Всю подноготную сверхсекретной советской программы пилотируемых полетов на Луну узнали из первых уст участники Международной научно-практической конференции «Ф.А. Цандер и современные космические проекты», которая прошла в кисловодском музее «Крепость».

За схемами, которые свободно демонстрировали в кисловодском музее «Крепость», четыре десятка лет назад охотились разведки всех ведущих западных стран

За схемами, которые свободно демонстрировали в кисловодском музее «Крепость», четыре десятка лет назад охотились разведки всех ведущих западных стран

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

На конференцию, посвященную 130-летию со дня рождения пионера отечественного ракетостроения, приехали ветераны и действующие сотрудники отрасли из Санкт-Петербурга, Москвы, Самары, других регионов, а также с малой родины изобретателя – из Риги. В составе внушительной делегации Военно-промышленной корпорации «НПО машиностроения» из подмосковного города Реутова была и научный сотрудник Яна Цандер – внучка изобретателя первой советской ракеты.

О связи Фридриха Цандера с другой секретной советской корпорацией – самарское ПАО «Кузнецов» – участникам конференции рассказал начальник отдела ракетных двигателей заслуженный конструктор России Александр Иванов.

Как свидетельствуют архивы, в 1919 году молодой инженер Фридрих Цандер работал на московском заводе № 4, где участвовал в усовершенствовании поршневого авиационного двигателя. В 1941 году завод эвакуировали в город Куйбышев (ныне Самара), где он действует и поныне под названием ПАО «Кузнецов».

В Кисловодск приехала и научный работник военно-космической корпорации «НПО машиностроения» Яна Цандер – внучка пионера ракетостроения Фридриха Цандера

В Кисловодск приехала и научный работник военно-космической корпорации «НПО машиностроения» Яна Цандер – внучка пионера ракетостроения Фридриха Цандера

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В 30-е годы Фридрих Цандер вместе с Сергеем Королёвым и другими учеными разрабатывал ракетный двигатель, в котором топливом служила смесь жидкого кислорода с керосином. Даже спустя десятилетия главный конструктор советских ракетно-космических систем Сергей Королёв считал концепцию своего учителя единственно верной.

Поскольку в Москве главный конструктор ракетных двигателей Валентин Глушков жестко отстаивал схему «кислотного» двигателя, Королёв под именем инженера Сергеева приехал в Самару для выбора предприятия, где бы разработали и изготовили двигатель, работающий на смеси жидкого кислорода с керосином и способный доставить на Луну сверхтяжелую ракету с космонавтами. Выбор пал на авиационный завод, которым руководил гениальный конструктор авиационных двигателей Николай Кузнецов.

Весной этого года в России и во многих других странах широко отметили 60-летие вывода на орбиту первого искусственного спутника Земли. По словам Александра Иванова, американцы были настолько ошарашены тем, что в 1957 году в космосе первым оказался советский аппарат, что буквально заболели идеей реванша. Уже на следующий год США объявили о начале проекта полета астронавтов на Луну.

Заслуженный конструктор России Александр Иванов в Кисловодске

Заслуженный конструктор России Александр Иванов в Кисловодске

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Ответ не заставил себя долго ждать. В 1961 году руководство СССР приняло решение о создании сверхтяжелой ракеты Н-1 для доставки советских космонавтов на Луну. В отличие от США в нашей стране о существовании грандиозного проекта знал только узкий круг конструкторов, военных, руководителей партии и правительства, хотя над осуществлением его отдельных частей трудились сотни тысяч граждан СССР.

В перерыве конференции я расспросил Александра Иванова, почему же советскую программу пилотируемых полетов на Луну, на которую затратили колоссальные силы и средства, не довели до логического конца. По мнению конструктора, существенную роль сыграл личностный фактор: Сергей Королёв слишком рано умер, а его преемники не имели такого авторитета, чтобы отстоять проект, к которому руководители СССР потеряли интерес, после того как в «лунной гонке» американцы нас опередили.

