Публичные слушания проекта Генерального плана развития Кисловодска до 2033 года прошли в минувшую пятницу в большом зале администрации города-курорта. Четыре часа дебатов выявили различные, порой противоположные оценки представленного труда.

Кисловодск

Кисловодск

© Фото: Александр ЦВИГУН

Нью-Васюки кисловодского розлива

Проект генерального плана развития города-курорта Кисловодска до 2033 года, созданного согласно муниципальному контракту от 5 августа 2010 года, кисловодчанам представил творческий коллектив московского института «Гипрогор» во главе с советником Российской академии архитектуры кандидатом архитектуры Галиной Смыковской. Казалось, что одних регалий главного архитектора проекта и ее соавторов, подкрепленных 28 большими красочными планшетами и мультимедийной презентацией, довольно, чтобы напрочь исключить какие бы то ни было критические выпады. Однако дискуссия состоялась, и московские зодчие пережили немало неприятных минут.

В частности, председатель Союза пенсионеров Кисловодска Геннадий Попков без обиняков сравнил проект генплана Кисловодска с лучезарными перспективами создания Нью-Васюков, которые в свое время обрисовал васюковцам Остап Бендер.

Эта аналогия неоднократно возникала у многих присутствовавших, в том числе и у меня. Перед началом слушаний я попросил главного архитектора проекта объяснить, как в крохотном, зажатом со всех сторон горными хребтами, Кисловодске избежать транспортного коллапса, который вот-вот возникнет в районе Октябрьской площади и Центрального рынка. Галина Юрьевна охотно откликнулась, достала соответствующую схему, взялась растолковывать. Из схемы явствовало: радикально разрешить проблему, спасти центр курорта от извергающих тонны ядовитых газов автомобилей может только кольцевая автотрасса. Чтобы ее создать, надо всего-то: перебросить виадук через широченное Березовское ущелье, пробить тоннель сквозь Джинальский хребет, построить новый четырехполосный мост через реку Подкумок. После чего останется совсем пустячок – отсыпать сотню километров насыпи по горам и ущельям. Ясно, что эта дорога появится не ранее обозначенного в проекте генплана 2033 года. Да и то при условии, что президент или премьер-министр страны проявят политическую волю и изымут несколько миллиардов рублей из других проектов и перебросят на этот.

Я спросил Галину Юрьевну: «А предусматривает ли проект вариант, который можно сделать за оставшиеся годы работы нынешней администрации Кисловодска?».

Подземный путепровод, который, возможно, скоро начнут строить рядом с нынешним переездом через железнодорожные пути во въездном районе города, лишь чуть-чуть разгрузит центральную транспортную артерию – проспект Победы, но полностью проблему не решит. Главный архитектор пояснила мне, что зодчие планируют максимально отвести транспорт от центрального проспекта за счет прокладки параллельных магистралей, и стала показывать линии на схеме, обозначающие эти будущие магистрали. Я безмерно удивился, поскольку эти места знаю как свои пять пальцев: там все так плотно застроено, что едва разъедутся два велосипедиста. О каких параллельных магистралях может идти речь? Что же касается хронических транспортных пробок вокруг Центрального рынка, то с ними проектировщики предложили бороться методом гильотины: раз невозможно ликвидировать заторы машин, значит, надо ликвидировать рынок – перевести его на промышленную окраину города.

Единственное радикальное и в то же время, на мой взгляд, реальное предложение, как разрубить транспортный узел Кисловодска, внес председатель экологического движения «Эко-КМВ» Анатолий Бородич:

– Зачем в центре города-курорта нужна железная дорога? Почему бы не сделать железнодорожный вокзал на въезде в город, в районе нынешнего автовокзала? А железнодорожную насыпь превратить в широкую автомобильную трассу, по которой пустить электрический транспорт?

Похоже, московские проектировщики о таком решении не задумывались.

Чертежная доска все стерпит 

Уже в начале презентации московские зодчие доложили, что при разработке проекта генплана развития Кисловодска «была использована научно-исследовательская и проектная документация, разработанная ранее».

Здесь бы не было ничего предосудительного, если бы с каждым новым докладом сотрудников «Гипрогора» у присутствующих не крепло убеждение, что немалый объем многоуровневой работы проектировщики выполнили, не выходя из московской мастерской. Похоже, они весьма туманно представляют, что в действительности находится там, где на схемах нарисованы квадратики, треугольники, разноцветные линии.

И странно было слышать, как под видом научных изысканий собравшимся докладывали то, что в Кисловодске знает каждый пятиклассник. Например, чего стоит такое изыскание: все реки, протекающие через город, не успевают самоочищаться, поэтому воду из них нельзя использовать для пляжного отдыха. Каждому кисловодчанину известно, что в поселках и аулах в верховьях этих рек нет централизованной канализации... А потом еще и некоторые горожане используют их как дармовую помойку.

Депутат городской Думы, Почетный гражданин города-курорта Кисловодска Виталий Харин, отдав должное усилиям московских проектировщиков, тем не менее отметил, что пояснительная записка, которая сопровождает схемы, настолько объемна, рыхла по содержанию, что обычному гражданину трудно докопаться до сути.

