Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (2001 г.)

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (2001 г.)

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (2001 г.)

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (2001 г.)

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (в центре) и Александр Черногоров (слева)

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (в центре) и Александр Черногоров (слева)

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (справа)

Митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон (справа)

© Фото Александра ЦВИГУНА (из архива редакции «СП»).

Всю свою жизнь он положил на то, чтобы не ушла Святая Русь, не стала лишь достоянием архивов. Он верил и надеялся, молился и трудился ради того, чтобы Россия возродилась, воспряла, чтобы Кавказ был не «горячей точкой», а общим добротным домом для всех здесь живущих.

В памяти многих из нас он остался не только мудрым наставником, но и просто очень хорошим человеком, с которым можно было запросто побеседовать по душам, поделиться своими чаяниями и переживаниями. Мы помним его внимательный, спокойный взгляд, негромкий голос, заставлявший умолкнуть тысячные залы. Помним, как в канун великой даты – 2000-летия Рождества Христова – владыка был гостем «Ставропольской правды». О многом важном говорили с ним тогда журналисты, задавали и острые вопросы, ничуть не смущавшие владыку, умевшего найти точное слово, облечь мысль в четкую фразу. Но мне особенно запало в душу то, как удивительно возвышенно назвал митрополит Гедеон новую эпоху, в которую вступало человечество с приходом большой даты: таинственное третье тысячелетие. Не правда ли, тут проявилась душа не только пастыря, но – поэта?! Никто из нас тогда не ведал, что ждет человечество за этим рубежом…

Кстати, незадолго до этого в Ставрополе широко прошло чествование митрополита как верующими, так и всей общественностью края и Северо-Кавказского региона в связи с его личным юбилеем – 70-летием со дня рождения. Имя этого видного иерарха Русской православной церкви известно по всей России и далеко за ее пределами, недаром теплые поздравления и сердечные пожелания шли со всех уголков земли, как три года спустя шли отовсюду соболезнования по его кончине. Уроженец Кавказа, вышедший из семьи кубанских казаков, митрополит Гедеон четыре десятилетия исполнял обязанности духовного пастыря. Особую память о себе он оставил в Сибири, где за 18 лет руководства огромной Новосибирской епархией построил десятки новых храмов и укрепил тысячи страждущих душ. Затем вернулся на родную землю, в Град Креста – Ставрополь, где когда-то, по окончании духовной семинарии, был рукоположен в священнический сан под сводами старинной Крестовоздвиженской церкви. И в годы невиданных перемен и суровых испытаний, выпавших на долю жителей региона, пожалуй, больше всей остальной России, владыка сумел обрести и здесь заслуженное уважение и авторитет как последовательный миротворец, стремящийся к установлению долгожданного мира на земле и в сердцах людей. Его называли духовным отцом не только православные, но и мусульмане, и буддисты, и иудеи.

Трогательно и преданно любил он Кавказ. «Здесь моя родина, – говорил владыка, – здесь я живу, здесь служу. Горе Кавказа – это мое горе, радость Кавказа – моя радость, надежды и чаяния Кавказа – мои надежды и чаяния, ибо я как отец отвечаю перед Всевышним за то, как живет моя паства, как она ведет себя. Как иерарх, как гражданин своей великой миролюбивой Отчизны, я неустанно возвышаю свой голос к миру и милосердию. Увы, ныне в моей большой епархии беда: льется кровь, страдают люди, многие озлобились. Об этом болит душа… Так хотелось слышать от наших СМИ только правду! Чтобы все мы, прочитав слово правды, отзывались на него сердцем, а когда и заплакали… Хочется попросить журналистов: пропускайте каждую статью через свое сердце! Если чувствуете, что это полезно обществу, только тогда пишите. А все неполезное оставьте… Искренне призываю всех вас к осознанию цели нашего бытия, пониманию, ЧТО принес нам Христос своим Рождеством». Поистине высоким заветом пастыря звучат сегодня эти слова.

