Сентябрь 2007 года. «Ставропольская правда» первой сообщает землякам о срочной экспедиции в Новоалександровский район большой группы сотрудников Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве под руководством известного палеонтолога кандидата биологических наук Анны Швыревой. Поводом стала редчайшая археологическая находка, обнаруженная в глиняном карьере на землях ОАО «Урожайное», – скелет ископаемого южного слона, ставший на сегодня всего лишь пятым в мире.

Анна Швырева и кости южного слона

Анна Швырева и кости южного слона

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Процесс сборки скелета южного слона

Процесс сборки скелета южного слона

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Статуэтка слона

Статуэтка слона

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Кости южного слона

Кости южного слона

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Кости южного слона

Кости южного слона

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Четыре скелета данного вида хранятся в музеях Парижа, Тбилиси, Санкт-Петербурга и Ставрополя. Так у ставропольского музейного слона появилась «сестренка», жившая 1-1,8 млн лет назад, в эпоху, когда на территории современного Ставрополья был развит ландшафт типа саванн, дававший этим крупным животным обильную пищу – ветки и листву мощных деревьев... Находка вскоре получила нежное имя Нюся, ее старший «брат» стал Архипом, а Ставрополье обрело вполне заслуженную славу «родины слонов».

Семь лет спустя музейщики сообщают долгожданную весть: вступаем в новый этап своего существования. А именно: буквально на днях Нюся встанет на ноги! Причем в том же зале природы, где более сорока лет «прописан» Архип. Отважные сотрудники музея пошли на беспрецедентный шаг.

– Обычно, если музей перестраивает какую-то экспозицию, то зал, в котором идет работа, закрывается совсем, – рассказывает «слоновья мама» Анна Швырева. – А мы пошли другим путем – решили сделать это все достоянием публики. Посетителям вход разрешается! Дело в том, что в этом зале есть старинный балкон, с высоты которого открывается отличный обзор. Отсюда виден в подробностях весь процесс. Разве это не интересно?!

Главная радость и одновременно чувство творческой тревоги для музейщиков: слоновий проект близится к завершению. Точнее сказать, начинается новая его фаза, уже в ином ракурсе. На базе модернизированного, по сути, зала будут развернуты и принципиально новые формы работы с посетителями. В задумках остается мечта об отдельном зале «В мире древних слонов», пока экспозиционных площадей под это не хватает. Поэтому при установке Нюси придется передвинуть скелет не менее уникального носорога-эласмотерия в соседний зал минералогии. Экспозиция минералогии, пользующаяся огромным интересом публики, ничуть от этого не пострадает, присутствие «живого» существа, скорее, придаст ей более динамичный вид.

Установке второго слона рядом с первым, естественно, предшествовали серьезные математические и иные расчеты, главной целью которых было выяснить, войдет он сюда или нет, все-таки фигуры огромные. Скрупулезно работала большая группа специалистов – скульпторы, дизайнеры, архитекторы, – чтобы оптимально распределить экспозиционную площадь. Сначала даже хотели Архипа подвинуть на полтора метра вперед, ближе к входу в зал, но по некотором размышлении отказались от этой идеи, поскольку «уйдет» не только эласмотерий, но и освободится часть зала, сегодня занимаемая реконструкцией раскопа Нюси, ведь лежащие здесь Нюсины кости встанут в скелет. Так что будет достаточно просторно и слонам, и посетителям. Предстоят лишь некоторые передвижки витрин, например, тех, что представляют фауну периода древних слонов – прародителей нынешних гигантов. На противоположной стене появится красочное панно, которое покажет историю постепенного распространения слонов по миру – в Восточную и Западную Европу, на Север и к нам, на Кавказ... А на соседней стене разместится «Родословное древо слонов».

– Тут важно не путать ископаемых слонов с нынешними африканскими и индийскими, являющимися совершенно новыми ветвями, не имеющими никакого отношения к мамонтовым видам, – подчеркивает Анна Константиновна. – А Архип и Нюся – мамонтовая линия. Кстати, в российской палеонтологии этот род определяется иначе, чем в Западной Европе...

Однако хочется добавить: как сей род ни назови, но ни в какой Европе стольких слонов сразу никто не имеет! И совсем скоро Ставропольский музей-заповедник станет единственным в мире музеем, одновременно экспонирующим двух ископаемых слонов одного – редчайшего! – вида. Любопытно, что по геологическому возрасту Архип и Нюся, раскопанные с разницей в сорок лет, жили примерно в одно время – 1 млн 800 тысяч лет назад. Могли, значит, в одном стаде ходить. Ибо что значит для слонов пара сотен километров от Георгиевска до Новоалександровска?! Анна Константиновна высказывает предположение, что, видимо, в то далекое время здесь была целая популяция южных слонов.

– Смотрите сами: в Равнинном мы нашли самку Нюсю, в Георгиевске – самца Архипа, кроме того, рядом находили зубки маленьких слоников, то есть в стаде были детеныши, появлялось потомство, – при этих словах собеседницы воображение невольно рисует живописные картины древнего мира с вышагивающими по земле ставропольской могучими животными...

