В преддверии 75-летия Великой Победы хотелось бы рассказать об особом виде исторических документов – переписке фронтовиков с родными и близкими.

Эта тонкая ниточка прочной духовной связью соединяла ушедших на фронт с малой родиной, с родными и близкими, помогала пережить долгую, страшную разлуку.

В самом начале войны фронтовики старались поддержать свои семьи, укрепить их веру в победу. Например, в письме Н.В. Гольтяпина жене читаем: «2 сентября 1941 года. Милейшая Маша! Бесконечно рад твоему письму. Описывать все не позволяют условия. Все делается как на войне. Что касается потери некоторой части нашей территории, то пройдет немного времени и каждая пядь нашей земли снова примет свой прежний облик, будет уничтожен фашизм. Знай и верь…».

На фронтах Великой Отечественной наши земляки, как и тысячи советских солдат и офицеров, проявляли мужество и самоотверженность в боях с врагом. И в адрес краевых властей приходили благодарственные письма от командования:

«В апреле 1942 года в нашу часть из вашего края прибыли девушки-комсомолки: ефрейтор Харитонова, ефрейтор Малышева и сержант Новикова. За время пребывания на фронте они получили ряд поощрений и благодарностей от командования части. 4 мая 1943 года в бою ефрейтор Малышева была ранена. За этот бой она представлена к правительственной награде. Комсомольская организация части передает вам и родным девушек благодарность за воспитание достойных дочерей нашей Родины».

Пять с половиной месяцев оккупации края немецко-фашистскими захватчиками прервали связь фронтовиков со Ставропольем. Зато с какой радостью восприняли земляки, воевавшие на фронте, сообщение об освобождении нашего края в январе 1943 года. Уже 22 января военком 4-й Гвардейской кавалерийской дивизии Овчинников А.Н. пишет секретарю крайкома ВКП(б) М.А. Суслову: «Не могу не написать Вам пару строк и не поздравить Вас от своего имени, от имени всех бойцов и командиров, от всего личного состава дивизии. Освобождение столицы края, Ставрополя, свершилось!».

В ответном письме 18 марта 1943 года Суслов сообщает: «Фронтовые события на несколько месяцев нарушили наши связи. За эти месяцы край прошел через суровые испытания непосредственной борьбы против гитлеровских захватчиков, а население края пережило страшный кошмар немецко-фашистских злодеяний, именуемых «новым порядком». Изверги расстреляли, повесили, отравили ядами и похоронили живыми более 30000 советских граждан, в том числе тысячи женщин и детишек. В хозяйстве произведены колоссальные разрушения и грабежи. Материальный ущерб исчисляется десятками миллиардов рублей. Сейчас все силы направлены на то, чтобы как можно скорее ликвидировать тяжелые последствия немецко-фашистской оккупации, чтобы снова вернуть родному краю почетное место в обеспечении Красной Армии всем необходимым. Задача сложна, трудности велики. Но мы их преодолеем».

Не только в тылу переживали за солдат, но и фронтовики тоже беспокоились о своих близких, оказавшихся в тяжелых материальных и бытовых условиях. 21 января 1943 г. датировано письмо А.С. Исаева: «Я прошу Вас о том, чтобы Вы мне сообщили о положении моей семьи после освобождения Кисловодска от немецкого зверья, которое временно пробралось в качестве оккупантов на нашу Родину. Положение семьи я, конечно, не знаю, может быть, их нет уже давно в живых, поэтому я прошу Вас, чтобы Вы выяснили и сообщили мне». Ответ из Кисловодска пришел 10 марта: «По Вашему письму мы вызывали Вашу семью. Приходила в горком ВКП(б) Ваша жена Анастасия Гордеевна. Во время оккупации нашего родного Кисловодска немецкими извергами Вашей семье удалось избежать всех ужасов, которые постигли многих наших кисловодчан. Ваша жена и сын здоровы. Ваша жена уже получила от Вас первую весточку, чему она бесконечно рада. Желаем Вам здоровья и успехов во всех Ваших делах по борьбе с ненавистным врагом».

Но порой известия были горькими. В апреле 1944 года в Апанасенковский райком партии пришло письмо от военнослужащей Якубовской с просьбой разыскать семью ее сестры Рогачевской. В ответном письме заведующий военным отделом Шкарбут сообщает: «Весть о судьбе Вашей сестры Рогачевской и ее детей печальная. Жители села Малая Джалга видели ее арестованной гитлеровцами. А поэтому имеются все основания считать, что она вместе с 500 мирными жителями расстреляна немецкими разбойниками, а дети отравлены в селе Дивном. Искренне сочувствую Вашему горю. Мстите немецким захватчикам за смерть своих близких».

