© Фото: из архива газеты «СП»

Среди основных признаков «выздоровления» – рост объемов производства молока и продуктивности дойного стада. В среднем от каждой буренки за 2010 год было получено 5074 килограмма. В шеститысячниках оказались хозяйства Ипатовского, Красногвардейского, Шпаковского, Предгорного и некоторых других районов. В целом по краю получено почти 633 тысячи тонн продукции. Небольшой плюс к уровню 2009 года – 1,4 процента – налицо, однако до максимально благополучной отметки 90-х годов, когда получали молока в два раза больше, еще далеко. Тем не менее, напомнил министр сельского хозяйства СК на заседании коллегии минсельхоза, это направление животноводства в аграрном секторе всегда занимало ведущие позиции, позволяя сельхозпредприятиям ежедневно получать «живые» деньги, гарантируя сохранение рабочих мест. Уровень рентабельности за минувший год от производства молока составил 17 процентов, а выручка от его продажи – более полутора миллиарда рублей. Край перевыполнил плановый индикатор, предусмотренный государственной программой развития сельского хозяйства. 

Надо заметить, в последнее время на «молочной карте» края произошли кардинальные изменения. Коллективные сельхозпредприятия утратили статус основного производителя этого продукта, объясняя свое нежелание заниматься молочным животноводством большими затратами. По словам заместителя министра сельского хозяйства СК Владимира Чернова, в краевом объеме на долю крупных СХП приходится около 18 процентов молока. Еще три с небольшим процента «закрывают» крестьянско-фермерские хозяйства. Львиную же часть – почти 79 процентов – обеспечивают личные подсобные хозяйства. По сути, именно они сегодня формируют сырьевую базу перерабатывающих предприятий. Молзаводы должны делать все возможное для привлечения малого сектора АПК к сотрудничеству. Но зачастую все получается наоборот: промышленники диктуют свои условия крестьянам. Вот и утекает ставропольское молоко на переработку в другие регионы, где за него дают более высокую цену, в то время как наши производители сетуют на дефицит сырья.

На днях в редакцию «Ставропольской правды» пришло письмо от жителей села Малая Джалга Апанасенковского района, обеспокоенных падением закупочных цен на молоко. Кстати, о подобном факте по телефону нам сообщили и владельцы личных подсобных хозяйств другого села этого же района – Дербетовка. «В краевой прессе как-то упоминалось, что цена реализации за девять месяцев прошлого года составила 15283 рубля за тонну, – пишут наши читатели. – Возможно, где-то и были такие расценки, но в нашем селе конкуренции среди заготовителей нет, все они собирают молоко для одного завода, поэтому и цену устанавливают не по жирности, а просто за литр, причем как им выгодно. В прошлом году нам давали максимум 13 рублей при жирности 3,4 процента. С 1 февраля нынешнего года – уже одиннадцать рублей, а с 21 марта – десять. Заготовители ссылаются на руководство предприятия, мол, именно оно снизило цены – из-за удорожания энергоресурсов. В свою очередь, молзавод уверяет, что расценки на сырье с начала года они не меняли и с заготовителями рассчитываются по-старому. Кто-то в крае контролирует формирование цен на сельскохозяйственную продукцию, заготавливаемую у населения, или у нас частник – хозяин-барин: какую цену хочет, такую и устанавливает?». Владельцы личных подсобных хозяйств утверждают, что при таком раскладе, когда принимаемое сырье дешевеет, а затраты на него возрастают, можно и по миру пойти.

