Поэтом надо родиться. Это известно всем. Но вот вопрос: где родиться? Та, о которой хочу поведать, родилась на земле, где искони жили ее деды и прадеды. Такие люди как деревья. Они врастают в свою землю навечно. И как бы далеко судьба ни уводила от родного порога, духовные корни их только крепче хватаются за родную почву. Поэзия Валентины Слядневой родилась естественно, как рождаются весенние ливни и пушистые снегопады… От переполненности впечатлениями, радостями и тревогами бытия.

Валентина Сляднева

Валентина Сляднева

Нет, не зря я искала – и нашла-таки! – среди солидных томов на своей книжной полке вот эту тоненькую, в обложке небесного цвета, книжечку с таким светлым названием: «Тропинка в солнце». Первая книжечка поэта, с ладонь величиной, легкая, как перышко. Есть в ней что-то непередаваемо трогательное, как в не оперившемся еще птенце. В стихах она так и скажет об этом незабываемом времени пробуждения души: «Чую – за плечами / Вырастают крылья». И вот уже в ее строке буйствует энергия юной, неукротимой силы:

Теплого дождя неистовые струи

Тают на глазах, как поцелуи…

Облепил он тело влажным ситцем,

Пляшет по дорогам,

Веселится.

И навстречу молнии иду я,

Чтобы вспыхнуть от нее

И засветиться…

Засветиться от небесного огня – вот какова мечта поэта! А возможно это, если только соединить в себе сию-минутное и вечное, и тогда рождаются строки:

Когда читаю иль пишу стихи,

Я забываю про свои невзгоды -

Так забывал мой пращур у сохи

Про ревматизм, про горести и годы.

Твердела на сохе его рука,

И в землю ноги упирались крепко…

Еще не каждая моя строка

Сравниться может с бороздою предка.

По прямоте и простоте своей,

И по необходимости бесспорной!

Моя строка… А суждено ли ей

Стать бороздой, и скоро иль не скоро?..

Теперь, тридцать пять лет спустя, Валентина Сляднева может воочию увидеть свою борозду. Она материализовалась в книги. Поэтические – «У подножья горы», «Горицвет», «На юру», «Час равноденствия, «Крутогорье»; «Одолень-трава». Прозаические – «Полоска земли», «Перепелиная душа»… И словно песня жаворонка в небесной выси, звучит музыка ее души, записанная на компакт-диски.

Ее трудовая биография началась очень рано: с пятнадцати лет пошла работать в совхоз села Надежда. Приходилось делать все, без чего немыслим сельский уклад, – работа в овощехранилище, на току, на свекловичном поле… Десятилетку заканчивала в вечерней школе рабочей молодежи. Затем поступила на историко-филологический факультет Ставропольского педагогического института. Помнит, как волновалась, идя на свой первый в жизни урок. Преподавала (правда, недолго) любимые предметы – русский язык и литературу. Но было это далеко от родного дома: выйдя замуж за военного летчика, жила на Южном и Среднем Урале, в Заполярье, в Германии. Сейчас прочно и основательно обосновалась на родном Ставрополье.

Образование, книги, стихи не отлучили ее от земли, ибо с детства знает она весь ряд сельской усадьбы: как сажать и подсыпать картошку, полоть и поливать, пасти овец за околицей, любуясь другими барашками – теми, что бегут гурьбой по синему простору неба. Родная природа – соавтор поэта.

Встану утром рано-рано,

Когда звезды в небе гаснут.

В серой бурке из тумана

Побреду по сонным травам

Очарованным подпаском…

И по сей день Валентина Ивановна привязана к земле. На хуторе с теплым, дышащим парным удоем названием Молочный любо ей своими руками высаживать в землю нежные росточки рассады, на городском подворье – ухаживать за цветами. А пока руки ласкают, рыхлят почву, сотрудничая с нею во благо весенней жизни, к сердцу приливают земные соки, пробуждая вдохновение.

«Одолень-трава», объемная книга лирики В. Слядневой, – последняя в ряду состоявшихся уже изданий. Многое понятно уже из одного его названия. Названия трав в русском языке «говорящие», сами свои свойства разъясняющие: сон-трава, плакун-трава, разрыв-трава… А тут трава – одолень. И все потому, что характер поэтессы, как и характер ее лирической героини, деятельный, жизнеспособный, напористый, способный сметать с пути все преграды. В дружеской беседе Валентина Ивановна призналась однажды: «Не люблю плыть, как дохлая рыба, по течению».

В замыслах автора – выпуск в свет нескольких томов стихов и прозы. Урожай с прожитой жизни собирает она богатый, сетует, однако: написано много, а подготовить к печати книги и тем более выпустить их в свет пока не получилось. Времени не хватает, слишком разносторонни ее интересы, слишком много хочется ей успеть. При этом Валентина Ивановна далека от того, чтобы упиваться уже созданным:

Но вчерашний урожай

И не греет, и не светит,

И опять мне – в сад бежать,

Обрезать, копать, сажать,

Слушать нежных листьев лепет.

Главная заповедь поэта, как мне представляется, – идти все дальше в познании самого себя и окружающего мира. Валентине Слядневой удается в ее лучших стихах при всей непосредственности живого чувства так наполнить строку содержанием пережитого духовного опыта, что это не отягощает душу читателя, напротив, помогает.

Бежит все дальше тропинка в солнце… И оттого, что солнце клонится к закату, длиннее и задумчивей тени на таинственном пути, уходящем в Вечность, все дороже земное – преходящее, невечное, трогательно-беззащитное в своей скоротечности и невозвратности. И слова сами слагаются в молитву:

Всем сердцем к Тебе обращаюсь, Господь,

Прости мне мои прегрешенья!

Усталость души помоги побороть,

И жизнь будет мне утешеньем.

Я все, что Ты создал, Творец, так люблю,

Вовеки душа не остынет.

Я под ноги все луговины стелю,

Все тропки Твои мне – святыни.

Пусть же длится и длится ее тропинка в солнце, ставшая своей бороздой в неоглядном литературном русском поле.

Елена ИВАНОВА

Своя борозда / Газета «Ставропольская правда» / 28 декабря 2010 г.