Впрочем, и опытные хозяйственные руководители недоумевали. Так, стоя у одной из схем, разводил руками директор Кисловодского лесхоза Виктор Буртник. В Лесном кодексе и дополняющем его Федеральном законе № 442 есть понятия «федеральные леса» и «городские леса». Составители же проекта генплана обозначили городские леса Кисловодска как «земли с многолетними насаждениями».

На множество неувязок и ошибок, вызванных, вероятно, тем, что авторы проекта некритично использовали какие-то давно составленные схемы, указал председатель Думы города-курорта Сергей Финенко. Каким-то образом в проект генплана Кисловодска оказался включен природный заказник «Малый Ессентучок», хотя он находится в Предгорном районе и относится к Ессентукскому лесничеству. И уж вовсе анекдотичный пример привел директор Кавказской горной обсерватории МГУ Петр Кортунов. На одной из схем развития Кисловодска нарисована стрелочка и рядом надпись: «Станица Ессентуки». Но в том направлении есть город Ессентуки и есть станица Ессентукская. Что имели в виду проектировщики?

– В таком виде принимать генплан нельзя, – заключил Петр Васильевич. – Считаю, что его необходимо отправить на доработку, а потом провести повторные публичные слушания.

Принимай, а то проиграешь

На защиту представленного проекта генерального плана встали местные зодчие. Так, председатель Союза архитекторов Кавминвод Анатолий Давыдов назвал представленный проект «прорывом в создании современной градостроительной документации»

– В последние 20 лет не только в нашем регионе, а и вообще в стране разработка подобной многоуровневой проектировочной документации практически не велась. Этот генплан даст возможность архитекторам по-новому планировать, развивать город, развяжет руки местной администрации.

Заместитель министра строительства и архитектуры СК, главный архитектор края Леонид Осинцев также считает, что если появится такой основополагающий нормативный документ, как Генеральный план, то это снимет многие проблемы в развитии Кисловодска. Заодно Леонид Георгиевич похвалил кисловодчан: мол, редко где генпланы обсуждают так активно и заинтересованно, как в Кисловодске. Поблагодарила сограждан за активность и глава города-курорта Наталья Луценко.

Впрочем, то, что исход обсуждения предрешен, было ясно из вступительного слова председательствовавшего на слушаниях первого заместителя главы администрации Кисловодска Олега Боровко. Местная власть и горожане оказались в патовой ситуации, поскольку Градостроительным кодексом РФ установлен крайний срок, к которому должны быть приняты генпланы и документы по зонированию территорий муниципальных образований, – это 31 декабря будущего года. Тому, кто не успеет, потом придется кусать локти – вся градостроительная деятельность на территории будет фактически парализована. Так что времени в обрез. По новым правилам публичные слушания – необходимый этап принятия генплана. Местные власти обязаны их провести – во что бы то ни стало заручиться «поддержкой населения». Причем сделать это надо как можно быстрее, поскольку затем еще придется пройти уйму согласований в различных ведомствах. После чего генплан развития города-курорта Кисловодска повезут в Москву, в Министерство регионального развития.

Почему «устаревают» Генпланы?

Народ, выходивший из зала после публичных слушаний, нет-нет да приостанавливался, продолжая дискуссии. В том числе по вскользь упомянутой, но на самом деле принципиально важной теме: «А что сталось с прежним генеральным планом развития Кисловодска, который четыре десятка лет назад составили проектировщики того же самого института «Гипрогор»?» Почему он вдруг стал устаревшим, непригодным в качестве руководства для градостроительной деятельности в Кисловодске? Ведь за последние полтора миллиона лет никаких геологических изменений северо-восточнее Эльбруса не отмечалось. Горные хребты как стояли, так и стоят вокруг Кисловодска, реки как текли через город, так и текут. Изменения в законодательстве были, но не настолько радикальные, чтобы перечеркнуть весь генплан.

Дело в другом. По идее, генплан – это закон для местной власти. В Кисловодске же произошло то, что сплошь и рядом происходит в России. Из года в год город застраивали точечно – кому где вздумается. В результате одно здание перекрыло намеченную в Генплане транспортную развязку, другое заняло место запланированного сквера, третье вытеснило будущую школу…

Дошло до того, что покусились на самое святое в Кисловодске – на Курортный парк. В своем выступлении председатель движения «Эко-КМВ» Анатолий Бородич напомнил, что согласно предыдущему генеральному плану в состав Курортного парка должна была войти балка между отрогами Джинальского хребта, в которой расположены санатории «Москва», «Джинал», «Россия». Но вместо Курортного парка там возникла «Санта-Барбара» – роскошные коттеджи состоятельных кисловодчан и жителей соседних регионов.

– Конечно, теперь их уже никто не снесет, – грустно констатировал эколог. – Единственное, что можно сделать, это предложить хозяевам коттеджей переоформить их в частные пансионаты, что предполагает определенные ограничения и даст основания причислить эту балку к парку.

Ясно, что нынешний проект генплана после внесения поправок будет принят – иного выхода нет. Но как сложится его судьба в дальнейшем?

Думаю, правы те участники слушаний, кто говорил: если в Кисловодске не изменится отношение к градостроительному закону, коим должен быть генплан, то будущим «отцам города» вновь придется заключать муниципальный контракт, возможно, с тем же «Гипрогором», на создание нового генерального плана.

Николай БЛИЗНЮК

Гладко на бумаге / Газета «Ставропольская правда» / 14 сентября 2011 г.