Первый испытательный старт советской сверхтяжелой ракеты «Н-1»

Первый испытательный старт советской сверхтяжелой ракеты «Н-1»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Однако, признал Александр Иванов, в советской лунной программе были и технические проблемы. Американцы высадились на Луне 21 июля 1969 года, а чуть раньше – в феврале этого же года – стартовал первый советский сверхтяжелый ракетоноситель Н-1. К счастью, без космонавтов. Через 40 секунд после взлета первая ступень взорвалась, из-за того что в двигатели вместе с топливом попали посторонние примеси. Еще более трагичная судьба была у второго ракетоносителя – он взорвался на 18-й секунде после старта. И по той же самой причине. Ошибки учли: разработали и установили на ракетоносителе более совершенную систему фильтрации топлива. У третьего ракетоносителя на старте все прошло гладко. Однако затем выявился другой дефект: из-за нехватки мощности двигателей, стабилизирующих положение ракеты, она стала закручиваться вокруг своей оси и на 70-й секунде после старта разрушилась. Заключительный, четвертый испытательный пуск Н-1 прошел 23 ноября 1972 года. Согласно расчетам, первая ступень ракетоносителя должна была отсоединиться на 113-й секунде полета, после чего, преодолев земное тяготение, Н-1 на малой тяге спокойно долетел бы до Луны. Полет шел отлично, но на 109-й секунде лопнула магистраль подачи жидкого кислорода, на ракетоносителе возник пожар. От успеха советскую лунную программу отделяло всего четыре секунды.

Так выглядела первая ступень советской ракеты «Н-1»

Так выглядела первая ступень советской ракеты «Н-1»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В 1974 году последовало жесткое политическое решение: программу пилотируемых полетов на Луну закрыть.

Поскольку изначально рассчитывали совершить целую серию полетов на Луну, то на самарском предприятии изготовили сотни двигателей для сверхтяжелых ракетоносителей. Согласно бухгалтерским правилам, списанные запчасти ракетоносителя Н-1 подлежали утилизации. Но главный конструктор Николай Кузнецов, пользуясь своим колоссальным авторитетом, нарушил правило и аккуратно складировал двигатели на загородной базе предприятия.

Вернер фон Браун на фоне первой ступени ракеты «Сатурн 5»

Вернер фон Браун на фоне первой ступени ракеты «Сатурн 5»

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

В 1976 году Советский Союз ввязался в новую космическую гонку с США. На этот раз руководству СССР не давали спокойно спать американские «Шаттлы». За десять лет, затратив огромные средства, в СССР разработали ракетоноситель «Энергия», который вывел на орбиту отечественный челнок «Буран». Какое-то время советские СМИ торжествовали: наш-то «космический самолет», в отличие от американских, может летать без пилотов! Но вскоре выяснилось, что «Буран» никому не нужен, и программу закрыли.

Самарский конструктор Александр Иванов считает, что огромные деньги просто выбросили на ветер. Для вывода на орбиту отечественного челнока вполне можно было использовать ракету Н-1 с двигателями НК-33, предназначавшимися для лунной программы.

Парадокс, но первыми о советской лунной программе вспомнили американцы. В 90-е годы они предложили купить несколько пылившихся на складе ракетных двигателей. Правительство СССР во главе с Виктором Черномырдиным покряхтело (не хотелось раскрывать секретную технику), но согласилось – уж очень нужна была валюта. Александр Иванов сопровождал старые самарские двигатели на американский космодром «Уоллопс». Все испытания в монтажно-испытательном комплексе двигатели НК-33 (по американской классификации AJ26-62) прошли отлично.

Самарские ракетные двигатели и конструктор Александр Иванов на американском космодроме

Самарские ракетные двигатели и конструктор Александр Иванов на американском космодроме

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

И вот 21 апреля 2013 года оставшиеся от лунной программы советские двигатели успешно вывели на орбиту американскую ракету среднего класса Antares. После этого «проснулись» и наши чиновники. В декабре того же 2013 года пролежавшие на складе почти 40 лет двигатели благополучно подняли с космодрома «Плесецк» в космос ракету легкого класса «Союз – 2-1в».

Как рассказал Александр Иванов, в последнее время на самарское ПАО «Кузнецов» зачастил вице-премьер Правительства России Дмитрий Рогозин. Вероятно, руководство страны думает, как использовать нерастраченный потенциал советской лунной программы.

Николай БЛИЗНЮК

Почему советские космонавты не полетели на Луну / Газета «Ставропольская правда» / 3 ноября 2017 г.