Имя митрополита Гедеона справедливо связывают с оживлением таких направлений в деятельности церкви, как масштабное строительство новых храмов, воспитание нового поколения священнослужителей, активное сотрудничество с армией. Еще главой Новосибирской епархии в не самые благоприятные атеистические времена он открыл в Сибири более 50 храмов, в том числе даже за полярным кругом! С приходом демократии стали расти новые храмы на Кавказе – в Дагестане, Ингушетии, Азербайджане, на Ставрополье. Тысячи верующих обрели возможность отправлять православные обряды в церквях, исповедоваться, присутствовать и молиться на богослужениях. Особое внимание владыка уделял духовному образованию: сразу же по прибытии на Кавказ возродил свою alma mater – Ставропольскую духовную семинарию, единственную на Юге России, и являлся до последнего своего дня ее ректором. Сколько теперь его воспитанников служит в приходах буквально всех регионов Кавказа, некоторые уже сами стали иерархами, как епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, епископ Якутский и Ленский Роман, ректор Российского православного университета игумен Петр Еремеев и другие. Именно владыкой Гедеоном были заключены договоры о сотрудничестве с рядом воинских частей: все чаще стали звать священников в армию, начиная с первой чеченской войны в 1994-1995 годах… В те дни рядом, в Чечне, решалась задача сохранения территориальной целостности России и защиты ее граждан от терроризма. Владыка глубоко переживал судьбу всех, кто оказался ввергнут в эти кровавые события, и как уроженец Кавказа, и как человек, в свое время служивший в армии не где-нибудь, а именно в Грозном, наконец как глава епархии, бывший почетным гражданином этого не чужого ему города…

Одним из первых церковных иерархов современной России митрополит Гедеон установил прочные контакты с представителями власти, депутатами, военными, деятелями культуры, науки. Его собеседниками, а потом и соратниками в добрых начинаниях были самые разные люди – от губернатора А. Черногорова, президента Ингушетии Р. Аушева до простых бабушек в белых косынках, стоявших на храмовых службах в отдаленных станицах. На всех встречах шел живой, непринужденный диалог на равных, диалог уважения и взаимопонимания. Помнится самый первый современный крестный ход в Ставрополе от места разрушенного Казанского собора к кафедральному Андреевскому, воспринятый народом как чудо невиданное. Как бы порадовался владыка ныне вновь вознесшемуся над Градом Креста Казанскому храму…

Впрочем, и при жизни он успел порадоваться возрожденному Свято-Никольскому собору в любимом его Кисловодске, началу воссоздания на горе Бештау Второ-Афонского Успенского мужского монастыря, Свято-Георгиевской женской обители… За тринадцать же лет его пребывания на Ставропольской кафедре открыто около трехсот приходов. Десятки новых храмов в городах, селах и станицах останутся памятниками владыке, так много сил отдавшему этому великому созиданию. В этих храмах всегда будут люди с благодарностью и любовью чтить светлый образ своего пастыря.

Труды митрополита Гедеона на благо церкви, народа и Отечества оценены высшими церковными и государственными наградами, но главной наградой была и остается нелицемерная любовь духовенства, монашествующих и мирян. Усопшим не нужна наша похвала. Но память о митрополите Ставропольском и Владикавказском Гедеоне нужна нам и сегодня. Вспоминая его, мы будем яснее видеть: так ли живем, то ли делаем. Во дворе собора Андрея Первозванного на святой для нас могиле пастыря всегда живые цветы. Владыка очень любил цветы, радовался, когда зацветали у стен собора роскошные розы, когда в торжественные дни ставили у икон букеты. Ему так хотелось, чтобы в храме было людям тепло. И тепло его сердца осталось здесь, с нами.

Наталья БЫКОВА

Добрый пастырь / Газета «Ставропольская правда» / 20 марта 2013 г.