Юрий Тумаков – врач-акушер-гинеколог Александровской ЦРБ

– Но поскольку гражданка действовала в рамках оперативно-разыскных мероприятий, проводимых сотрудниками ОБЭП ОВД по Александровскому району, то после того как купюры перешли из рук в руки, врач был взят с поличным, – сообщил В. Чаплыгин. – Несмотря на наличие неопровержимых доказательств, Ю. Тумаков в суде вину не признал и всячески пытался уйти от уголовной ответственности, выдвигая различные версии произошедшего. Сначала говорил, что деньги он взял якобы для оплаты анализов, затем – что вообще хотел их впоследствии вернуть пациентке.

Однако доводам эскулапа представители Фемиды не поверили и приговорили его к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Наказание, что и говорить, серьезное – редко за подобные «шалости» должностные лица отправляются в места не столь отдаленные, как правило, суды ограничиваются условными сроками. Но интересен процесс над Ю. Тумаковым не только этим. Дело в том, что акушер-гинеколог замешан в еще одном уголовном деле, правда, в качестве свидетеля, – по факту гибели в родильном отделении больницы жительницы села Калиновского, юной Марины Бочаровой (ее лечащим врачом как раз и был Ю. Тумаков, и у родных Марины к нему как доктору тоже есть масса претензий. – Ю. Ф.) и ее новорожденного сына.

Как уже сообщала «СП» (см. «Смертельная инъекция», 11. 11. 09 и «Белая халатность», 18.12.09), в сентябре 2008 года роженица и младенец погибли из-за врачебной ошибки – виновным в их смерти гособвинение считает врача-анестезиолога Александра Кочерябу. По мнению следствия, он, предварительно не проверив реакцию Марины Бочаровой на лидокаин, сделал ей обезболивающий укол, не только значительно превысив при этом допустимую дозу, но и нарушив методику и режим введения медикамента. Женщина, как установила комплексная судебно-медицинская экспертиза, получила токсическое отравление и спустя несколько часов, несмотря на реанимационные мероприятия, скончалась. Чтобы спасти ребенка, было сделано кесарево сечение. Мальчик, находившийся в крайне тяжелом состоянии, был помещен в палату интенсивной терапии, но умер в тот же день, что и его мама. По данным экспертизы, малыш погиб от тяжелой внутри-утробной асфиксии, причиной которой стал все тот же раствор лидокаина.

Судебный процесс над анестезиологом начался еще в прошлом году, но до приговора, судя по всему, еще далеко. Александр Кочеряба (кстати, имевший судимость за то, что в пьяном виде полез с кулаками на милиционера) в случившемся своей вины не признает, говорит, что делал все в строгом соответствии с инструкцией. Просто у роженицы оказалась своеобразная реакция на препарат, в результате и случился анафилактический шок. Кроме того, районной Фемиде предстоит кропотливый труд по выяснению степени вины доктора: необходимо выслушать множество свидетелей защиты и обвинения, исследовать многочисленные, а порой и взаимоисключающие мнения специалистов, изучить множество экспертных документов. Кстати, из-за того что до сих пор из Ростовской БСМЭ не получены результаты независимой комплексной судебно-медицинской экспертизы, слушание уголовного дела пока что приостановлено.

Юлия ФИЛЬ

Больничный рвач / Газета «Ставропольская правда» / 6 октября 2010 г.