21 июля – День Казанской иконы Божией Матери, престольный праздник Казанского собора.

Всего два года, как возродился на Крепостной горе Ставрополя кафедральный собор во имя Казанской иконы Божией Матери. Биография храма с конца 30-х годов прошлого века прервалась до начала нового столетия. Многие годы на Горке было пустынно, казалось, ни следа не осталось от былого духовного величия, ничего, что напоминало бы о нем ставропольцам. И все-таки есть в Граде Креста удивительный памятник того, первого Казанского собора. Об этом поведал настоятель храма Преображения Господня протоиерей Владимир Сафонов.

Иверская икона Божией матери. По-гречески эта икона называется Портаитисса, в переводе – Вратарница

Иверская икона Божией матери. По-гречески эта икона называется Портаитисса, в переводе – Вратарница

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Иверская икона Божией матери. По-гречески эта икона называется Портаитисса, в переводе – Вратарница

Иверская икона Божией матери. По-гречески эта икона называется Портаитисса, в переводе – Вратарница

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Конец тридцатых годов прошлого века. Ставрополь. Темная летняя ночь. Город притих, ни ветерка, ни шороха, ни звука... Но вот у стен чернеющего на фоне неба Казанского собора мелькнули чьи-то неясные тени, исчезли в проеме дверей, потом так же тихо вынырнули наружу, осторожно проплыли вниз по сонной улице. Двое несли в руках что-то явно большое и тяжелое. Вот они совсем скрылись в черной мгле, словно растаяли...

Вот так, почти детективным сюжетом представляются сегодня те события, о которых ныне живо лишь устное предание о чудесном сохранении в одной ставропольской семье особо почитаемого в народе Иверского образа Божией Матери и его не менее чудесном возвращении к людям спустя несколько десятилетий.

Портаитисса на Афоне

…У Иверской иконы Божией Матери, находящейся вот уже более десяти лет в храме Преображения Господня, удивительная история. По-гречески эта икона называется Портаитисса, в переводе — Вратарница. Таким образом, у нее несколько устойчивых наименований, и каждое из них отражает ее смысл. Иверская она от местонахождения в грузинском Иверском монастыре на горе Святой Афон.

– Появилась икона чудесным образом, что нередко случалось с образами Божией Матери. Например, Казанская явилась из земли, а Иверская — из воды, – говорит отец Владимир. – В сложную годину ее опустили в воды морские, и она поплыла к острову Афон, где уже тогда подвизались последователи уединенной аскетичной жизни. А таким людям свойственен поиск утешения. В миру мы нередко обретаем его в общении, в тех или иных социальных добродетелях. Человек же, удалившийся от мира для общения с Богом, ищет неких божественных «костыликов», которые помогали бы ему твердо стоять в его вере. Так афонские иноки обрели Ее. Однажды, выйдя к морю, они увидели огненный столб света: это шествовала по водам икона, которую они с благоговением приняли как дар Господа, как особый знак благословения Божией Матери.

Предание гласит, что монахи торжественно установили этот образ на самом лучшем месте в храме, с чтением соответствующих молитвословий. Затем, как обычно, на ночь все разошлись по своим кельям в приподнятом настроении. Но, вернувшись утром, не находят иконы! Все в смятении... Кто посмел?.. Вдруг один из них поднимает глаза горе и видит образ над вратами у входа в храм. Икону вновь с соответствующим славословием возвращают на почетное место. Но на следующий день история повторяется. И опять находят икону над вратами. Так повторялось несколько раз, пока монахи не поняли, что это не происки врагов, не чьи-то шутки, таково высшее промышление. Отсюда, собственно, и пошло наименование Портаитисса — Вратарница.

– Сегодня мы видим эти события через свое восприятие и понимаем, что образ Богородицы, по сути, сам находит место для своего присутствия. Так было на Святом Афоне, – поясняет батюшка.

Потом с образа делалось много списков, разошедшихся по свету, попавших в сотни храмов, то есть его история пошла вширь, по миру. Попал такой список и в Ставрополь. Для верующих каждая икона, написанная в каноне, чудотворна, но первообраз — основа всему. Иверских образов много на Кавказе, что по-своему символично, поскольку несет в названии отражение страны Иверии, всего благословенного Кавказа как территории особого попечения Богородицы.

Из забвения – к людям

– Я встретился с этой иконой, будучи назначенным на служение в храме Преображения Господня, – вспоминает отец Владимир. – И у нее уже тогда была своя история, которая со временем наполнялась новыми нюансами. А суть в том, что, как только вернули здание храма церкви, только-только решился вопрос об уходе из него военного госпиталя, чуть ли не в тот же день прибыла в храм эта икона. Мы знаем, кто выступал тут в качестве десницы Божией, — присной памяти митрополит Гедеон. Но и он был ведом духом, а не просто волей, эту икону владыка вытянул, можно сказать, из состояния забвения.

