Коста Хетагуров

Коста Хетагуров

На центральном проспекте Ставрополя стоит скромный обелиск. Мимо каждый день проходят тысячи людей. Кто-то обязательно бросает внимательный взгляд на памятник. И в памяти возникает это имя - Коста. Именно так, просто Коста, как своего, родного знают его в Ставрополе. Жизненный путь осетинского поэта был сложен и драматичен. Короткая, всего лишь 47 лет, его биография вместила в себя сиротское детство, безденежные годы учебы в Петербурге, гонения, ссылки, нескончаемую борьбу с властями, долгую болезнь и одиночество. В Ставрополе он провел более пятнадцати лет активной жизни, здесь сформировался как личность, как художник.

Константин Леванович родился в теснине Зарамагского ущелья, в ауле Нар Владикавказского округа Терской области 3 октября (15-е по новому стилю) 1859 года. Ребенка крестили в январе 1860-го. В памяти Коста не сохранился дорогой образ матери, Марии Гавриловны.

Я в пору малолетства

Жестоко был лишен капризною судьбой

Священной радости ликующего детства

Играть под звуки песни матери родной…

Так спустя годы напишет Коста-поэт… С младенческого возраста мальчик искал понимания у отца, о котором с благодарной нежностью отозвался: «Отца я не только любил, но обоготворял. Таких самородков, гуманнейших, честнейших и бескорыстных, я больше никогда и нигде не встречал. Мы с ним никогда не имели разногласия, и никогда он мне с самого раннего возраста не делал резкого замечания…».

Леван Елизбарович Хетагуров служил во Владикавказе помощником командира конной сотни постоянной Терской милиции. Прекрасно понимая значение образования, он всегда мечтал дать его своим детям - сыну и дочери Ольге, поэтому привел мальчика в Нарскую церковно-приходскую школу, где учительствовал брат его жены Иоанне Губаев. В 1868 году Леван Елизбарович перевез семью во Владикавказ и определил девятилетнего Константина сначала на несколько месяцев в русскую семью, а затем – приходящим учеником в прогимназию, где мальчик посещал приготовительный класс.

В 1870 году Л. Хетагуров, офицер-дворянин, добился у императора Александра ll разрешения малоземельным горцам переселиться из аулов Нарской котловины на плодородные земли Баталпашинского уезда Кубанской области. В том же году они заселили нагорную полосу вдоль реки Кубани и основали селение Георгиевско-Осетинское (с 1939 года – Коста-Хетагурово). В числе переселенцев была и семья отставного прапорщика Л. Хетагурова.

Памятник Коста Хетагурову в Ставрополе

Памятник Коста Хетагурову в Ставрополе

В декабре 1870 года Леван Елизбарович обратился к властям с просьбой об определении сына на учебу в единственную в то время на Северном Кавказе Ставропольскую мужскую гимназию. Начальник Кубанской области сделал распоряжение: «…об отправлении в пансион при Ставропольской гимназии сына прапорщика милиции Левана Хетагурова, Константина, зачисленного по приказанию его императорского высочества наместника кандидатом на одну из горских вакансий в пансион названной гимназии». 12-летнего подростка привез Леван Елизбарович в губернский Ставрополь.

Двухэтажное здание классической гимназии занимало добрую половину квартала в центре города. Широко раскинув крылья-корпуса, оно, как большая птица, охватывало внутренний двор с высаженными деревьями, ухоженными аллеями для прогулок и смотрело фасадом на Александровскую площадь. Годы, проведенные в стенах учебного заведения, знакомые классы, добрые лица воспитателей, учителей - русского языка и словесности Краснова, естественной истории Миловидова, латинского языка Бенедиктова, истории Воскресенского, географии Кригера – остались самой светлой полосой в жизни Коста. Ставрополь, как чудесный сон, полюбился сразу и стал для него не чужой стороной, а вторым домом, полным юношеских надежд.

