Недавно ставропольцы с удовлетворением узнали: дому по улице Дзержинского, 183, наконец, придан статус объекта культурного наследия, и отныне он охраняется государством. Этого долгие годы добивались представители общественных организаций, краеведы.

«Лермонтовский домик» в Ставрополе

«Лермонтовский домик» в Ставрополе

Дорога у мельницы В.Я. Леонидова.

Дорога у мельницы В.Я. Леонидова.

История доходного дома первой половины XIX века, расположенного в бывшем Воробьевском предместье, связана со многими известными именами. Его в 1840 – 1841 годах снимал участник Кавказской войны генерал-лейтенант, барон И.А. Вревский, у которого часто собиралось блестящее офицерское общество. Бывали здесь сосланные на Кавказ декабристы М.А. Назимов и А.А. Бестужев, а также брат великого поэта Л.С. Пушкин и А.А. Столыпин (Монго). Но самое главное – в доме на Воробьевке останавливался великий поэт Михаил Лермонтов, поэтому ставропольцы называют его Лермонтовским домом. Исследователи считают, что здесь Михаил Юрьевич сочинил стихотворение «Дубовый листок», здесь встречался с некоторыми прототипами романа «Герой нашего времени».

Позже дом перешел во владение семьи известного натуралиста-кавказоведа Н.Я. Динника. Здесь Николай Яковлевич устроил зоологический музей с чучелами животных и птиц (эта коллекция ныне хранится в краеведческом музее), отчего в народе дом стал именоваться «Охотничьим домиком».

В 1927 году к 150-летию основания Ставрополя на доме была установлена памятная доска с надписью: «В этом доме в 1840 – 1841 гг. останавливался М.Ю. Лермонтов», позже, увы, утраченная.

В настоящее время «Домик Лермонтова» находится в плачевном состоянии. Он не был отремонтирован даже к 200-летнему юбилею со дня рождения поэта, отмеченному в прошлом году. Более того, дому угрожал снос в связи с проектами новой застройки. На месте живописного сада, по которому гулял поэт, стали возводить «высотку», вместо самого объекта культурного наследия планировалась автостоянка. Слава богу, неравнодушные ставропольцы остановили стройку. Она признана незаконной, но не демонтирована и продолжает уродовать прежний вид.

Что будет дальше с домом? Пока неизвестно. Сейчас в нем проживают четыре семьи, в одной из комнат расположен магазин «Овощи-фрукты». Хотелось бы, чтобы здание стало мемориальным музеем.

Да, остается только сожалеть, что Ставрополь во многих местах потерял свой уникальный исторический облик. Вот только недавние примеры: снесен дом купца-мецената Алафузова на ул. Голенева (бывшая Хоперская), не смогли отстоять горожане симпатичный старинный особнячок на ул. Дзержинского, 136. (Как не являвшийся объектом культурного наследия, он вроде бы не имел особой ценности. Зато теперь на его месте очередной безликий образец нынешней архитектуры. – Прим. ред.)

Вот и рядом с Лермонтовским домом снесено домовладение, ранее принадлежавшее семье Гладко-Сацких. Основателем этого рода был Михаил Антонович Гладко-Сацкий, участник Кавказской войны. При наместнике Кавказа генерале от инфантерии А.П. Ермолове командовал Кабардинским полком. В 1829 году в чине подполковника исполнял должность коменданта города Кисловодска. В 1833 году признан во дворянстве, о чем свидетельствуют дворянские родо-словные книги Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей с 1795 по 1912 год. Как и многие офицеры – участники Кавказской войны, получил надел земли. На 1843 год ему принадлежало 400 десятин земли и 16 крестьянских душ мужского пола на хуторе при селе Тугулук Ставропольского округа Кавказской области.

В 1834 году полковник М.А. Гладко-Сацкий покупает у титулярного советника Петра Чернявского усадьбу стоимостью 2000 серебром в Воробьевском предместье г. Ставрополя. Как описано в архивном документе, это был «деревянный дом на каменном полуэтаже. В верхнем этаже пять жилых помещений, каменный сарай, каменные ворота, полотно ворот и калитка с железными притворами, колодец глубиной до трех сажень, выложенный камнем. Большой сад с 250 фруктовыми деревьями. Всего земли до полутора тысяч квадратных сажень…». Усадьба как раз соседствовала с домом, где останавливался М.Ю. Лермонтов. И не исключено, хотя полковник и был гораздо старше поэта, что боевые офицеры по-соседски общались.

По военной части пошел сын Михаила Антоновича, тоже Михаил. Он служил в Ставропольском 64-м батальоне. Михаил Михайлович породнился с известной на Ставрополье фамилией, женившись на Марии Иосифовне Бржезицкой. Ее брат Михаил Иосифович Бржезицкий – дворянин, служил в инженерных войсках, во второй половине ХIХ века был архитектором г. Ставрополя. По его проекту, составленному совместно с С.Д. Лазаревым, было возведено здание железнодорожного вокзала, напоминающее средневековый замок (разрушено в годы Великой Отечественной войны). Им осуществлен проект (архитектор Дурбанов) здания, являющегося одним из лучших в Ставрополе образцов богатого особняка, известного как «Музыкальный салон братьев Леонидовых» (сохранилось по ул. Дзержинского, 87). М.И. Бржезицкий – автор проекта церкви Св. Даниила Столпника на Даниловском кладбище (разрушена в 30-е годы ХХ века). В 90-е годы ХIХ века Михаил Иосифович был предводителем дворянства всех уездов Ставропольской губернии. Сохранился дом, спроектированный архитектором, на углу улиц Ломоносова (бывшей Параллельной) и Морозова (бывшей Гимназической), ныне охраняемый государством.

