В Ставропольском академическом театре драмы им. М. Ю. Лермонтова идут последние репетиции очередной премьеры сезона — спектакля «Одноклассники» по пьесе Юрия Полякова, известного прозаика и драматурга, главного редактора «Литературной газеты». Так случилось, что премьера почти совпала по времени с предстоящим вскоре юбилеем режиссера-постановщика, заслуженного деятеля искусств России Валентина Бирюкова. Сегодня он гость «Ставропольской правды».

Валентин Бирюков

Валентин Бирюков

– Валентин Валентинович, наверное, не случайно афиши с названием будущего вашего спектакля привлекли особое внимание театральной публики: автор пьесы, по-моему, театру не чужой, это ведь уже третье его появление в репертуаре, более того, именно вы режиссировали одно из его произведений. Видимо, есть какое-то объяснение, почему такое предпочтение именно Юрию Полякову.

– Да, мне довелось ставить «Женщины без границ», а нынешняя наша встреча вторая. Причина проста. Дело в том, что сейчас очень трудно найти современную пьесу, где сочеталось бы и наличие проблем, волнующих людей сегодня, и добротный драматизм, и юмор, и отсутствие той пресловутой чернухи, которой буквально пропитана громадная часть нынешней драматургии. Многие пьесы читаешь – волосы дыбом встают, ужас: половина – мат, половина – скабрезности. И думаешь: для чего это все, зачем? И без того в повседневной жизни все мы на каждом шагу с этим встречаемся… А Поляков выгодно отличается на этом фоне, он пишет профессионально, в его работах есть актуальность, есть хорошо выписанные персонажи.

– Могу судить по спектаклю «Женщины без границ», что этот автор вам созвучен в чем-то очень важном…

– Однако вспоминаю его первый приезд в Ставрополь на премьеру: признаться, я здорово волновался, потому что довольно крепко перекроил пьесу. Меня не устраивала там одна из тем – а именно нетрадиционной, извините, женской ориентации. Автор живет и работает в столице, наверное, для Москвы такие акценты и ничего, а вот Ставрополь подобное воспринимает совсем по-другому. Здесь люди имеют свой — здоровый – взгляд на эти вещи. Поэтому я сознательно сгладил связанные с этим углы и думал, как все покажется автору. Но он очень по-доброму отнесся, все понял, спектакль наш ему очень понравился, понравились актеры, в Иру Баранникову он вообще был просто влюблен, поскольку она там сыграла блестяще. И Александр Ростов понравился, в этом мы с Юрием Михайловичем были едины. А уж про необычный – придуманный нами – финал вообще отзывался с восторгом. Какова будет его реакция сейчас, не знаю, тем более что пьеса пошла широко по России...

– А чем она, на ваш взгляд, так притягивает театры, какие проблемы затрагивает, какую жизнь показывает?

– В принципе, это очень простая человеческая история о том, как после двадцати лет, прошедших со времени окончания школы, собираются вместе бывшие одноклассники – отсюда и название пьесы. Формальный повод – день рождения товарища, вернувшегося когда-то с войны в Афганистане калекой, прикованным к инвалидному креслу, полностью парализованным. А в это же самое время в городе идет предвыборная кампания, и кандидат в мэры – другой одноклассник, успешный бизнесмен, владелец металлургического комбината. Автор создает ситуацию, когда каждый из одноклассников по-своему преследует свои цели. Например, среди них есть церковный служитель, который, извините, проворовался и приходит просить денег на текущие в храме трубы. Есть бывшая местная королева красоты, которая когда-то была влюблена в нынешнего богача, а еще ей казалось, что и он был в нее влюблен, но за минувшие двадцать лет она совершила падение – ниже некуда… Другой однокашник пережил эмиграцию в Австралию и вернулся оттуда буквально никем, дошедшим до последней черты…

– Чувствуется весьма разношерстный социальный срез в духе Полякова…

– Совершенно верно… И все эти «замечательные ребята» движимы собственными интересами, хотя, конечно, делают вид, что восхищены и любят преуспевающего одноклассника. Он не дурак, все прекрасно понимает, но тоже до поры до времени «делает вид»… И в центре всего – недвижимый афганец, он у нас символизирует этакую общую совесть…

– Которая молчит…

– Второй важный мотив: каждый из одноклассников, наделав уже в своей жизни всякого, хочет словно бы вернуться на двадцать лет назад, чтобы понять: где просчитался, почему у него жизнь «не сложилась». Как упомянутый батюшка, растерявший веру… Все они хотят обрести опору, судорожно ее ищут.

– Подсказывает ли нам драматург какие-то ответы?

– Могу лишь сказать, что мы стараемся добиться в спектакле мощного эмоционального накала. Наш афганец-инвалид на сцене не случаен: все герои, думая, что этот беспомощный «овощ» ничего не слышит и не понимает, обращаются к нему, словно бы исповедуясь Совести… В общем, как у нас получится – скоро увидите…

– Мне кажется, здесь речь идет не только о каждом из них или об этой группе людей, а, по большому счету, обо всем нашем обществе, оказавшемся непонятно где, непонятно как прожившем эти двадцать лет…

– Знаете, я не люблю рассуждать о каких-то там идеях, театр рассматривает явления по-своему, языком искусства. Часто приходится слышать расхожие фразы о том, что искусство якобы должно быть вне политики и тому подобное. Нет! Я занимаюсь политикой! Но цель моей «политики» – попытаться облегчить людям жизнь хоть немножко, дать им какую-то отдушину… И если человек переживает катарсис – он переживает очищение, где через слезы, где через смех… По-моему, смысл жизни каждого – не изменить своей юношеской мечте, не изменить себе, постараться прожить жизнь так, чтобы потом не было, как говорил классик, «мучительно больно». Об этом наш спектакль.