В гимназии у Коста проявились наклонности к живописи, и на него обратил внимание учитель рисования, академист В.И. Смирнов, ставший добрым наставником и другом молодого воспитанника на многие годы. Он поручал Хетагурову вести подготовку к субботним ученическим спектаклям, в которых гимназист участвовал как актер, режиссер и художник-декоратор. Именно Василий Иванович рекомендовал Коста продолжить обучение в Академии художеств Санкт-Петербурга. Педсовет в своем ходатайстве отметил «преобладающую способность, направленную к художественной деятельности, в которой он достиг значительной совершенной силы так, что его рисунки с натуры посылаются гимназией на Московскую Всероссийскую выставку».

Во второй половине июля 1881 года Хетагуров приехал в Северную столицу, блестяще выдержал вступительные экзамены (шесть кандидатов на одно место) и был зачислен на живописный факультет. Однако с января 1884 года ему перестали выплачивать стипендию, так как казенные деньги, предназначенные для образования одаренных горских юношей, были растрачены в Баталпашинском уезде. В бесплатном посещении лекций ему было отказано. Начались мытарства в поисках работы. Коста Леванович впоследствии писал: «Я стал посещать академию очень неаккуратно, а потом и совсем бросил благодаря полнейшему недостатку материальных средств». Просуществовав в нужде до весны 1885 года, Коста выехал из Санкт-Петербурга в Георгиевско-Осетинское, а осенью перебрался во Владикавказ.

Основным заработком стало выполнение многочисленных иконописных (к сожалению, не сохранившихся) и портретных заказов. Работая художником-декоратором в театре, Хетагуров организовал выставку своих работ, занялся многообразной культурной деятельностью и литературным творчеством на осетинском и русском языках, освещал горскую жизнь в местной печати, что привлекало к нему симпатии простых людей.

Осенью 1887 года Ставропольская мужская гимназия отмечала свой 50-летний юбилей. Коста откликнулся на это событие стихотворением «Воспитанникам Ставропольской гимназии». В августе 1889-го Хетагуров, уже известный поэт и художник, поспешил из Владикавказа в Пятигорск на открытие памятника М.Ю. Лермонтову. Среди многочисленных гостей встретил там В.И. Смирнова, приехавшего из Ставрополя. От имени осетинского юношества Коста выступил с речью и возложил к пьедесталу скромный венок из роз.

Зимой 1891 года власти закрыли во Владикавказе Ольгинскую осетинскую женскую школу, хотя популярность ее была необыкновенной. Коста вместе с другими начал энергичные хлопоты об отмене решения. Школу удалось отстоять. Однако все, подписавшие прошение, подверглись различного рода наказаниям. Хетагурова выслали за пределы Владикавказского округа сроком на пять лет. В июне Коста приехал к отцу в селение и устроился делопроизводителем на серебро-свинцовом руднике в верховьях Кубани. В долгие месяцы ссылки он поддерживал старую дружбу, находил новых искренних друзей, посещал семейные праздники, свадьбы, помогал отцу – старейшине осетинского селения – составлять прошения и жалобы в уездные правления. Земляки Хетагурова, рабочие рудника, жители аулов вызывали у него сочувствие, уважение, служили прообразами его литературных героев. В начале 1892 года не стало Левана Елизбаровича. Сын с горечью вспоминал: «Смерть отца окончательно потрясла мои нервы… Я почувствовал себя совершенно одиноким во всем огромном мире…».

Коста принял решение покинуть отчий дом и переселиться в Ставрополь. Зимой 1893 года получил в конторе расчет и в первый весенний месяц выехал в Ставрополь. Снял меблированную комнату в оживленной части города. Осенью Василий Иванович Смирнов предложил Хетагурову поселиться в его усадьбе на Александровской улице (сегодня Дзержинского). Старшая дочь Смирнова, Галина, вспоминала: «Коста поселился в нашем доме и стал как родной в нашей семье».

В ставропольский период жизни Коста развернулся во всем блеске его незаурядный дар публициста, общественного деятеля. Он постоянно участвовал во многих городских мероприятиях: концертах, музыкальных вечерах, устраивал литературные чтения, писал декорации к спектаклям. Главным же делом была работа в частной либеральной газете «Северный Кавказ», на страницах которой он поднимал острые социальные вопросы, публиковал обличительные статьи, фельетоны. В декабре 1895 года приложением к газете вышел в свет первый сборник его стихотворений на русском языке.