В начале 90-х годов ХХ века в меняющемся обществе начало меняться и отношение к церкви, к вопросам духовности, традиционным ценностям нашего народа. Мы все находились тогда в поиске «чего-то», своих духовных «костыликов»-подпорок. Это был весьма серьезный, сложный, иногда даже болезненный процесс! С присущими людям ошибками, заблуждениями, обретениями. В результате многие пришли в храм. Повсеместно стали строиться новые храмы, открывались духовные учебные заведения, издавалась литература, появилась периодика. В одной ставропольской семье некий старец признался детям и внукам: на чердаке нашего дома хранится святыня. И рассказал, что когда-то давно его отец принес домой икону, вынесенную из разрушаемого Казанского собора.

Детали теперь неизвестны: шел ли он мимо и забрал «бесхозную» икону или целенаправленно хотел сохранить? Нам важно, что сохранен факт бытования иконы именно в Казанском соборе. Сама эта семья – обычные горожане, миряне, но явно не безразличные к жизни церкви. Разумеется, собор рушился не в одночасье, тем более кафедральный, наиболее важные материальные ценности из него, скорее всего, унесли сразу. А то, что на рынке не продашь и в дело не пустишь, оставалось. И благочестивые христиане, кто что смог, забрали и сберегли. Хотя в те времена это было сопряжено с определенными опасностями: связь с церковью, мягко говоря, не поощрялась. Наверное, еще и поэтому историю иконы старец никогда никому не рассказывал, а незадолго до кончины счел необходимым это сделать.

На малопосещаемом чердаке икона использовалась под видом... столешницы. Как видим, ее не просто кинули на пол или поставили к стеночке, а перевернув ликом вниз, положили на козлы. Так, поначалу это был способ сокрытия, а со временем, может быть, присутствие «доски» стало более утилитарным... Старец, умирая, просил детей обязательно вернуть святыню в храм. В стремлении исполнить его волю (а это в традициях нашего народа) дети отыскали старую столешницу, перевернули... Можно лишь представить их состояние, когда на них взглянули глаза Богородицы! Конечно, икона не могла не подвергнуться влиянию времени и пребывала не в лучшем виде. Решили сначала отдать ее в знающие руки, привести в порядок. В ту пору в городе существовало сестричество, позиционировавшее себя как православное, там икону приняли, по мере сил почистили и установили в молельном помещении. Несколько лет потомки старца неоднократно обращались в общину с вопросом, когда же образ будет передан в какой-нибудь храм (о восстановлении Казанского еще и речи не было). Им отвечали, что он и так уже служит верующим. Словом, шла этакая вялотекущая тяжба: где лучше находиться образу. Пока история не была поведана митрополиту Гедеону. И тут вновь чудесное стечение обстоятельств: икону приносят в епархию аккурат в момент получения известия об окончательном удалении госпиталя из храма, открывшегося для регулярных богослужений. «Вот и хорошо, сказал владыка, пускай эта икона пойдет в храм Преображения!». Так по благословению правящего архиерея образ пришел в священное пространство храма.

Лукия, раба Божья

О какой-либо профессиональной реставрации образа отец Владимир пока не помышляет, поскольку нет в Ставрополе своей хорошей реставрационной мастерской, которая бы занималась не просто «подмазыванием», а могла по-настоящему реанимировать икону с использованием современных технологий. Отдавать же в случайные руки не хотелось бы.

Тем не менее Иверская в храме Преображения Господня облачена в особый, богато украшенный киот добротного дерева с ажурной резьбой и сразу выделяется даже на фоне свежей росписи обновленного не так давно интерьера. И с этим облачением образа связана еще одна человеческая история. Часто посещала службы преклонного возраста прихожанка с красивым старинным именем Лукия. Простая труженица, мать большой украинской семьи, каких немало в Ставрополе. Отец Владимир запомнил ее человеком глубочайшей, сильной, крепкой веры, людей с таким духом сейчас редко встретишь. Мне припомнились в этой связи слова митрополита Гедеона о том, что «нашу веру сохранили простые бабушки в белых платочках!». И Лукия была из таких, прочно стоявших на земле, но всегда душой обращенных к Небу. Эти люди несут свою веру по жизни совсем не фанатично, но как-то очень — без лишних слов — убедительно. Увидев в храме объявление о проведении ряда работ, пришла однажды к настоятелю:

– Батюшка, хочу внести свои деньги на киот для Иверского образа, чтобы это была память обо мне.