– В каком жанре написана пьеса?

– Автором она задана как мелодрама, а мы работаем в духе трагифарса.

– Ваш излюбленный прием! Думаю, вы уже и зрителя к нему приучили целой чередой своих постановок – «Полет над гнездом кукушки», «Свидания по средам», «Моя дорогая Памела»...

– Мне кажется, что он очень удачно ложится на исходный драматургический материал, в котором все – «на грани». Вообще пьеса написана достаточно жестко, мы же стараемся еще более обострить, подчеркнуть конфликты. Причем как в комическом, так и в трагическом свете. Чтобы зритель, быть может, вдруг увидел себя в наших героях, и, думаю, многие узнают нечто свое в происходящем на сцене. При этом мы отнюдь не хотим никого тыкать носом и, упаси господи, поучать… Но очень хотелось бы побудить зрителя задуматься о том, что время неумолимо и надо ценить каждый миг, каждый свой поступок, помня, что когда-то за неверный шаг придется расплачиваться…

– Представьте, пожалуйста, если можно, актерский ансамбль, хотя бы его костяк, на который вы опираетесь в этой работе.

– Главную роль – успешного «кандидата в мэры» – с огромной отдачей и запалом репетирует заслуженный артист России Александр Жуков, видимо, поднадоели ему романтические герои-любовники, а тут совсем иной и такой глубокий материал. Его партнершу, то ли бывшую, то ли не бывшую любовь-одноклассницу, вышедшую замуж за другого, играет наша новая актриса Лариса Урбан, это ее первая большая роль в театре, если не считать работы на Малой сцене в дуэте с другим нашим новичком Тамерланом Коченовым в спектакле «Бермуды». Им, конечно, не так-то легко в новом коллективе, с малознакомыми партнерами, в новой актерской школе. Но наши ребята молодцы – поддерживают, помогают. Великолепно лепит характер «батюшки» заслуженный артист России Александр Ростов, он, замечу, человек верующий, а тут приходится ходить, что называется, по лезвию ножа… Недаром актер в начале работы даже получил благословение в храме, ему приходится изображать своего героя и в комических, и в трагических ситуациях. И он играет очень живого человека со всеми присущими ему страстями. Весьма интересной обещает быть Евгения Капралова в роли бывшей королевы красоты, равно и Игорь Барташ в образе австралийского неудавшегося эмигранта, а Владимир Зоря играет бомжа, бывшего поэта… Сложнейшая роль у Тамерлана Коченова – того самого инвалида-афганца, неподвижно сидящего все время в инвалидном кресле, а ведь именно вокруг него все крутится, накапливается мощное энергетическое поле спектакля… И актер это очень четко понимает, работает на полную катушку.

– Несмотря на всю серьезность обозначенных вами задач, не сомневаюсь, что будет немало таких моментов, которые не дадут зрителю заскучать.

– Тут все как в жизни – смех соседствует с болью, радость с горем, от смешного до трагичного, сами знаете, один шаг… Например, кандидат в мэры устраивает даже из дня рождения друга площадку для предвыборной агитации…

– Но какой-то свет в конце тоннеля мы увидим?

– Надеюсь, нам удастся это сделать. Как в жизни мы черпаем из светлых воспоминаний юности то, чего нам не хватает теперь, так этим живут весь спектакль наши герои.

– Сегодня вообще много говорится о ностальгии по прошлому, по Союзу, по утраченным ценностям…

– Так устроен этот мир: время проходит быстро, и не случайно людям свойственно вспоминать, как раньше вода была «мокрее», небо – голубее и колбаса докторская пахла совсем иначе. А главное, люди добрее были! Но давайте не забывать: есть ценности вечные, не подвластные времени. Солнышко светит – и то хорошо. Внук не болеет – и то хорошо! Войны нет – это счастье, как меня моя бабушка учила.

– Валентин Валентинович, как вы рассматриваете новую постановку в преддверии личного юбилея – как подарок себе или зрителю?

– Я себе подарки делать не привык. Новый спектакль – всегда как новый этап, а мне довелось их сделать в Ставрополе более пятидесяти. Двадцать пять лет на одной сцене, сорок лет трудового стажа и 60 лет со дня рождения – тройной юбилей получается. И плюс премьера! Ну а в свой день рождения буду заниматься монтировкой сцены и тому подобными предпремьерными делами.

– А чудеса-то будут? У вас ведь их запасы неисчерпаемы.

– Обязательно будут! Надеюсь, все получится как задумано. Атмосфера на репетициях очень хорошая, что вдохновляет и обнадеживает.

– О дальнейших планах говорить, видимо, пока рано – еще душа болит этим «нерожденным ребенком». И все же у вас есть нереализованные заветные желания.

– Есть, и много. Впрочем, иногда надо приостановиться, оглянуться. Не всегда это удается, правда, порой сразу после премьеры в своем театре тут же куда-то еду, часто приглашают на постановки в разные города России. И это тоже бывает чрезвычайно интересно, ново. Не так давно довелось поработать в Смоленске – очень хороший театр, сильная труппа.

– Что бы вам хотелось сказать ставропольским зрителям, предвкушающим премьеру?

– Хочется, чтобы каждый увидел в нашей работе что-то созвучное своим переживаниям и вспомнил что-то очень для себя дорогое… Есть в пьесе жизненная правда, жизненная боль, близкая каждому. Ну и посмотрим, что скажет автор, обещающий приехать на премьеру.

Наталья БЫКОВА