Постановка Нюси на «ножки» станет центральным событием предстоящих юбилейных торжеств: в марте 2015-го музей-заповедник отметит 110 лет со дня основания. Что ж, Нюся достойна подобной чести, и всем, кто придет в музей в предстоящие три месяца, несомненно, будет на что посмотреть. Первым делом нужно установить основу весьма сложной конструкции, главное требование к которой – обеспечение устойчивости всего экспоната. Ведь, к примеру, Архип весит около двух тонн плюс металлическое основание под скелетом – нагрузка немалая. Недаром под полом второго этажа для прочности проложены особые ригели и металлические балки, позволяющие все это выдержать. Кстати, для Архипа происходящая реконструкция дело вполне привычное, ведь он уже переживал сложный этап, когда надстраивался третий этаж здания музея. Слон простоял все то время прямо в зале в персональном защитном металлическом ангаре. Тогда помещение второго этажа стало выше, и над Архипом появилось больше пространства.

Анна Константиновна показывает «косточки» Нюси, которым уже недолго пребывать в разобранном виде. Металлическое основание для позвоночника готово к «нанизыванию» скелета. Поскольку в раскопе слон лежал на правом боку, эта сторона хорошо сохранилась, а вот слева многое повреждено, поэтому ребра воссоздает в зеркальном варианте бригада формовщиков во главе со скульптором Георгием Мясниковым. Первый позвонок, «атлант», соединяющий хребет и череп, уже выполнен в гипсе. Успешно реконструированы шейные позвонки. Левую лопатку изготовили по образцу сохранившейся правой.

– Не хватало Нюсе стоп и лап, в их воссоздании помог наш Архипушка, у которого почти все лапы сохранились, – ласково поглядывает на своего старшенького Анна Константиновна. – А череп Нюси практически весь сделан заново, но благодаря современным технологиям и новым материалам он очень легкий, даже я могу поднять запросто. Скульптору осталось его чуток «оживить» для достоверности...

О своих древних подопечных Анна Константиновна готова рассказывать без устали. Ее особая гордость – факт установления того, что Нюся – не просто самка, но еще и рожавшая. Тому помогла методика, позволяющая по костям таза животного определить его пол. У Нюси же хорошо видно, как сместившиеся во время родов косточки потом сомкнулись неправильно, и вот эта неправильность все и подсказала. Да еще нижняя челюсть, которая у мамонтов-самцов устроена немного иначе, чем у самок.

– В общем, мы, совсем как криминалисты, по крупицам, по мельчайшим зацепкам воспроизводим всю картину... Вот у слонихи зубы во время раскопок рассыпались и были унесены местными жителями «на сувениры»... Мы тогда бросили клич с просьбой вернуть нам эти важные детали... И нашлись сознательные люди. Один дяденька из Равнинного привез зуб на телеге, укутав в солому! Они же весом до пяти килограммов каждый. Внукам хотел показать! А те еще товарищам кусочки дарили... Между прочим, тот знаменитый глиняный карьер селяне до сих пор не трогают, берегут.

Анна Константиновна живет в эти дни в особом волнении, почти как режиссер перед театральной премьерой! Все-таки ее слоновья «пьеса» пишется уже не один десяток лет, и так хочется выстроить всю драматургию на самом высоком уровне! В этом весь смысл жизни, уж коли она даже родилась в Международный день музеев. Судьба заметила ее в самом начале музейной карьеры: в 1961 году пришла сюда работать, а вскоре, в 1962-м, привезли «груду костей» – Архипа. И поначалу просто непонятно было, что к чему... Постепенно работа так увлекла, что теперь Швырева по праву признана одним из лучших палеонтологов России, хотя сама она отводит себе более скромное место. Вспоминает, как Архипа собирали два года. А Нюсю – с 2007 по 2014-й... Что поделаешь, финансовые проблемы... Зато нынче здорово выручают современные технологии. А особая признательность Георгию Мясникову, который, столько лет проработав с музейщиками над слоновьим проектом, теперь именует себя не иначе как «скульптор по слонам».

В этой связи подумалось: а ведь наше уникальное историко-научное достояние – ископаемый слон – заслуживает специальной площади в городе Ставрополе и настоящего памятника себе! Это же подлинное богатство края, способное по-своему работать на имидж Ставрополья. Не случайно проект «Ставрополье – родина слонов» в свое время стал обладателем гранта Благотворительного фонда В. Потанина, получил поддержку Министерства культуры России и министерства культуры края. Недавно посетивший музей-заповедник губернатор Владимир Владимиров очень заинтересовался этой работой. Сегодняшний ее этап стал возможен благодаря еще одному гранту – из федерального бюджета, полученному музеем-заповедником в рамках программы государственной поддержки реализации лучших событийных проектов культурно-познавательного туризма. Дело в том, что про ставропольских слонов и оригинальные задумки наших музейщиков хорошо знают на самом высоком уровне!

…Многие ставропольцы воспринимают симпатичных древних гигантов почти как... родню что ли. Коллекционер Алексей Калмыков даже подарил музею свое замечательное собрание слоновьих миниатюр. Когда-то, помнится, пресловутые слоники на комодах считались признаком мещанства. Зато еще ранее, до революции 1917 года, это был символ счастья и прочного домашнего очага: семь слоников олицетворяли смысл семьи – «семь Я». Их изображения вышивали, вырезали, выпиливали, рисовали, лепили... Давайте вспомним свое доброе наследие и вместе с вдохновенными музейщиками придадим ему новый, современный облик.

Наталья БЫКОВА

Нюся встает на ноги! / Газета «Ставропольская правда» / 26 декабря 2014 г.