Продолжим путешествие, теперь по восточной части Воронцовской. Начинается она с жилого дома второй половины XX века. Через арочный проезд можно подойти к старинному зданию с колоннами. Когда-то это был... костел.

В былые времена неподалеку хоронили представителей польской диаспоры. Созданное ею Римско-католическое общество добилось разрешения властей на сооружение у кладбища костела. В 1845 году было возведено здание в готическом стиле с четырьмя входными колоннами, легкость ему придавала изящная отделка фасада: полуколонны, ниши, затейливый узор карнизов, чугунные решетки окон. Над одним из двух приделов возвышалась колокольня. Из Могилевской католической епархии, к которой был причислен ставропольский костел, прибыл ксендз Викарино. В ограде костела в разные годы похоронены ставропольский архитектор В.Э. Лобановский, купцы Л.В. Траубе, К.И. Новотни, ставропольский генерал-губернатор Б.М. Янушевич и другие.

Костел действовал до начала 30- х годов прошлого столетия, а потом с него сбили купол, разобрали колокольню. Надмогильные памятники пошли на фундаменты строящихся жилых домов. В 1938 году здание перестроено под жилой дом для партийных работников, в народе получивший название «дом Суслова», потому что здесь жил и М. Суслов, первый секретарь Ставропольского крайкома компартии. Сейчас от былого великолепия костела остались только старинные колонны.

На углу бывших Воронцовской и Мавринской улиц стоит величественное здание, построенное в пятидесятые годы XX века. В сентябре 1950 года «Ставропольская правда» писала: «Новое здание будет одним из самых больших в городе. В нем разместятся краевые конторы трестов «Росглавмаслопром», «Росглавхлеб» и «Росглаввино». Именно поэтому изначально здание называли «дом трестов», так оно именовалось на открытках и конвертах. В 1954 году, когда убрали леса, горожане увидели прекрасное здание, напоминавшее архитектуру знаменитых сталинских высоток со шпилями, которые по сей день украшают Москву. Два четырехэтажных крыла составляли жилую часть, в центре сооружена вышка со шпилем, увенчанным серпом и молотом в венке из колосьев. Главный вход и фасад по карнизам украшены лепниной с символическим изображением продукции трех названных трестов. Со временем про тресты забыли, и в народной топонимике закрепилось название «дом под шпилем».

В 1960 году на нем установлен первый в городе ретранслятор, с этого времени Ставрополь стал принимать устойчивые телесигналы. Недавно отреставрированное здание радует приятным оттенком фасада и искусно восстановленной лепниной. В нем сейчас расположены офисы телекомпании «АТВ Ставрополь», радиостанции DiFM Ставрополь.

Далее оказываемся у четырехэтажного жилого дома под № 28, где на нижнем этаже находится детская стоматологическая поликлиника. Место это тоже историческое. Старые постройки, к сожалению, не сохранились, в том числе и двухэтажный дом, на котором в 1927 году в честь 150-летия Ставрополя была установлена мемориальная доска: здесь по пути в Петербург останавливался имам Шамиль. Как писал краевед Г. Прозрителев, 4 декабря 1859 года Шамиль со своим большим семейством на многочисленных санных экипажах в сопровождении усиленного казачьего наряда прибыл в Ставрополь. Шамиль совершил экскурсию по городу, посетил штаб Кавказской армии, Воронцовскую рощу, где в его честь был дан ужин с фейерверком. А на следующий день отбыл в Новочеркасск.

На нынешнем доме памятные доски информируют, что здесь жил Герой Советского Союза Рысевец Флавиан Владимирович (1923 -1990), а с 1976 по 2014 год работал руководитель кафедры детской стоматологии, заслуженный врач РФ профессор Водолацкий Михаил Петрович.

На нашем пути П-образной формы двухэтажное здание, частью выходящее на ул. Барятинскую (ныне Комсомольскую). Архитектурный облик его строг, декор скромен. Это бывшая Ольгинская женская гимназия. До нее в начале XIX века на этом месте находился острог – пересыльная тюрьма, именовавшаяся «тюремный замок». История Ольгинской женской гимназии берет начало с 31 декабря 1860 года, когда был утвержден ее проект. К тому времени в Ставрополе уже действовала Александровская женская гимназия, но в ней учились девочки привилегированных кругов. В новом учебном заведении сели за парты дети разночинцев, мещанского и купеческого сословий. В 1876 году гимназия по просьбе городского общества стала носить название Ольгинской в честь супруги наместника Кавказа великого князя Михаила Николаевича Ольги Фёдоровны, посетившей учебное заведение в 1869 году.

