Доктор Петр Чумаков.

Доктор Петр Чумаков.

Отец, известный ставропольский писатель Илья Чумак, назвал сына Петром, что значит «камень». Ребенок появился на свет в конце января 1946 года, но не в роддоме, а во дворе «Ставропольской правды». Тогда она располагалась на проспекте Карла Маркса, в здании, где сегодня городская Дума. Родители жили буквально в нескольких шагах от работы главы семейства. После войны еще и года не прошло, гостиниц не было, так что всех гостей редакции отправляли «на постой» к Чумаковым. Здесь происходили интеллигентские «посиделки». Бывал Семен Бабаевский, лауреат Сталинский премии. Сиживал начинающий в то время поэт Владимир Гнеушев, молодой, в морской форме, белобрысый. А однажды появился маленький кучерявый брюнет Михаил Светлов.

Первыми игрушками ребенка были свинцовые литеры да гранки завтрашних полос. По всем законам он должен был пойти по стопам отца. Тем более что и литературными способностями Бог не обидел. Ан нет. Старшая сестра поступила на биофак МГУ. Потом в медики отправился старший брат. Так что у Петра и выбора не оставалось... Чтобы поступить в институт, требовался стаж работы по специальности. Чумаков устроился препаратором кафедры нормальной анатомии – трупы перетаскивал. А став студентом, через день выходил на дежурство в горбольницу № 1. Сюда «скорая» везла всех нуждающихся в помощи. В результате первый аппендицит вырезал самостоятельно, еще будучи студентом четвертого курса. Естественно, под контролем опытного преподавателя.

1 августа 1970 года хирург Петр Чумаков, направленный по распределению в Калмыкию, первый раз вышел на работу. Операция предстояла рутинная: снова аппендоктомия. «Я приготовился ассистировать Правдину, великолепному врачу. Стою у стола жду. Здесь же сестра, древняя такая бабуля, высохшая, строгая. Потом я узнал, что она была совсем неграмотная, чуть ли не крестиком подписывалась. Она говорит: «Чего вы ждете, пациент готов». Пришлось начинать самостоятельно. Вошел в полость, добрался до отростка. Тут вошел сам Правдин, убедился, что все идет правильно, спросил: «Нашел аппендикс?». И удалился. Я перевязываю отросток нитью, раздается специфический скрип. Тут сестра говорит: «Доктор, еще чуть подтяните». Она по звуку определила, что недостаточно туго перехвачена кишка. Вот это профессионализм!».

Потом была учеба в Ростове, в клинике уролога профессора Русакова. Служба в армии начальником медпункта боевой ракетной части. Ординатура, ассистентство на кафедре урологии, защита кандидатской диссертации, преподавание.

«А потом мне стало скучно, – говорит Петр Ильич. – В урологии я умел все. Заболевания взрослых в этой области почти одинаковы, методы, соответственно, стандартные. Оперировал привычно, не хватало поиска, нагрузки для мозгов». Поэтому делом и судьбой Петра Чумакова стало спасение детей.

«Двух одинаковых детских организмов не бывает. Потому перед каждой операцией сижу и прикидываю, как все должно быть сделано именно для этого малыша, отвечая его природным особенностям. Посмотри, вот был четырехлетний мальчик. До пяти он не дожил бы. А это тоже он, уже сегодня». С фотографии смотрит крепкий паренек лет восемнадцати с мощной атлетической шеей и плечами.

Защита докторской диссертации блестяще прошла в 2006 году в Ростове. Иначе и быть не могло. К тому времени на защиту предложенной методики могли встать десятки детей, получивших вторую жизнь из рук доктора Чумакова. На этом можно было бы поставить точку. Но...

«На юбилее Германа Беликова я ему прямо сказал: «Это ты во всем виноват! Ты меня заразил в 58-м году». Да, с той поры и по сей день Петр «болеет». Он не может жить без гор. В прошлом году группа альпинистов подняла знамя СГМА на вершину Эльбруса. При этом поднимались по маршруту Емануеля, самому сложному. А еще Петр Чумаков был депутатом горсовета последнего созыва. К тому же он один из лидеров Ставропольского казачьего войска. Некоторые вожди делают упор в воспитании казачьей молодежи на единоборства, владение оружием, строевую подготовку. Дело, конечно, нужное. А Чумаков говорит о том, что среди казаков недостаточно много докторов наук. «Еще с царских времен сложилось стереотипное представление о казаках. Они разгоняли митинги, лупили нагайками по головам. И поныне в казаках видят только вооруженную силу. А самому казачеству, чтобы сохранить свою особость, необходимо вписаться в двадцать первый век – развивать культуру, растить собственных ученых, писателей и поэтов. Хватит жить по принципу: «Сила есть, ума не надо», это порочный путь».

Я не верю теориям, будто имя определяет характер и судьбу. Но редко встречался мне человек, которому так подходил данный родителям «наказ». Петр – камень, прочная основа любого дела и надежная его опора.

Судьба доктора Чумакова / Газета «Ставропольская правда» / 25 января 2011 г.