Подобную картину можно встретить и в других районах края. Как рассказали в управлении сельского хозяйства Кочубеевского района, дело порой доходит до абсурда. Некоторые хозяева ЛПХ, взяв недавно буренок в кредит, вынуждены сегодня спешно их продавать по дешевке, чтобы расплатиться по займам, иначе грозит суд. Одна из главных причин – злополучное снижение расценок на закупаемое молоко, работа в убыток. Бывает, что его и вовсе некуда девать. Соседние молзаводы порой отказываются принимать продукцию, ссылаясь на плановые лимиты. А везти молоко дальним переработчикам невыгодно, да и условий для транспортировки нет. Кстати, Кочубеевский район – один из основных производителей этой продукции в крае. Получается, ситуация схожа с зерном, когда говорят: большой урожай – большая головная боль. Сразу возникают трудности с его реализацией. Крестьяне еще теряют в деньгах из-за того, что продают молоко неохлажденным. Спасти ситуацию могло бы создание первичных пунктов по обработке сельхозпродукции. Но, по большому счету, заниматься этим некому. Система сельхозкооперации, о которой так много говорилось, пока очень и очень слаба.

На коллегии министерства сельского хозяйства СК прозвучало, что молоко в личных подсобных хозяйствах закупается от 12 до 15 рублей за литр. Снижение ценового порога на сырье специалисты объясняют сезоном большого молока. Ежегодно в это время закупочные цены падают. Правда, на ценниках готовой продукции, выходящей из молзаводов, почему-то это никак не отражается. Получается, что эта разница оседает в карманах кого угодно, только не крестьянина.

Вот уже который год на Ставрополье осуществляется господдержка малых форм АПК из краевого бюджета, напомнил председатель комитета Думы Ставропольского края по аграрным вопросам и продовольствию Александр Шиянов. Если в прошлом году было выделено 120 миллионов рублей, то в этом – 152 миллиона, из расчета два рубля за каждый сданный литр молока. При этом ставится двойная задача – стимулировать объемы производимой в ЛПХ сельхозпродукции и повысить ее качество, которое сегодня заметно уступает уровню коллективных сельхозпредприятий. Чтобы восполнить этот пробел, региональные законодатели с недавнего времени в краевом бюджете предусмотрели строку, поддерживающую воспроизводство стада – осеменение животных – именно в личных подсобных хозяйствах. Но хозяева сельских подворий не спешат воспользоваться предоставленной возможностью. Темпы этого процесса на селе крайне низкие – лишь пять процентов от запланированного количества. По итогам прошлого года значительная часть бюджетных денег осталась неосвоенной и в результате была переброшена краевым минфином на другие цели. Неудивительно, что в нынешнем году эта цифра оказалась «секвестированной».

Есть несколько способов пополнить молочную реку Ставрополья. Большие надежды сегодня возлагаются на создание семейных молочных животноводческих ферм на базе КФХ в рамках российской пилотной программы, куда включен и наш край. По словам заместителя министра сельского хозяйства СК Владимира Чернова, в Георгиевском, Благодарненском, Ипатовском, Новоалександровском и Петровском районах местные администрации уже оказывают содействие крестьянско-фермерским хозяйствам в предоставлении инвестиционных площадок для строительства, реконструкции и модернизации молочных животноводческих ферм. Желающих заняться этим делом немало. Тем более что в некоторых российских регионах этот проект уже успешно работает. В нашем крае он тормозится из-за недоступности финансовых ресурсов, отсутствия пресловутой залоговой базы. Откуда ей взяться, если сельский предприниматель только-только встает на ноги.

«Вытянуть» отрасль могут и новейшие технологии кормления и содержания животных, внедряемые на МТФ. На практике ведущих сельхозпредприятий края доказано, что использование современной кормозаготовительной техники позволяет снизить затраты на производство молока до 20 процентов. Сейчас в шести районах края реализуется семь инвестиционных проектов в этой подотрасли животноводства. С начала года на Ставрополье завезено более двух тысяч элитных племенных животных из США и Австралии. Там, где высокая культура производства, результаты не заставляют себя долго ждать. К примеру, в ООО «Приволье» Красногвардейского района в прошлом году от каждой буренки получили 8883 килограмма молока, в ООО «Лесная дача» Ипатовского – 8690. Это почти в два раза больше, чем в среднем по краю. 

Татьяна СЛИПЧЕНКО

Когда хозяин – барин… / Газета «Ставропольская правда» / 19 апреля 2011 г.