Летом 1897 года Хетагурову в связи с туберкулезным процессом была сделана хирургическая операция на тазобедренном суставе. Однако улучшения не наступило. Его родственник Андукапар Хетагуров, врач по профессии (он тоже учился в Ставропольской гимназии), посоветовавшись в Санкт-Петербурге, предложил сделать повторную операцию. Коста выехал в Северную столицу, был прооперирован в Александровской больнице. Операция была тяжелой, поэт полгода был прикован к постели. Но уже летом 1898 года он писал другу в Санкт-Петербург: «В Пятигорске я нахожусь с 10 августа. Принял по совету доктора Ржаксинского (мой товарищ) 20 ванн теплосерной воды с рассолом какого-то местного Тамбуканского озера. Болей никаких, хожу совершенно свободно и почти не хромаю. Общее состояние здоровья – превосходное».

Жизнь наладилась, но вскоре по ложному доносу обвиненного в противоправных действиях Хетагурова «по постановлению высшего кавказского начальства» отправляют в ссылку в Херсон под полицейский надзор. В этом украинском городе Коста берется за любую работу. В письме к Смирнову делится своими заботами: «Только неожиданный для меня приезд сюда братьев Кригер (Станислава и Генриха - сыновей Карла Карловича Кригера, учителя Ставропольской гимназии. – Прим. автора.) дал мне возможность приобрести хорошую работу. У нотариуса, где старший Кригер (Станислав) состоит домашним учителем, я даю уроки рисования. Затем католический ксендз – раньше он был в Ставрополе – дал мне иконописную работу». Коста реставрирует старые иконы, пишет портреты и переводит на осетинский язык Евангелие от Матфея. В Херсоне поэт узнал о выходе в свет сборника своих стихотворений на осетинском языке «Ирон Фандыр» («Осетинская лира»), изданного во Владикавказе.

Ссылка закончилась, и в марте 1900 года Хетагуров выехал в Пятигорск, где у него было немало друзей. Осенью пытался открыть класс рисования в Пятигорском городском училище, в чем ему было отказано: «лица, состоящие под надзором, не могут заниматься педагогической деятельностью». Летом 1901 года Хетагуров находился среди участников открытия памятника на месте дуэли М.Ю. Лермонтова.

К Новому году Коста перебирается во Владикавказ. Он полон творческих планов. Из письма к Андукапару Хетагурову в Санкт-Петербург: «Устроился я здесь в холостой квартире. Скоро начну большую работу по живописи – армяне отдают мне все иконы в расширенной церкви. Работа на все лето… Пишу на осетинском языке поэму «Хетаг».

В последний раз Коста посетил Ставрополь в августе 1902 года. Нина, дочь Смирнова, вспоминала: «Коста как раз поспел к вечернему чаю. Он очень любил пироги, которые пекла наша мама. Пришел Коста – и в доме оживление и смех. Он смеялся раскатисто, говорил громко и весело. По-русски он говорил хорошо, без акцента, но всегда носил национальную одежду. Выглядел он в тот день хорошо, был очень оживлен».

Летом 1903 года старое заболевание дало о себе знать, поэт оказался прикованным к постели. Из Кубанской области приехала сестра Ольга и увезла Коста в Георгиевско-Осетинское. В воскресный день 19 марта (старый стиль) 1906 года во Владикавказ пришла короткая весть: «Коста умер». Когда гроб с телом доставили по железной дороге во Владикавказ, жители города несли его на руках до Осетинской слободки и положили в ограде церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Двадцать лет назад, 15 октября 1999 года, Международный астрономический союз занес в Звездный каталог звезду, названную Коста, – в память о поэте, художнике и мыслителе.

Мы с гордостью называем его своим земляком.

,

Свет звезды по имени Коста / Газета «Ставропольская правда» / 15 октября 2019 г.