Гордость гимназии – ее воспитанница Римма Иванова, сестра милосердия, героиня Первой мировой войны, единственная женщина – кавалер офицерского ордена св. Георгия. В июне прошлого года рядом со зданием бывшей гимназии ей открыт памятник. Среди воспитанниц – писательница ХХ века Ольга Форш, дочери публициста-просветителя, общественного деятеля Я. Абрамова, писателя И. Сургучёва, архитектора Г. Кускова…

Во время войны при отступлении гитлеровцы взорвали центральную часть строения. После восстановления начала функционировать 1-я женская средняя школа, ставшая потом смешанной. СШ  №  1 – это и моя родная школа, в ее классах мы, ученики пятидесятых годов прошлого века, познавали мир. Хорошо помню, как каждый день на центральной лестнице нас встречала, окидывая оценивающим взглядом, директор Елена Владимировна Лованова. Высокая, строго одетая, с прической волосок к волоску, похожая на гранд-даму. Попробовали бы девчонки что-то соорудить на голове кроме косичек – сразу в умывальник… Сейчас в этом здании интернат для глухонемых детей.

И вот вход в Воронцовскую рощу. Она создавалась на участке Черного леса к югу от Ставропольской крепости, положившей начало городу. Рощу по праву можно назвать свидетельницей истории Ставрополя. Здесь до сих пор стоят дубы-великаны – ровесники города. Первым владельцем рощи был отставной поручик Матвей Бабин. Из архивного документа узнаем, что участок с постройками у М. Бабина купил купец Василий Тарасов и подарил его Кавказской областной гимназии, открывшейся в 1837 году. С тех пор роща стала называться Гимназическим садом. А в 1848-м она перешла в городское владение. Произошло это по инициативе наместника Кавказа князя М. Воронцова, именем которого впоследствии и назван сад. Для его благоустройства из крымских имений князя в Ставрополь были доставлены виноградная лоза, черенки яблонь, груш, сливы, вишни, черешни, абрикоса, саженцы тополя черного, пирамидального, конского каштана… Расчищена центральная аллея, проложены боковые дорожки для гуляющих, разбиты цветники, построены каменная беседка, павильон для танцев. Через пруд перекинут мост с ажурными перилами, доживший до наших дней. Документы сохранили имена людей, вложивших свой труд в процветание Воронцовской рощи. Это садовники Михаил Иванов, Александр Полянский, Пётр Нечмиров. Расцвет сада приходится на конец XIX – начало XX века, когда городским садовником стал чех по происхождению Бернард Новак. Особенно преуспел он в создании цветников. Его композиция «Варяг», связанная с героическим крейсером Русско-японской войны, была признана лучшей на конкурсе парковых хозяйств в 1904 году. В роще были построены Коммерческий клуб, музыкальная раковина, но многое из задуманного Б.  Новаком не осуществилось. Началась Первая мировая, затем Гражданская… Возрождение пришлось на 50-е годы: построены новые павильоны, фонтан, планетарий, площадки с аттракционами. С тех пор он неоднократно завоевывал звание «Лучший парк СССР». Сейчас горожане сетуют: многочисленные питейные заведения, непомерно большие зоны для аттракционов, приходящиеся на сравнительно небольшую площадь парка, зоопарк отрицательно влияют на экологию уникального места. Может, лучше вернуться к идее английского парка, не завершеной Б. Новаком? А еще вернуть парку название Воронцовский?

До сих пор помнится аромат хлеба в булочной за центральным входом в парк. До революции последними хозяевами двухэтажного особняка, построенного в 1909 году, были представители династии Эрлихов, занимавшихся ювелирным делом. Нижний этаж сдавался под магазины: хлебный, который дожил до конца 80-х годов прошлого столетия, и «Варшавская молочная» госпожи С. Пренской, где впервые в городе начал продаваться новый напиток – кефир.