Более 200 тысяч наших земляков были награждены боевыми орденами и медалями. Иногда награда не сразу находила героя. Из письма Дорохина С.Д. в Ставропольский крайком ВКП(б): «18 декабря 1943 г. Здравствуйте, дорогой товарищ Черников! В первых строках своего письма посылаю Вам искренний боевой чистосердечный привет, желаю Вам хороших успехов в работе. Товарищ Черников! Я, бывший политрук партизанского отряда «Яков» Левокумского района Дорохин Семён Данилович, был представлен к правительственной награде. Прошу Вас сообщить мне, награжден ли я и как могу получить награду. В настоящее время я нахожусь в воинской части. Полевая почта 24402».

В ответном письме заведующий военным отделом крайкома партии Черников П.Н. писал: «Здравствуйте, дорогой Семён Данилович! Приказом начальника Центрального штаба партизанского движения от 17 июля 1943 года Вы действительно награждены медалью «Партизану Отечественной войны» второй степени. По запросу командира части крайком ВКП(б) вышлет ее для вручения на месте. Желаю здоровья и успеха».

Кровавая война не ожесточила людей. Письма фронтовиков родным пронизаны заботой и любовью. Нельзя без волнения читать строки из письма Жилина А.И. матери:

«7 июля 1944 года. Здравствуйте, мама и Вова! Сейчас мы окопались, стоим в обороне, до передовой от нас еще 20 км. По всей вероятности, скоро противника отсюда выгонят. Наши по пояс в болоте, камышах, а они на горе сильно укрепились. Но, несмотря на это, наша армия наносит сокрушительные удары. На днях наши самолеты сбили немецкий мессершмит. Они сейчас летают небольшими партиями очень высоко, боятся наших зениток. Пишите подробно, что нового, что слышно про Галочку, чем занимается Вова, пусть он напишет мне. Живите нормальной жизнью, не беспокойтесь. Немцу уж больше на Кавказе не бывать. Целую. Шура».

Из письма Говоркова Ю.П. матери: «4 октября 1944 года. Здравствуй, дорогая мамуля! Можешь меня поздравить со вторым офицерским званием, т. е. лейтенанта. Сейчас после долгих трудов, о которых ты знаешь, отдыхаем и приводим себя в порядок. Кругом новые люди, новый язык, нас плохо понимают, а мы по-эстонски и вовсе ни бум-бум. Здесь уже полная осень, дождь и дождь. Чувствуется море. Мамуля, в своем письме ты описываешь свою жизнь. Напиши, как ты подготовилась к зиме, кто еще из знакомых остался в Пятигорске. Мамуля, как я по тебе соскучился, вот уже скоро праздник, и этот праздник придется праздновать врозь, но на следующий праздник должны собраться вместе. Целую несчетно раз. Любящий тебя сын Юра». Но вот встретиться матери и сыну не довелось: лейтенант Юрий Петрович Говорков погиб 12 января 1945 года.

В борьбе с фашизмом отдали свои жизни 170 тысяч воинов-ставропольцев. Десятки тысяч их вдов и сирот нуждались в помощи. Из письма командующего войсками 1-й Гвардейской армии генерал-полковника Гречко секретарю крайкома партии Суслову:

«26 августа 1944 года. Здравствуйте, уважаемый товарищ Суслов! Я обращаюсь к Вам с просьбой помочь семье Ступникова. Семья погибшего на фронте полковника Ступникова нуждается в помощи. Его сын у меня в армии лейтенант, очень хорошо воюет, второй сын – в Суворовском училище, а жена и дочь там, у вас. Прошу, товарищ Суслов, выделить им корову или заменить ее и обеспечить топливом. Кроме того, помочь дочке поступить в институт на учебу».

Из ответа Суслова генерал-полковнику Гречко:

«30 сентября 1944 года. На Ваше письмо сообщаю, что семье погибшего полковника Ступникова помощь оказана. Имеющаяся у гражданки Ступниковой корова обменена на другую, с лучшим удоем, топливо Ступниковой завезено, квартирой семья обеспечена. Дочери Ступниковой выдан пропуск в Киев для выезда на учебу».

С приближением долгожданной победы меняется тон писем с фронта. Радистка Мария Коломийченко 1 мая 1945 года сообщает родным: «Пишу письмо 1 мая, хочу поговорить с вами хоть на этом листочке. Красная Армия преподнесла к празднику самый дорогой подарок – водрузила знамя Победы над Берлином! Скоро домой! Готовьтесь к встрече, ждите, мы вернемся с Победой!».

Военные письма – уникальные живые человеческие документы, свидетели тех трудных, героических лет, которые пришлось пережить нашей стране. С годами они приобретают особую ценность, являя собой истинно народную летопись Великой Отечественной войны.

Татьяна КОЛПИКОВА, заведующая отделом Государственного архива новейшей истории Ставропольского края

«Знай и верь...» / Газета «Ставропольская правда» / 21 января 2020 г.