Роман Савичев

Роман Савичев

ЗАКОНный интерес

ЗАКОНный интерес

Для нашей страны административная юстиция в некотором плане является новшеством. Но юристы, знакомые с правовой практикой других государств, уверены, что ее введение может облегчить жизнь обывателя, по крайней мере в споре с органами власти, на что решаются пока далеко не все, чьи права нарушаются. Положения нового кодекса проанализировал руководитель широко известного на Юге России «Юридического агентства «СРВ» Роман САВИЧЕВ.

– Сначала отмечу, что последние несколько лет в России ознаменованы динамичным развитием судебной системы и важными структурными изменениями, – говорит Р. Савичев. – Вместе с ними наконец назрело решение актуального вопроса о появлении в нашей стране так называемой административной юстиции. Поясню, что это особый процессуальный порядок разрешения административно-правовых споров между гражданином и органом госуправления. В отличие от России, в очень многих странах существует специальный порядок рассмотрения споров между гражданами и органами власти. И надо сказать, что такой подход доказал свою эффективность. Обращение граждан к Фемиде там давно стало одним из гарантированных и цивилизованных способов, для того чтобы добиться выполнения законов и заставить власть имущих оперативно решать вопросы, волнующие людей, препятствовать взяточничеству и бюрократизму. По сути, это вопрос доверия населения к институтам власти.

Возвращаясь к российской действительности, отмечу, что действующая процедура разрешения споров граждан и власти довольно специфична. Административные дела находятся в фокусе судов общей юрисдикции, ход рассмотрения дел в которых регулируется Гражданским процессуальным кодексом. А он, подчеркну, исходит из принципа равенства участников процесса. Но, по большому счету, таковыми орган власти и гражданина назвать нельзя. У должностных лиц, органов исполнительной власти или местного самоуправления, как правило, есть административный ресурс и в принципе больший потенциал. Потому далеко не всегда, даже имея на то серьезные основания, люди решаются противостоять бюрократии.

Суть нового кодекса отвечает международным стандартам деятельности судов, которые подразумевают наличие в любом демократическом государстве специального порядка рассмотрения споров между гражданами и органами власти на условиях преференций гражданину как более слабой стороне. Что имеется в виду? В споре с чиновниками обыватель априори должен иметь процессуальные преимущества – в частности, он не должен доказывать неправоту органов власти. Да, с одной стороны, предусматривается, что каждое лицо, участвующее в деле, обязано доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается. Однако обязанность доказывать законность оспариваемых правовых актов, решений, действий или бездействия органов власти и должностных лиц возложена как раз на них.

В одобренном главой государства документе особый акцент при рассмотрении дел делается на активную роль суда. В частности, предусматривается возможность самостоятельного истребования судом доказательств, а также, например, при проверке законности нормативных правовых актов возможность выхода дела за пределы оснований и доводов заявленных требований.

Напомним, с предложением принять кодекс административного судопроизводства президент Владимир Путин выступил в Послании Федеральному Собранию в декабре 2012 года. Проект он внес в Госдуму в конце апреля 2013 года. Кодекс регулирует рассмотрение в судах административных дел: об оспаривании нормативных правовых актов, решений или бездействия госорганов, защите избирательных прав и о компенсации за судебную волокиту. Но при этом решения президента и правительства, Генпрокуратуры, Следственного комитета и Центробанка можно будет оспорить только в Верховном суде. Административное судопроизводство также включает дела о ликвидации политических партий, религиозных и других некоммерческих организаций и СМИ, о принудительной психиатрической госпитализации, взыскании денежных сумм в счет уплаты обязательных платежей и санкций с граждан и ряд других.

Вместе с тем положения кодекса не распространяются на производство по делам об административных правонарушениях и по делам о взысканиях на средства бюджетов бюджетной системы страны.

Еще на стадии обсуждения проекта кодекса особенно бурные дискуссии в юридическом сообществе вызвали положения, которыми предлагалось установить обязательное требование о наличии высшего юридического образования для представителей в административном процессе. Они подверглись жестокой критике, но, несмотря на это, в итоговый текст перекочевали из первоначальной редакции в почти неизменном виде. В пояснительной записке к законопроекту было сказано, что обязательное представительство вводится для граждан, не имеющих высшего юридического образования, только по административным делам, представляющим наибольшую сложность с точки зрения реализации гражданами своих процессуальных прав и обязанностей. То есть, как видим, наличие профессионального юриста гражданину потребуется не всегда. Кроме того, требования к участию представителей, имеющих высшее юридическое образование, исключено для руководителей государственных и муниципальных органов. Эти лица смогут участвовать в процессе, не будучи дипломированными юристами.

На мой взгляд, несмотря на резонность аргументов об ограничении доступа к правосудию, требование о наличии у представителей юридического образования является больше плюсом, чем минусом. Оно должно обеспечить более эффективную защиту прав и интересов граждан, не разбирающихся в тонкостях законов. В то же время они смогут по-прежнему защищать свои интересы в суде самостоятельно.

Думаю, что мы еще неоднократно вернемся к вопросам правоприменения новых норм. Ведь, безусловно, об их эффективности и жизнеспособности можно говорить после некоторой «обкатки». Напомню, что вводится в действие Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации с 15 сентября 2015 года. А с 15 сентября 2016 года подавать административные иски, обжаловать судебные решения по административным делам и получать исполнительные листы можно будет через Интернет.

Как спорить с чиновником / Газета «Ставропольская правда» / 27 мая 2015 г.