Офицеры 83-го Самурского пехотного полка, 1916 г.

Офицеры 83-го Самурского пехотного полка, 1916 г.

Л. Верченко – участник Первой мировой войны, уроженец Медвежен-ского уезда Ставропольской губернии .

Л. Верченко – участник Первой мировой войны, уроженец Медвежен-ского уезда Ставропольской губернии .

Сегодня для нас ценны любые свидетельства, воссоздающие картину времени. Окунуться в атмосферу, царившую на Ставрополье в годы Первой мировой войны, помогают номера газет столетней давности, выходивших в Ставрополе. Перелистаем подшивку газеты «Северокавказский край» за 1914 год.

«Весь ужас в том, что в общеевропейской войне не будет победителей, – писала газета 22 июля. – В ней будут только побежденные. Кто бы ни победил на поле брани, в стране все равно эти победы отзовутся как поражение: так значительны будут те жертвы, которые потребует мировая война от европейских народов… Пройдут месяцы или год, и карту Европы нельзя будет узнать». Удивительно верно предвидел автор грядущие события.

С началом войны была ужесточена цензура. Испытывая недостаток информации, 25 июля «Северокавказский край» поместил передовую «Тягостное молчание» о том, как при отсутствии сведений возникают самые невероятные слухи и рождается паника. В статье усмотрели намерение вызвать у читателя недоверие к правительству. Постановлением ставропольского губернатора Б. Янушевича редактора газеты А. Баринова подвергли аресту на один месяц...

Неделей ранее, 18 июля, газета опубликовала Высочайший указ о мобилизации. На действительную службу призывались нижние чины запаса. Предписывалось также поставить в войска от населения лошадей, повозки и упряжь. Мобилизацию провели организованно, о чем свидетельствуют и газетные материалы. Например, в селах Константиновском, Спицевском, Бешпагирском, Надежда и Старомарьевском объявление о призыве свалилось на население как снег на голову. Никто не знал, почему отрываются от работы люди и лошади в самый разгар уборки хлебов, когда день год кормит. Однако все чувствовали наступление важных событий... Не успели нарочные объехать села, как к волостным правлениям стали собираться запасные, пригонялись лошади. Никакого ропота и неудовольствия не было. «Царь зовет нас под свои знамена, – раздавались голоса, – значит, нужно». Все явились на сборные пункты в Ставрополь и здесь узнали о войне. Бабий плач и причитания потонули во взрыве патриотического энтузиазма.

Во всех селах собрались сходы, на которых было решено всем миром помочь солдатским женам убрать и обмолотить хлеб. Частные землевладельцы бесплатно предоставили свои молотилки и подводы для своза хлеба. Собирались пожертвования.

В Ставрополе в то время квартировали две воинские части, их ждал театр военных действий. Сформированный вскоре дамский комитет при Красном Кресте, возглавляемый супругой губернатора Марией Ильиничной Янушевич, призвал население: «Через несколько дней из нашего города выступит на войну Осетинский конный дивизион, а за ним изготовились двинуться и наши самурцы. Конечно, мы, горожане, проводим их всех молитвой, благословением и горячими пожеланиями счастья и удачи, но по исконному обычаю непременно надлежало бы одарить нижних чинов этих боевых частей хоть скромными гостинцами в путь-дорогу, чтобы закрепить те незримые связи, которые установились между родным Ставрополем и нашими защитниками…». И за короткое время было изготовлено 4 тысячи мешочков с предметами первой необходимости, ни один солдат не остался без подарка.

Ставропольцы воевали в Закавказье против турецкой армии, а в Галиции, Румынии, Польше – против германских и австрийских войск. В ходе боев самурцы, например, захватили 30 тысяч пленных и два вражеских знамени. Годом позже на Кавказский фронт была отправлена 598-я Ставропольская пешая дружина полковника Салмина. Вот как запечатлела проводы дружины газета «Северокавказский край» от 7 апреля 1915 года: «В воскресенье, 5 апреля с. г., после поздней обедни на площади около Кафедрального собора при огромном стечении народа епископом Александровским Михаилом было совершено торжественное освящение знамени 598-й Ставропольской пешей дружины, сооруженное на средства губернского земства и г. Ставрополя…». За годы войны в армию было призвано более 154 тысяч ставропольцев. К сожалению, мало что известно о их подвигах.