В верхней части дома, где жили хозяева, поселились и их дальние родственники – семья портного Исая Эрлиха, сын которого Арон стал известным советским журналистом, писателем. Первым его учителем в творчестве стал наш известный драматург и прозаик И.Д.  Сургучёв, о чем Арон Исаевич поведал в рассказе «Опус №…», опубликованном в журнале «Юность» в 1978 году. Работал в Москве в газете «Гудок» бок о бок с будущими выдающимися писателями И.   Ильфом, Ю. Олешей, В. Катаевым, Л.  Славиным. В 1922 году помог молодому, неустроенному писателю М.  Булгакову получить работу в «Гудке». Позже возглавлял отдел литературы и искусства газеты «Правда». Его перу принадлежат сборники повестей и рассказов «Нас учила жизнь», «Средний человек», «Многие годы».

Сохранившееся почти в первозданном виде здание, на первый взгляд, простое в архитектурном плане, имеет затейливые украшения. Например, на крыше круглое сквозное окно, в котором в определенное время фокусируется солнце, посылая свои лучи. Над ним когда-то находилась скульптура ангела, призванного оберегать покой и достаток семьи (разрушена). На двух балконах сохранились кованые решетки, усеянные звездами Давида, – свидетельство религиозной принадлежности владельцев. Здание пока ждет реставрации.

За вторым входом в парк «Центральный» непременно надо остановиться у небольшого двухэтажного особняка в стиле эклектики. Он интересен тем, что связан с именем М.Ю. Лермонтова. Особняк принадлежал вдове чиновника Марфе Дробязгиной, которая сдавала его в 1835 -1839 годах под палаты Ставропольскому военному госпиталю. Поэт, как известно, в мае 1837 года, выехав из Ставрополя в свой полк, заболел. Пришлось вернуться и лечь в госпиталь.

Это здание в списке памятников градостроительства и архитектуры Ставрополя значится как особняк Могильницкого. В 90-е годы XIX века усадьбу приобрел предприниматель И.А. Могильницкий, полностью перестроивший дом. Здесь он открыл «Женевский магазин», где продавались ювелирные изделия лучших фирм России и Европы, а также часы известных марок.

В советские годы на первом этаже долгое время находилось кафе «Ивушка», ныне – кафе «Граф Воронцов». Надо отдать должное устроителям этого заведения, вывесившим баннеры о графе Воронцове и истории особняка.

Далее подходим к Центральному почтамту, выстроенному в 1954 году в стиле неоклассицизма. Вход украшен четырьмя колоннами, часами, встроенными под арочным окном, фасад – полуколоннами, которые, как и колонны у входа, заканчиваются капителями в виде лепестков. Участок этот в 60-е годы XIX века приобрел известный банкир Макар Попов. В это время на Кавказе начала проводиться первая телеграфная линия от Тифлиса до Ставрополя. М. Попов оборудовал в своем доме телеграфную контору со станцией, принимавшей сигналы аппаратами «Морзе» и «Витсон». В конце 70-х годов того же столетия сын М. Попова купец 1-й гильдии Арутюн Макарович снес старые строения и возвел новое, где разместил новую телеграфную контору и почту. Воронцовская улица на какое-то время была переименована в Почтовую. В годы войны почтамт был сожжен при отступлении немецких войск.

На нынешнем здании висит мемориальная доска, которая напоминает, что в этом здании с 1944 по 1973 год работал начальник краевого управления связи Малахиев Александр Михайлович, участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды.

Восточная сторона Воронцовской заканчивается двумя небольшими двухэтажными особнячками, которые можно назвать рядовыми примерами застройки старого города. Один из них принадлежал предпринимателю Газиеву, а угловой, выстроенный в 1872 году, – штабс-капитану И. Гречанинову. Как в большинстве купеческих зданий, хозяева, жившие на верхнем этаже, нижний сдавали внаем под различные магазины.

В бывшем доме Газиева до недавнего времени находился переговорный пункт, ныне салон оптики и кофейня. В бывшем доме И. Гречанинова сегодня мастерская подарочной керамики.

После пересечения Воронцовской справа с Александровской, слева с Вельяминовской улицами шла Театральная, о которой рассказ впереди.

Елена ГРОМОВА