В России с каждым годом все более широкое распространение получает коллекторская деятельность. Услугами соответствующих агентств все активнее пользуются кредиторы, включая банки и коммерческие организации. Однако отношение к этому виду бизнеса неоднозначно в среде обывателей, поэтому мы попросили прокомментировать слухи (кое-кто уверен, что коллектор – это рэкетир с утюгом для выбивания долга!) и рассказать о секретах работы Викторию Анисимову, генерального директора ООО «Коллекторское бюро «СРВ» – предприятия довольно успешного и авторитетного.

Виктория Анисимова.

Виктория Анисимова.

– Это только на начальном этапе развития коллекторская деятельность в России представляла собой банальное «выбивание» долгов у заемщиков, причем абсолютно любыми способами. Но к настоящему моменту этот бизнес приобретает цивилизованные черты, – говорит В. АНИСИМОВА. – Сейчас многие компании оказываются в непростых ситуациях, когда без услуг коллекторов просто не обойтись. За последние 2 – 3 года рынок сильно активизировался: на арене появилось множество агентств различного калибра, а сами клиенты стали заметно разборчивее и требовательнее.

– Виктория Валентиновна, почему у российского бизнеса и даже населения возникает необходимость в специальных услугах по возвращению долгов. Государство в этом плане не может помочь людям вернуть собственные деньги или обеспечить какие-то инструменты воздействия?

– К сожалению, издержки работы нашей судебной системы таковы, что порой не так просто получить исполнительный лист на принудительное взыскание задолженности. Но даже при его наличии ошибочно считать, что деньги скоро окажутся на счетах кредитора. Не ошибусь, если скажу, что в нашей стране десятки миллионов неоконченных исполнением производств «в связи с невозможностью взыскания». Эта формулировка уже стали притчей во языцех. В самой Федеральной службе судебных приставов признают существующие проблемы. О них можно говорить много: это и законодательные ограничения в проведении исполнительских мероприятий, и высочайшая загрузка службы, и дефицит квалифицированных кадров. Безусловно, играет роль и низкая финансовая заинтересованность приставов-исполнителей: вознаграждение не особо зависит от результата работы.

К тому же, согласитесь, далеко не все предприятия даже при наличии штатных юристов могут самостоятельно заниматься целенаправленной работой с должниками. В результате растет спрос на профессиональные коллекторские услуги. Особенно в условиях протекающего ныне экономического кризиса.

– Логично возникает следующий вопрос. Каким арсеналом ныне пользуются коллекторы?

– Современные коллекторы предлагают широкий перечень услуг, начиная даже с так называемых превентивных мер. Это, к примеру, мониторинг надежности бизнес-партнера, проверка заявленных им сведений, анализ потенциальной рискованности. Как продолжение – это, конечно, досудебное и судебное сопровождение разбирательства, вплоть до полного взыскания задолженностей.

Вряд ли удивлю, но сначала, когда собирается информация и анализируются причины неплатежей, коллекторы устанавливают связь с должником, предлагают уладить существующую ситуацию. И если он настроен на конструктивный диалог, то однозначно может рассчитывать на лояльное отношение и определенные уступки.

Если все это не помогло, то подключается, скажем так, государственная машина. То есть используется уже судебный порядок – исковой или приказной – для получения решения и дальнейшего обращения в службу судебных приставов. Приставам мы можем помочь информацией о наличии у должника имущества или каких-то обязательств, участием в переговорах и т.д. Также не исключена подача заявления в правоохранительные органы о привлечении к уголовной ответственности за злостное неисполнение вступившего в законную силу решения суда, что предусмотрено соответствующей статьей УК РФ.

Если нет никакой реакции и каких-то подвижек, дальнейший сценарий предполагает иск в арбитраж о признании должника банкротом. Здесь коллекторы также могут сопровождать клиента в судебном разбирательстве, оказывать содействие арбитражному управляющему в реализации имущества должника.