– Стоит подчеркнуть, что старица Лукия обсудила все сначала с родными дома, чтобы дети и внуки правильно ее поняли, так что это не был акт волюнтаризма – хочу, дескать, и все, а была мудрость жизни, согласованное действие, – в голосе отца Владимира слышится искреннее уважение. – Мы обратились в мастерскую Вячеслава Пахомова, руководителя артели, много сделавшей для благоукрашения ставропольских храмов. Так и появился у образа этот киот, который мы сохраняем как память о рабе Божией Лукии. Она успела увидеть оклад до своей кончины, а теперь сюда приходят ее родные, тоже наши постоянные прихожане.

Новые странички истории

По мнению специалистов, Иверская икона, нашедшая свое новое пристанище в храме Преображения Господня, была написана в конце ХlХ — начале ХХ века. Выполнена в характерной академической традиции: с совмещением древнего религиозного канона и элементов реализма. Можно предположить, что и создавалась она, скорее всего, для Казанского собора, где, судя по внушительным размерам (примерно метр на полтора), могла находиться в иконостасе. К сожалению, документальных свидетельств, например, фотографий убранства собора, не сохранилось.

Кстати, явление Вратарницы в храм положило начало не просто становлению прихода, но и вернуло традицию пополнения храмового собрания икон «миром». В упомянутое время отчасти стихийного духовного возрождения многие прихожане приносили буквально кто что может. От предметов обихода до икон. Порой это были даже вырезанные из цветных календарей изображения святых... Когда же приступили к обновлению внутреннего убранства, решили в росписи стен отразить все те образы, которые приносили верующие. Из отдельно стоящих сохранили несколько особо чтимых. Например, образ святой блаженной Матроны Московской являет свидетельство победы жизни над тяжелым недугом одного из прихожан. Это тоже уже страничка новой истории храма. Кстати, об этих страничках отец-настоятель периодически беседует с паствой, вместе они вспоминают связанные с этим события.

– Иверскую икону очень любят, часто приходят именно к ней, в течение дня мы это постоянно наблюдаем, – признается отец Владимир. – Она — истинная духовная помощница многих. Впрочем, величие святыни не определяется числом поклонений. Если же говорить о мистической связи этого образа с нашим приходом, я глубоко убежден, что таким скорым возрождением мы обязаны особому присутствию образа Богородицы. Все преобразования проходили под ее покровом, омофором.

История не сохранила имени старца, из чьего дома путешествовала Иверская в храм. Говорят, пришла как-то сюда женщина, которая долго стояла у образа, потом сказала служителям, что она представительница того самого рода, но имени так и не назвала... Да, наверное, и не в конкретном имени тут дело.

Сегодня жители Ставрополя видят на Горе новый Казанский собор, в нем и иконы новые, и роспись. А в скромной тиши старинного городского уголка радует сердца светлый образ Портаитиссы, таинственная биография которой хранит единственное точно сохранившееся предание о ее непростой судьбе и чудесном воскрешении. Этому преданию можно верить, как верят в него прихожане храма. Они, между прочим, в житейской своей практичности немного наивно остерегают батюшку, чтоб не рассказывал никому о святыне: вдруг отнимут ее для нового Казанского? Но вот еще одна высокая мудрость жизни: никто никогда не покушался на то, чтобы забрать да перенести икону в Казанский собор. И в этом тоже есть определенный высокий промысел: ее нахождение здесь словно священное звено, по-своему скрепляющее всю епархию, ведь Церковь — это единая духовная семья.

– Смысл соборности, ежедневно исповедуемый нами, — где бы церковь ни находилась, она всегда единая, истинная, апостольская, и полнота благодати присутствия Бога — в каждой ее частичке, – словно подытоживает историю отец Владимир. – Разделить невозможно. А еще для нас всех очень важно иметь связи с ушедшей эпохой. В этом году нашему храму исполняется 120 лет, он один из старейших в Ставрополе из числа сохранившихся. Но святынь из его прошлого до нас не дошло. Ведь сколько за эти десятилетия пронеслось всяких исторических бурь... Тем более чудо — сохранившийся Иверский образ, пожелавший обрести свое место именно здесь. Чудо – что пришла Богородица к нам, в храм Господа, словно Мать к сыну пришла. Много можно увидеть удивительных ниточек, связующих судьбы Церкви. Пережившей времена разрушений и подъема. И — живой. В преданиях ли, на чердаках, в конкретных делах...

Наталья БЫКОВА

Чудесное возвращение Вратарницы / Газета «Ставропольская правда» / 18 июля 2014 г.