Михаил, епископ Александровский, временно управляющий Ставропольской епархией (архиепископ Агафодор находился в отъезде), обратился к пастырям церкви, назвав народной войну «со злейшим, демонски гордым и сильным врагом». В каждом полку, говорилось в воззвании, есть отряд музыкантов, а в каждой роте – отряд песенников. И в их игре и пении только мажорные ноты. Ведь заскучай солдат, поддайся тоске и унынию – и ни о какой храбрости не может быть и речи, а вместе с тем отвернется от него и сама фортуна. Но есть другая музыка – музыка душевного мира и лада. Не смерть пугает солдата – на миру и смерть красна... Гложет его сердце мысль об оставшихся детях, жене, беспомощных стариках родителях, о том, что они пропадут без кормильца семьи. Забота о душевном равновесии воинов лежит уже не на командирах, а на обществе. Оно должно создать у солдата уверенность, что ни поля его не будут в запустении, ни скот в забросе.

Многие служители церкви пожелали отправиться туда, где идут сражения. Вот что писал архиепископу Агафодору настоятель Дмитриевской церкви с. Летницкого священник Вячеслав Запорожцев: «Имея искреннее желание послужить своими силами церкви и Родине в настоящее тяжелое время, покорнейше прошу архипастырского благословения и разрешения Вашего на поступление священником в одну из воинских частей действующей армии...». А тридцать послушниц Иоанно-Мариинского женского монастыря г. Ставрополя изъявили желание стать сестрами милосердия на фронтах, среди них Мария Татаренкова, Прасковья Лавлинская, Матрона Бережнова, Анна Звягинцева, Софья Волкова.

Интересный факт: 8 августа 1914 года на Ставрополье наблюдалось солнечное затмение. Журналисты не преминули использовать явление природы, подведя под него политическую подоплеку. В заметке «У нас затмение» автор предрекал победу России. Показателем, по его мнению, является то, что диск Солнца был закрыт с западной стороны, где началась война, оставаясь с восточной стороны ясным.

В первые же месяцы войны земством дважды открывались месячные курсы сестер милосердия, на которых было обучено более 80 человек. Такие курсы окончила и Римма Иванова – единственная женщина, награжденная офицерским орденом Св.  Георгия 4-й степени. С ней вместе учились девушки известных в то время на Ставрополье фамилий: М. Алафузова, С. Мачканина, Е. Руднева, М. Берк. Солдатским Георгиевским крестом была награждена сестра милосердия Елена Мавило, дочь ставропольского губернатора Б. Янушевича, находившаяся в составе санитарного отряда, сформированного на средства ставропольских туркмен. Этот санитарный отряд отлично проявил себя на Юго-Западном фронте. Газета «Северокавказский край» рассказала и о дочери крестьянина села Воронцово-Александровского Анисье Косенко, добровольцем поступившей сестрой милосердия в действующую армию.

Один за другим в губернии стали готовить госпитали для приема раненых. В печати публиковался перечень выделяемых помещений. Среди них земская богадельня им. Салмина (средства на нее завещал купец А.Ф. Нестеров), городская богадельня на Павловой даче, Александровское женское училище, дом семинарского общежития, больницы епархиального и духовного училищ. Некоторые горожане оборудовали госпитали за свой счет. Так, А. Демина (представительница известной фамилии предпринимателей) предоставила для госпиталя на 25 кроватей построенное ею здание церковно-приходской школы, взяв на себя надзор за хозяйством. Сообщалось о лицах, также изъявивших желание на свои средства оборудовать кровати при открывшихся в Ставрополе госпиталях: все это говорит о патриотическом настрое, царившем в те времена.

 

Окончание статьи:  Начало Первой мировой войны: строки из ставропольских газет столетней давности – часть 2 

Жертвы будут значительны / Газета «Ставропольская правда» / 6 мая 2014 г.