ЗАКОНный интерес

ЗАКОНный интерес

Правовым механизмом реализации подобных операций выступает институт перевода земель из одной категории в другую. Но надо сказать, что эта процедура далеко не из легких и не всем собственникам удается добиться положительного решения.

Как считает руководитель широко известного на Ставрополье «Юридического агентства «СРВ» Роман САВИЧЕВ, остается много факторов, мешающих землевладельцам и землепользователям извлекать из своих участков дозволенные законодательством блага.

– В нашей стране долгое время отсутствовал специальный закон, который регулировал бы процедуру перевода земель из одной категории в другую, что, конечно, создавало серьезные правовые проблемы. Многие из них решил Федеральный закон № 172 «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», вступивший в силу с 5 января 2005 года, – говорит Р. Савичев. – Однако, как показала практика, он несовершенен и требует значительной доработки.

К примеру, нарекания со стороны юристов вызывают используемые в нем оценочные словосочетания «заинтересованное лицо», «правообладатель», «ненадлежащее лицо». Понятно, что законодатель не может прописать определения всех без исключения понятий и пошагово регламентировать все действия, – тогда закон попросту превратился бы в инструкцию. Но, с другой стороны, на практике это вызывает большие трудности, так как дает возможность госорганам, непосредственно занимающимся проведением процедуры перевода, трактовать такие понятия по-своему. И о каком принципе равноправия мы тогда можем говорить? Ведь в одном регионе чиновники на основании своих представлений могут использовать одну схему работы с землевладельцами, а в другом – совершенно иную.

Другая проблема касается сроков перевода. Тот, кто хоть раз предпринимал попытки изменить целевое назначение земельного участка, не понаслышке знает, что даже трех-четырех месяцев для этого недостаточно, поскольку необходимо подготовить солидный пакет документов. В частности, чего только стоит проведение экологической экспертизы! А она необходима в большинстве случаев.

Более того, вполне ожидаемо затягивание процесса со стороны государственных ведомств. Поводами для отказа в рассмотрении ходатайства может служить практически что угодно. Обтекаемые законодательные формулировки в этом плане чиновникам дают немалую свободу и совершенно не помогают защитить ценные земли.

Ведь, конечно, далеко не всегда собственник при изменении категории земельного участка руководствуется благими намерениями и точно следует букве закона. И в этом плане, на мой взгляд, государству пока лучше всего удается обеспечить защиту земель сельскохозяйственного назначения. Как известно, их оборот регламентируется специальным законом, причем большая роль в этом процессе отводится региональным властям. И здесь хороший пример – наше Ставрополье, славящееся плодородными сельхозугодьями: на территории края неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения практически нет. И правительство региона, и депутатский корпус внимательно следят за сохранением этого богатства, ведь земля должна работать и приносить пользу жителям края.

Другая ситуация с лесными массивами. В частности, решение о переводе лесных земель в нелесные в лесах первой группы, на которых, по сути, держится экологическая безопасность регионов и городов, может быть принято только Правительством РФ. К первой группе лесов по действующему законодательству относятся те, «основным назначением которых является выполнение водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных, иных функций, а также леса особо охраняемых природных территорий». Правительство принимает решение на основе результатов экологической экспертизы и при наличии согласия целого ряда федеральных ведомств. Здесь вроде как закон о переводе земель из одной категории в другую демонстрирует заботу государства о сохранении лесов.

Однако что мы видим на практике, в том числе судебной? Распоряжения Правительства РФ по вопросам перевода лесных земель в нелесные принимаются в большинстве случаев уже после того, как рассматриваемые земельные участки переданы в пользование. Проще говоря, они уже освоены, ненужный лес вырублен, и на них уже определенное время ведется хозяйственная деятельность. Свидетельство моим словам – борьба за сохранение лесов на Кавказских Минеральных Водах. Для наших курортов это вопрос жизни и смерти.

Уверен, что уже настала острая необходимость для ликвидации всех этих «перекосов» в законодательстве, порой ставящих в тупик как инвесторов, так и региональные власти. Первые в итоге не могут работать на развитие собственного дела и окружающей территории, вторым сложно обеспечить защиту природного богатства.

Земельные метаморфозы / Газета «Ставропольская правда» / 11 сентября 2012 г.