Неожиданно большой резонанс на Ставрополье и за его пределами вызвал показанный недавно телевизионный сюжет о новостройке в Кисловодске на улице Ермолова, 19. Расследовать происходящее взялась прокуратура.

Автокран

Автокран

© Фото: Александр ЦВИГУН

Напомню суть сюжета: местная жительница показала телевизионной группе человеческие кости, разбросанные вблизи бывшей обувной фабрики на улице Ермолова. Судя по всему, их извлекли из подземных усыпальниц, когда рабочие частной фирмы рыли котлован под новостройку.

Об этом котловане «Ставропольская правда» уже рассказывала три года назад. Но тогда речь шла об экологических нарушениях. Грунт и мусор, по всей вероятности, с этой стройплощадки вывалили на обрыв красивейшего Березовского ущелья, что грозило перекрыть русло реки. Насколько нам известно, итогом того рейда экологов, администрации Кисловодска и сотрудников коммунальных служб стал мизерный штраф, наложенный на прораба стройки.

Теперь же сотрудница одной из экологических служб заявила перед телевизионной камерой, что котлован вырыли на месте офицерского кладбища XVIII века, мол, надругались над памятью защитников Отечества...

Впрочем, уже на следующий день в разговоре с корреспондентом «СП» это утверждение опроверг директор историко-краеведческого музея «Крепость» Сергей Лузин. Кладбища XVIII века не могло быть по определению, поскольку город Кисловодск основан в XVIII веке. И сугубо офицерским оно не могло быть: сколько-нибудь значительного военного гарнизона в Кисловодске никогда не было. Отпадает и версия о захоронении воинов, павших на полях сражений Первой мировой войны: кладбище на улице Ермолова закрыли до ее начала.

Тогда чьи же кости валяются вблизи котлована на улице Ермолова? Как пояснил корреспонденту «СП» пресс-секретарь главы города Кисловодска Михаил Лупандин, специально изучивший вопрос после выхода телевизионного сюжета, на улице Ермолова (бывшей Кладбищенской) располагалось обычное городское кладбище, на котором хоронили и отставных офицеров. Но поскольку кладбище находилось вблизи курортной зоны и весьма разрослось, в 1914 году его полностью закрыли. В 1958-м часть погоста сровняли с землей и построили на этом месте обувную фабрику, жилой дом и служебные помещения.

Когда пришли лихие 90-е, бездействующую фабрику вместе с прилегающей территорией приватизировали частные лица. Как утверждает Михаил Лупандин, первый застройщик вел себя цивилизованно. Когда ковш экскаватора обнажил человеческие останки, владелец участка за свой счет организовал их перезахоронение на Верхеподкумском кладбище, расположенном за чертой города.

Судя по всему, тогда извлекли не все останки. А поскольку котлован осыпается, то из-под земли вновь и вновь появляются человеческие кости. Но новые владельцы не потрудились их перезахоронить. Отсюда справедливое возмущение жителей близлежащих домов.

Как вообще могло случиться, что частная фирма взялась что-то строить на месте кладбища, не перезахоронив перед началом работ останки людей? По словам начальника правового управления администрации Кисловодска Алексея Найденко, ни проект, ни техническую документацию на строительство на земельном участке по улице Ермолова, 19, управление архитектуры и градостроительства не выдавало.

Администрация города составила акт о нецелевом использовании земельного участка и направила иск в суд. В августе прошлого года городской суд признал право собственности физического лица на земельный участок и расположенный рядом многоквартирный жилой дом, а в сентябре администрация Кисловодска проиграла и в кассационной инстанции. И теперь власти города ломают голову над тем, какие аргументы способны убедить нового владельца перезахоронить останки почивших кисловодчан.

Николай БЛИЗНЮК

Забыли о мертвых / Газета «Ставропольская правда» / 28 октября 2010 г.