У Гладко-Сацких Михаила Михайловича и Марии Иосифовны были сыновья Герман, Владимир и дочь Мария. Благодаря хранящемуся в краевом архиве делу узнаем о жизни Владимира Михайловича Гладко-Сацкого. Родился в 1870 году в Ставрополе. Закончив Ставропольскую мужскую гимназию, поступил в Харьковский технологический институт императора Александра lll на механическое отделение. По окончании его в 1901 году удостоен звания инженера-технолога. С 1 ноября 1901-го начал службу на Владикавказской железной дороге: помощником, затем начальником Петровского депо, вагонным мастером в Новороссийских мастерских, начальником Котельниковского, Грозненского участков тяги, возглавлял Ростовские, Тихорецкие паровозные мастерские. В 1906 году Владимир Михайлович обвенчался с дочерью священника Валентиной Алексеевной Ловановой. В августе 1918 года он увольняется со службы. В аттестате, выданном ему Обществом Владикавказской железной дороги, отмечается: «За время службы на дороге инженер Гладко-Сацкий ни в чем предосудительном замечен не был и возлагаемые на него служебные обязанности исполнял аккуратно и с полным знанием дела». Но вскоре он опять на службе: руководит техническим отделом Армавиро-Туапсинской железной дороги, службой тяги Азербайджанских железных дорог, заведует курсами Армузла. Окончательно оставил работу на железных дорогах в августе 1922 года по состоянию здоровья. Без дела сидеть не пришлось. Его богатый опыт был использован советской властью. В течение 10 лет (с 1922 по 1932 г.) он заведовал Ворошиловской школой механиков НКСХ (Народный комиссариат сельского хозяйства) РСФСР, а до 1939-го преподавал спецдисциплины, затем черчение в СШ №1 г. Ставрополя, автодело в автоклубе.

В 1942 году с приходом немцев В.М. Гладко-Сацкий эвакуировался из города. После возвращения был зачислен ассистентом кафедры механики Ставропольского сельхозинститута, где работал до своей кончины в возрасте 75 лет в декабре 1945 года. Вот такая богатая трудовая биография. О детях В.М. Гладко-Сацкого мало что удалось установить. Единственное: его дочь Анастасия в 80-е годы прошлого столетия работала в музее изобразительных искусств г. Ставрополя.

В архивном деле о В.М. Гладко-Сацком сохранились интересные дореволюционные снимки. На одном из них он сам с членами семьи. Второй, вероятно, сделан им от своего дома и интересен тем, что сохранил для потомков уголок старого Ставрополя. На фотографии место на пересечении улиц Воробьевской и Параллельной. Одно из запечатленных зданий из красного кирпича – это паровая мельница Василия Леонидова. Поэтому-то вся дорога запружена подводами с мешками зерна и муки.

Здесь следует вспомнить об оставившем также добрый след на Ставрополье роде купцов Леонидовых. Основатель династии – ейский купец 3-й гильдии Яков Леонидов, поселившийся в городе в первой половине ХIХ века. Он был одним из членов комиссии по строительству Казанского кафедрального собора, ставшего визитной карточкой Ставрополя. Занимался благотворительностью. Его сыновья Александр и Василий, являвшиеся потомственными почетными гражданами города, тоже внесли вклад в его процветание. Александр Яковлевич, как и отец, помимо торговли занимался общественной деятельностью. В 1867 – 1886 годах состоял гласным Ставропольской городской думы, депутатом полиции в городской управе, почетным блюстителем хозяйственной части Ставропольской духовной семинарии. Его сын Федор Александрович Леонидов был членом санитарной исполнительной комиссии городской управы, членом попечительского совета женских Св. Александры и Ольгинской гимназий. В 1899 году внес средства на устройство приюта беспомощных стариков. Капиталы деда и отца приумножили Вячеслав и Николай Федоровичи. На родовом усадебном месте, расположенном на Николаевском проспекте (ныне пр. К. Маркса), они возвели двухэтажный каменный дом. На первом этаже располагался галантерейный магазин, на втором – кредитно-банковская контора. Он сохранился до наших дней (К. Маркса, 76), как и дом, построенный Вячеславом и Николаем Леонидовыми на южной стороне усадьбы, выходящей на Александровскую (ныне ул. Дзержинского) улицу. Ценители искусства, братья предназначали его специально для музыкальных вечеров. В настоящее время в доме размещается детская музыкальная школа №1.

В 80-е годы позапрошлого столетия на углу нынешнего проспекта Октябрьской Революции и ул. Дзержинского на усадебном месте, перешедшем от отца, В.Я. Леонидов строит каменный дом. В нем с 1888 по 1893 год размещалась публичная библиотека, бывшая духовным центром города. В начале прошлого века здесь открылась столовая. В 1939 году на этом месте возведено здание краевого управления НКВД. Что касается паровой мельницы Василия Леонидова, то какое-то время она функционировала при советской власти, затем здесь находился солодовенный завод, пивбар. Совсем недавно на этом месте выросли два высотных офисных здания. И следа не осталось от старой мельницы, кроме случайно сохранившейся фотографии.

Казалось бы, совсем небольшой уголок старого города, а со сколькими славными именами он связан. Хочется верить, что те, от кого зависят планы застройки Ставрополя, не будут подходить к ним формально и бездушно, дабы окончательно не утратить бесценную историческую атмосферу, которой еще пока дышат знакомые улицы, хранящие дорогие следы. 

Елена ГРОМОВА, краевед