Сорок дней назад ушел из жизни заслуженный артист России Владимир Аллахвердов. Совсем недавно, в начале года, отметив восьмидесятилетие, он так и не стал стариком. Хотя его давно называли «патриархом сцены»...

Владимир Аллахвердов

Владимир Аллахвердов

© Фото: из архива газеты «СП»

Вспоминаю: приехав в Ставрополь в середине семидесятых, я с радостью открыла для себя здешний драматический театр. Сегодня понимаю, именно те годы были самыми успешными для Владимира Аллахвердова. «Моя профессия – сеньор из общества», «Медовый месяц комиссара полиции», «Босиком по парку», «Деревья умирают стоя» – спектакли, в которых он сыграл главные роли.

Аллахвердов начал выходить на сцену, когда был еще студийцем, а в 1961 году, единственный из выпуска, был зачислен в труппу театра. Для острохарактерного актера как в классике, так и в современных спектаклях, нашлись десятки ролей. Лопе де Вега, Шеридан, Гольдони, Шекспир, Островский, Шатров, Гельман…

Коллектив театра тогда набирал силу с приходом молодых, полных идей режиссеров. Заслуженный деятель искусств РФ А. Малышев подумывал дать Ааллахвердову роль Лепорелло в «Дон Жуане». Но в простое был более опытный актер, и назначение не состоялось. Аллахвердов же, сам не зная зачем, ходил на репетиции, слушал, наблюдал, запоминал… И ведь вновь подтвердилась истина: ничего в жизни не случается просто так. За две недели до премьеры старший товарищ всерьез занедужил. И тогда режиссер спросил Аллахвердова: «Сможешь за два дня подготовить роль?..» И тот без секунды сомнения ответил: «Конечно».

На генеральной репетиции работал так, будто все это время репетировал спектакль вместе с другими артистами, а на премьере не раз срывал аплодисменты. «Дон Жуан» на ставропольской сцене оказался долгожителем.

Когда ставили «Короля Лира», молодому актеру выделили статусную, но мизерную роль, а он хотел играть Эдмунда. На худсовете «старики» устроили главрежу настоящий разнос: почему так мало занимает Аллахвердова? И вот практически без репетиций Владимир вошел в основной состав спектакля.

Аллахвердов отличался врожденной музыкальностью. А в их семье всех детей учили музыке. В детстве отец брал его на свадьбы и позволял играть на национальном музыкальном инструменте кеманче. Сестра пела. Старшему брату прочили будущее выдающегося скрипача, но все планы перечеркнула война, брат не вернулся с фронта. Надолго забросил инструмент и Володя. А спустя годы заново учился играть… И это всегда оказывалось нужным театру. В спектакле «Герой нашего времени» Аллахвердов появлялся на сцене только для того, чтобы сыграть на скрипке, да не абы что, а Шнитке. Зритель, затаив дыхание, слушал живую музыку.

– В театре Аллахвердова нельзя было не заметить, – вспоминала его партнерша по сцене Нина Антюхова. – Играет, поет, жизнерадостен и талантлив. В нем вдруг открывался такой яркий, загадочный, красивый мужчина из мечты… Володя часто выступал как музыкальный оформитель спектаклей. И у нас с ним появился особый опыт: мы выходили на сцену и пели.

Вместе с заслуженным артистом РФ Владимиром Гурьевым в восьмидесятые годы они создали литературный театр «Собеседник», который по самым скромным подсчетам дал около тысячи концертов. Помню, с какой теплотой Гурьев говорил о «большой интернациональной душе» друга и коллеги. «Армянин по крови, своей доброжелательностью, остроумием и контактностью он объединял пеструю, многонациональную актерскую братию. Когда в девяностых в стране начались сложности и пошли расколы, мы с ним разошлись во взглядах – во что верить, как жить, но продолжали общаться, ни на йоту не изменив дружбе».

Больше тридцати лет прошло, а словно вчера то было. Вспоминаю детали дня, а правильнее сказать, изматывающей ночи, когда В. Аллахвердова избрали председателем Ставропольского отделения Союза театральных деятелей РФ. Год 1989-й – как предвестник лихих девяностых. В театре шла подготовка к отчетно-выборной конференции. Спорили допоздна, ругались, кричали… Наконец, Е. Луганский, ныне директор театра, предложил на должность председателя СТД В. Аллахвердова. Все проголосовали за. И не ошиблись. Под его началом Ставропольское отделение СТД РФ сразу заявило о себе как организация, которая самодостаточна, ни у кого ничего не просит и заставляет с собой считаться. В одном из последних интервью В. Аллахвердов рассказывал:

– Работаем по основным целям. Это помощь коллегам – старикам и молодежи, тем, кто больше нуждается.

Помощь была всегда реальная, не на словах. Когда авантюристы попытались обманным путем лишить квартиры народного артиста РСФСР Б. Данильченко, Аллахвердов буквально поднял на ноги краевую власть. И добился справедливого решения. В другой раз благодаря Аллахвердову к разбору судебного дела по иску московского критика Нателлы Башинджагян, родственницы архитектора Кускова, автора исторических строений в Ставрополе (ее тоже пытались лишить прав на родительский дом), подключилось журналистское сообщество, в итоге «бесперспективное дело» тоже завершилось справедливо. А скольким своим коллегам, живущим далеко не роскошно, члены Ставропольского отделения СТД выбили надбавки к пенсиям, обеспечили бесплатные поездки на лечение в санатории СТД РФ... Для этого Владимир Мнацаканович подключал все каналы и возможности, в том числе статус доверенного лица Президента РФ, которым он являлся в последние годы.

Театр обладает волшебной силой проявлять и главное в жизни, и мелочи, которые неожиданно обретают некий особый вещий смысл. Аллахвердова знала десятки лет, а вот замечательная байка, которую он как бы между прочим рассказал мне, оказалась полной неожиданностью. Вскоре после того как Владимира Мнацакановича выбрали председателем Ставропольского отделения Союза театральных деятелей России, попал он в Белгород на семинар.

– Собралась вся театральная Россия. Днем просматривали спектакли, а вечерами собирались в Доме актера. Однажды выходит на сцену ведущий (как раз Буша после Рейгана выбрали президентом Соединенных Штатов), говорит, есть предложение послать новому американскому президенту поздравительную телеграмму. Пишите свои предложения – конкурс объявляется. Думал – хохма, розыгрыш, под это и написал свой вариант. Записки наши рассмотрели, стали по одной зачитывать. Наконец, остаются два последних варианта. Зачитывают их и начинают голосовать. Большая часть зала – за меня… Смотрю, огромный торт несут. Ребята все в полном восторге. Уже отпробовав десерт, я все-таки решил уточнить насчет телеграммы Бушу – шутка это или как? Оказалось, серьезнее не бывает, и телеграмма уже ушла в Штаты…

– Так что ты все-таки написал? – нетерпеливо спросила я.

– А написал всего несколько слов: «Берегите актеров, ибо из них получаются неплохие президенты». Жюри по достоинству оценило намек на президента Рейгана, бывшего актера.

Ну, а из хороших актеров получаются патриархи и короли... сцены.

Как это принято в актерской среде, в последний путь Владимира Аллахвердова провожали в фойе театра. Народ занял все пространство у входа. Те, кто не поместился на ступеньках, толпились на площадке перед театром. Под аплодисменты его несли на руках коллеги. Каждый хлопок, как один общий, громовой рефрен, будто отбивал такты музыки и слов в честь Артиста: «Виват, король, виват...».

Наталья БЫКОВА

Виват король, виват! / Газета «Ставропольская правда» / 8 октября 2019 г.