25 лет с момента вывода советских войск из Афганистана

Тогда, в 1979-м, рядовой Николенко проходил срочную службу в Витебской военно-десантной дивизии. В Афганистан ее бойцы вошли первыми. О том, как это было, рассказывает афганец Александр Николенко.

– Я был простым крестьянским парнем, родился в хуторе Привольном Кочубеевского района, окончил школу, работал, через год, 10 мая, призвали в армию. Помню, очень хотел быть десантником и гордился, что попал-таки в ВДВ. Однажды весь состав полка построили. Нам сказали, что предстоит важное боевое задание в другой стране. Кто не чувствует себя способным его выполнить, может остаться – никаких преследований не будет. И не было. Человек двадцать вышли из строя: люди мирных армейских профессий – косари, пекари, парикмахеры. Они охраняли потом здания и помещения нашей воинской части. Снялись-то мы полным составом, только эти двадцать человек и остались.

Нас же отвезли, не знаю куда. Армейский лагерь, усиленная подготовка, по вечерам падали без сил. Мы почему-то думали, что нас отправят в Иран. Революция там что ли была... 24 декабря мы вылетели в Фергану. Там на аэродроме провели весь день. К вечеру опять стали грузиться в самолет. Уже на борту вскрывали ящики с оружием и боеприпасами, получали гранаты, снаряжали магазины – вооружались на ходу. Прилетели. Кто-то сказал, что это Баграм. Но город мы, собственно говоря, не видели. Первые недели даже не ощущали, что находимся на одном месте. Днем копали окопы, ночью ехали несколько десятков километров и стреляли, стреляли... Возвращались уже на новое место.

Было ли страшно? Я об этом не задумывался. Некогда было об этом думать. Мы горячей еды и даже горячего чая в первые месяцы не видели, кухня за нами не успевала. Я хорошо помню, что после ввода в Афганистан горячий чай выпил первый раз в марте. Какое же это было счастье! Полгода нам не разрешали писать писем, не то что нельзя писать, что ты в Афганистане, а просто нельзя писать письма. Не разрешали и фотографироваться. Но мы все равно умудрялись это делать. Пленки какими-то неведомыми путями передавали в Союз. У меня они сохранились. Сейчас я смотрю на фотографии той поры и не узнаю себя на снимках. Разве я такой? Разве я был таким?

Не сразу, но все стало лучше, служба наладилась. Наша рота охраняла в Кабуле здание министерства обороны Демократической Республики Афганистан (там размещались наши военные советники – маршал Советского Союза Сергей Соколов, генерал армии главный военный советник вооруженных сил ДРА Александр Майоров и другие). Может, поэтому практически все остались живы. В нашей роте погибли только двое. А может, сложилось все так благодаря нашему ротному Александру Колмакову (потом он был командующим ВДВ и позже заместителем министра обороны РФ). Хороший был командир.

В Афганистане я служил полтора года до самой демобилизации. Опыта, конечно, набрались. Ведь попали мы туда необстрелянными пацанами. Несмотря на тяготы войны, соблазнов тоже хватало. Наркотики, марихуану нам предлагали свободно и бесплатно: бери – не хочу. Ума хватило не брать. Но вернулся я на Родину с изрядно истрепанными нервами, с каким-то не очень правильным взглядом на жизнь. И если кто говорит, что афганский синдром – это выдумка, для того чтобы оправдаться, – не верьте. Есть такой синдром. И до сих пор мне снится та война...

Спасибо надо сказать нашему тогдашнему государству. Оно нас, солдат чужой войны, награжденных медалями и орденами не своего государства, не бросило – в вузы принимали практически без экзаменов. Так и я поступил. Работал следователем в милиции, двадцать с лишним лет служил Фемиде в Советском районе, с 2007 года – в Курском.

Все вроде сложилось. Но меня не отпускает та война. Чужая? Но ведь мы были там своими телами, своими умами и своей душой. Было и есть много парней, которым не повезло. Кто-то погиб, как мой родственник Виктор Николенко в 1984 году в Афганистане, в его честь названа улица в селе Казинка Андроповского района. Кто-то не смог войти в мирную жизнь и спился. Это касается не только «афганцев», но и всех ребят, участвовавших в военных конфликтах. Хотелось бы, чтобы государство и в наше время не забывало о них. Им много не надо, лишь немного внимания...

Недавно прочитал отрывки из книги Александра Майорова «Правда об Афганской войне», вышла-то она в 1996-м, но все руки не доходили. Порой осеняет: ведь он же рассказывает о моих товарищах, наших операциях. Я и сам-то уже успел забыть... А наверное, забывать нельзя. Чтобы не повторять ошибок. И чтобы мои сверстники, участвовавшие в той войне, просто вспомнили эти непростые, но оставшиеся в памяти дни.

Валентина ЛЕЗВИНА

Мой незабытый Афган / Газета «Ставропольская правда» / 24 декабря 2013 г.