 2010 году, второй – в 2016-м. Кстати, на станции режим, схожий с армейским. Так, утренний подъем приходится на шесть часов, затем идут гигиенические процедуры, подготовка к работе, завтрак, с восьми часов – непосредственно начинается бортовая деятельность. Отбой на МКС – в 21.30.

Как уже было сказано, недавно Олега Скрипочку назначили командиром МКС. Каково это: нести ответственность за своих коллег-космонавтов, за станцию, которая официально признана самой масштабной и дорогой научно-исследовательской лабораторией в истории человечества? Наверняка нашим читателям интересно знать мнение отца космонавта на этот счет.

– Знаете, я бы в первую очередь на масштабности задач акцент не делал, хотя, само собой, их уровень и в прямом и в переносном смысле слова космический, – говорит Иван Семёнович. – По себе знаю, какая бы задача ни была поставлена перед командиром, она всегда ответственна и важна. Ну а сами космонавты говорят так: «Космос – это наша работа». Я желаю сыну, всему экипажу МКС выполнить свою работу на «отлично».

Александр МАЩЕНКО