Но суд – это, конечно, вынужденная мера, как свидетельствует мой собственный опыт. Основная часть работы коллекторского агентства приходится на досудебное урегулирование проблемы. Если загнать в угол должника, он точно не расплатится, поэтому главное оружие – это компромисс.

Примерно две трети долгов взыскивается, так сказать, в режиме мирных переговоров, через соглашение на приемлемых для всех сторон условиях. То есть коллектор в некотором плане фактически выступает, скажем так, медиатором.

Но вместе с тем нельзя отрицать, что многие коллекторские фирмы, в том числе и на рынке Ставрополья, не гнушаются использовать приемы морального давления, прибегают к оскорблениям, слежке и откровенному шантажу. Однако «Коллекторское бюро «СРВ» не применяло незаконных способов работы с должниками и ни в коем случае не будет этого делать. Группе компаний «СРВ» уже более семнадцати лет, и подвергать какому-то риску годами наработанную репутацию было бы неправильно.

– Тем не менее звучит очень много обоснованных жалоб на действия коллекторов, выбирающих криминальные методы работы. В этой связи некоторые считают, что нужен отдельный закон о коллекторской деятельности.

– Если честно, я не вижу в нем острой потребности. Да, в некоторых частных случаях становится ясно, что какие-то нормы несовершенны, но тем не менее у нас для работы есть Гражданский кодекс, закон об исполнительном производстве, изрядно обновленный закон о банкротстве юридических лиц, физических лиц...

Более того, существующих надзорных ведомств вполне достаточно, для того чтобы должнику было куда пожаловаться. Так, если сотрудники нечистого на руку коллекторского агентства занимаются вымогательством и высказывают угрозы жизни или здоровью, то следует писать заявление в правоохранительные органы. Если распространяют персональные данные должника, то обращаться нужно в Роскомнадзор. Если пытаются оклеветать, то с иском о защите чести – в суд. Ну и так далее.

Кстати, на Западе привлечение коллекторских компаний является неотъемлемой частью внутренних процессов бизнеса по сбору долгов. И в большинстве стран Европы коллекторские агентства работают без специального регулирующего закона.

– Хотелось бы коснуться вариантов сотрудничества коллекторской компании с тем бизнесом, который пытается вернуть долги. Насколько сейчас распространена практика купли-продажи плохих долгов?

– Если говорить о нашем опыте, то договоры уступки, когда требование кредитора переуступается коллекторскому агентству, – это обычное дело. Агентство приобретает долг с дисконтом (со скидкой. – Авт.), который зависит от того, насколько старой и проблемной является задолженность, кредитор сразу же получает живые деньги, и ему не требуется ждать возврата денег. Как правило, коллекторские агентства выкупают долги за 60 – 80% размера долга, хотя бывают и более скромные расценки.

Те же банки обратили внимание на выгодность продажи долгов, ведь это помогает им значительно «почистить балансы», сократить суммы на резервирование рисков по возможным неплатежам по кредитам, высвободить ресурсы для развития.

– Кризис внес какие-то коррективы в работу коллекторов?

– Мы пережили не один экономический кризис – переживем и этот. Я думаю, что количество работы у коллекторов добавится, так как кризис только подстегнул развитие этого бизнеса в России, число обращений от компаний всех отраслей экономики растет. И параллельно нарастает спрос на настоящих профессионалов, умеющих находить эффективные и приемлемые для всех сторон способы решения проблемы.

* * *

ООО «Коллекторское бюро «СРВ» приглашает к сотрудничеству и предлагает воспользоваться услугами, включающими весь спектр мероприятий, направленных на решение проблем по взысканию долгов.

 Контактная информация:

355017, г. Ставрополь, ул. Мира, 319;

www.asrv.ru.

Тел./факс: (8652) 35-04-08; 24-47-47.

Email: law@asrv.ru; asrv@bk.ru.

Юлия ПЛАТОНОВА

Не нужно загонять должника в угол / Газета «Ставропольская правда» / 8 июля 2015 г.