Врачи Ставропольской краевой клинической больницы разработали и запатентовали уникальную методику хирургического лечения суставов. Теперь для того, чтобы вырастить собственный хрящ в колене больше не нужно его «сверлить», провоцируя ткани на регенерацию.

Преимущество такого лечения еще и в том, что регенерация хряща происходит гораздо быстрее, чем при ранее использованных методах.Детально поговорить о ноу-хау ставропольской медицины удалось с одним из его изобретателей, врачом Ставропольской краевой клинической больницы, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры травматологии и ортопедии СтГМУ, главным травматологом-ортопедом СКФО Георгием Айрапетовым.

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Детально поговорить о ноу-хау ставропольской медицины удалось с одним из его изобретателей, врачом Ставропольской краевой клинической больницы, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры травматологии и ортопедии СтГМУ, главным травматологом-ортопедом СКФО Георгием Айрапетовым.

– Георгий, так каким образом вам удалось вырастить хрящи в коленях без дополнительных потерь во время хирургического вмешательства? В чем суть операции?

– На идею мы натолкнулись, когда начали общаться с коллегами на кафедре стоматологии нашего медицинского университета. Они активно используют коллагеновые мембраны для регенерации в стоматологии. Пришла мысль: а почему бы не применять их в ортопедии? И получилось. Сначала проводились испытания на животных. Это были овцы, их суставы схожи с человеческими. А сегодня уже 25 человек живут с восстановленными коленями по новой технологии. 25 операций – и каждая успешна.

Во время операции мы коллагеновую мембрану – матрицу подшиваем к зоне дефекта хряща, и она, как заплатка, закрывает его. После этого используем плазму, обогащенную тромбоцитами. Она производится из собственной крови пациента. Процесс такой: предварительно забираем необходимое количество крови, центрифугируем ее в специальных пробирках и выделяем из нее специальные факторы роста, которые вводятся под эту самую заплатку. Они-то как раз и участвуют в процессе регенерации. В итоге под этой заплаткой формируется новый хрящ. Операция проводится в среднем за 90 минут.

– То есть фактически вы способствуете восстановлению собственного хряща?

– Да, это не какое-то замещение – протезирование, а именно стимуляция образования собственного хряща.

– А что происходит с мембраной? Ее же нужно извлечь?

– Она за три недели сама рассосется. Мембрана так устроена, что вызывает регенерацию на себя: на ее основе формируется мягкий хрящ. Он, конечно, за три недели не успевает окрепнуть, но главное, что мембрана свое дело к этому времени успевает сделать.

– Как проходит реабилитация? Пока хрящ не окреп, как его не повредить?

– Вот поэтому человек два с половиной месяца ходит на костылях, чтобы ни в коем случае не повредить его. Можно ногой работать, только не наступая. Иначе пациент просто раздавит неокрепший хрящ.

– Для этого нужно обладать очень высоким уровнем самоконтроля: трудно не забыться и не наступить. Почему сразу не наложить гипс для подстраховки, чтобы ходьба была невозможной?

– Мы не можем лишить человека на три месяца движения в суставе. У него потом нога не будет работать: ни сгибаться, ни разгибаться. Поэтому, на сегодняшний день все операции делаются так, чтобы человек максимально активно мог пользоваться своей ногой.

– Насколько доступна эта технология рядовому человеку?

– Это как раз все и делалось для рядовых людей. Для того чтобы попасть к нам на такую операцию в качестве пациента, нужно обратиться к врачу по месту жительства в любой точке края. Врач ставит диагноз, после чего отправляет к нам, в ведущее медицинское учреждение региона.

– Вы и после операции ведете пациента?

– Да, даем рекомендации. Дома участковый врач может давать и свои, но учитывая наше мнение по поводу назначений. Делается это для того, чтобы человек к нам не ездил каждый раз из отдаленных территорий края.

– С какими диагнозами показаны такие операции? Кому они помогут прежде всего?

– Чаще всего нужны при болезни Кенига. Это заболевание неизвестной этиологии, его происхождение медицине по сей день неизвестно. Из-за нее появляется дефект хряща, просто говоря, дырка. Разные гипотезы происхождения патологии, и травмы в том числе, и генетика… И вот в таких случаях это основное показание. До этого изобретения раньше просто стимулировали зону дефекта. Провоцировали: сверлом рассверливали и заставляли ткани регенерировать, самостоятельно наращивая родной хрящ. Теперь это можно осуществлять без излишних повреждений.

– Где вы уже продемонстрировали свое новшество?

– В Пензе была большая конференция хирургов-ортопедов, нейрохирургов, кардио-логов Innomed 2019. В ее рамках я провел мастер-класс. Оперировал в областной больнице, а трансляция шла в конференц-зал, и в прямом эфире происходило общение с докторами.

– Как коллеги восприняли ноу-хау?

– Хорошо, мы надеемся на распространение по России. У нас есть патент. Это, кстати, тема моей докторской диссертации.

– Есть ограничения для проведения операции?

– Возраст до 55 лет. После этого порога регенераторный потенциал значительно снижается.

– А работает методика на других суставах?

– Пока не пробовали, но я думаю, да. Просто людей с болезнями коленных суставов значительно больше. Он так устроен, что на него нагрузки значительно выше. Поэтому и заниматься в первую очередь начали именно коленями.

Елена АЛЕКСЕЕВА