Очевидцем всех 900 дней блокады Ленинграда, вплоть до 7 февраля 1944 года, когда изможденные от голода горожане с восторгом встречали первый состав с продовольствием, прорвавшийся сквозь прорубленную в фашистском окружении брешь, была проживающая ныне в Кисловодске председатель местного комитета блокадников Людмила Попова.

Блокада Ленинграда

Блокада Ленинграда

Людмила Попова

Людмила Попова

Недавно в кисловодском межнациональном центре «Дружба» на встрече ветеранов с общественностью города-курорта, посвященной 67-й годовщине прорыва блокады, Людмила Титовна рассказывала о пережитом.

Ей и сегодня, спустя почти семь десятилетий, тяжело вспоминать блокадное лихолетье: нет-нет да и наворачиваются слезы, срывается голос.

Старший брат Людмилы Титовны добровольцем ушел на фронт, а она с сестрой, отцом, инвалидом первой группы, и мамой пережила все ужасы блокады, была свидетелем и беспримерной жертвенности, милосердия, а иногда и зверства обезумевших людей.

– Уже в первые дни блокады кто-то поджег продовольственные склады – сгорели все запасы продуктов, какие были в городе. А сахар расплавился и впитался в землю. Так ленинградцы потом еще долго выковыривали эту землю, разводили в кипятке и пили такой «чай». А еще на некоторых оставшихся в городе предприятиях выдавали людям технический глицерин. Его тоже разводили в кипятке и пили. Я до сих пор помню приторно-сладкий вкус того «чая». От него пучило живот и болела голова.

Машины, которые пытались доставить в город продовольствие по льду Ладожского озера, фашисты нещадно бомбили. Многие, очень многие уходили под воду. Но ленинградцы знали, что какие-то продукты из кузовов потопленных машин по весне всплывали и их прибивало к берегу. И хотя до озера 40 километров, старались добраться туда, собирали все, что выбрасывали волны.

– Помню, как-то папа привез с Ладоги мешочек зерна, которое было размокшее, все черное. Так мама смешивала его с дурандой – жмыхом, который выдавали вместо хлеба, – и пекла лепешки.

Отапливали комнатку, где спали вповалку, прижавшись друг к другу, сначала мебелью, затем книгами. Ели клей – считали деликатесом. И старались отгонять все более настойчивые слухи: мол, в городе появились обезумевшие от голода людоеды. Людмила Титовна уверена, что так оно и было.

18 января 1943 года на восточной окраине Рабочего поселка № 1, прорвав блокаду, встретились воины 123-й отдельной стрелковой бригады Ленинградского фронта и 372-й стрелковой дивизии Волховского фронта. Всего за две недели на отвоеванной полосе земли вдоль Ладожского озера были построены железная и автомобильная дороги. И вот утром 7 февраля 1943 года в Ленинград прибыл первый состав с Большой земли.

– На полках всех уцелевших магазинов появились консервы. Помню, сплошь стояли только банки с красными этикетками «Крабы», – рассказывает Людмила Попова. – А еще всем стали выдавать кулечки с конфетами «Кукарача». Люди настолько оголодали, что, выйдя из магазина, тут же разрывали кулечки и съедали конфеты. Несколько дней город был сплошь усеян фантиками от «Кукарачи».

После войны Людмила Титовна окончила политехнический институт, работала на секретных предприятиях, строивших ракеты. Вместе с мужем-офицером жила в военных городках. Шесть лет назад, когда со здоровьем стало неладно, сын купил ей крохотную комнатку в старом фонде в Кисловодске. И хотя теперь Людмила Титовна считает себя кисловодчанкой, она при первой возможности старается проведывать город своего детства и юности. Ведь с ним ее неразрывно связывают воспоминания о 900 днях блокады. Впрочем, и власти Северной столицы не забывают ветеранов-блокадников. Вот и Людмиле Титовне торжественно вручили медали «Житель блокадного Ленинграда» и юбилейную «60 лет прорыва блокады Ленинграда».