Фемида

На двух стульях

История, происходящая в Минеральных Водах, беспрецедентна не только для Ставрополья, но и для России, и поэтому к ней следует присмотреться.

Ничего общего с образом жесткого дельца у интеллигентной, прекрасно выглядящей женщины, педагога с большим стажем, доктора психологических наук Людмилы Лидак, конечно, нет. Но вот в хорошей хватке ей не отказать: несколько лет Людмила Лидак директорствовала сразу в двух минераловодских филиалах московских вузов – Академии права и управления (АПУ) и Московской открытой социальной академии (МОСА). По ее словам, это «не совсем правильно». Тем более что в обоих местах женщина работала на полную ставку и по полной получала все положенные надбавки – за ученую степень, переработки и прочее-прочее. Говорить об этом, наверное, не очень корректно. Закон запрещает только ректорам вузов руководить двумя учебными заведениями. Директорам филиалов это напрямую не запрещено. Но, на мой взгляд, выглядит это не вполне этично. Директор парирует:

– Руководство вузов знало об этой ситуации и платило. Вузы-то негосударственные.

Ладно, оставим тему – нечего деньги по чужим карманам считать. О другом потолкуем.

В середине 90-х годов, когда Л. Лидак уже руководила филиалом МОСА, возникла мода и потребность в юристах. Но получить необходимую лицензию этому филиалу так и не удалось. Зато это получилось у филиала АПУ, головной вуз которого как раз и специализировался на юриспруденции. В 1999 году, когда в Минводах начали готовить юристов, Л. Лидак попросили «заодно» возглавить и второй филиал. Чем она благополучно и довольно уверенно долгое время и занималась.

Разлад по-домашнему

Летом нынешнего года всему этому благополучию пришел конец, переросший практически в скандал. Приехавшая из Академии права и управления комиссия заявила, что обнаружила в филиале серьезные финансовые нарушения и задолженность перед головным вузом более чем в пять миллионов рублей. Возможно, этот факт так и остался бы внутренним делом академии, но Л. Лидак объявила студентам, что в сентябре филиал закрывается, и… предложила им написать заявления о переводе в филиал МОСА. Преподавателям же – уволиться, поскольку работы, мол, больше не будет.

И вот что значит, когда за дело в аудитории, где подавляющему большинству едва за 20, берется доктор психологии! Студенты на этом собрании услышали несколько причин, по которым АПУ становился для них непрестижным вузом. А Людмила Лидак при этом в их глазах предстала в образе доброй феи, которая до того любит своих студентов, что не бросит их на произвол судьбы, поскольку она, и только она, предложила выход из ситуации.

Мне кажется, здесь налицо умелые действия доктора психологии. Студентов подталкивают писать заявления об отчислении из вуза, имеющего государственную аккредитацию и выдающего дипломы государственного образца, и перейти в другое высшее учебное заведение, такой аккредитации не имеющего. Что называется, почувствуйте разницу…

Забота

Вот такой расклад. После стольких лет сотрудничества вуз и его филиал не нашли общего языка, вступив в острый конфликт. Почему?

Свои объяснения есть у каждой стороны. Людмила Лидак утверждает: трения начались еще три года назад, когда головной вуз внезапно потребовал отчислять ему вместо пятнадцати тридцать процентов от доходов. Потом так же внезапно повысили плату за обучение до 34 тысяч рублей в год, что, на ее взгляд, совершенно нереально для региона. Ну и, наконец, когда в этом году пришло время заняться пере-оформлением лицензии на новый срок, из Москвы прислали документы явно «на засыпку» филиала – без нужных подписей и печатей.

– Я поняла, что рано или поздно филиал будет закрыт и что нужно что-то делать, – говорит Людмила Лидак. – Потому что набор с каждым годом падал, это столицу раздражало. Собственно, еще зимой в Москве мне прямо сказали, что мы нерентабельны и банкроты (в головном вузе факт таких разговоров отрицают напрочь. – В. Л.). Обидно: ведь сколько сил отдано, один ремонт здания площадью больше пяти тысяч квадратных метров, в котором учатся студенты обоих филиалов, чего стоил. А попробуйте преподавателей с научными степенями найти в нашем далеко не академическом городе! Поэтому я и решила, что маленький филиал (АПУ. – В. Л.) не должен существовать, рентабельнее и выгоднее укрепить филиал МОСА. А второй – что поделать – придется закрыть.

Полномочий таких у Людмилы Лидак, конечно, не было. Но почти получилось. «Развод» вышел, скажем так, несколько некомфортным: приказом по АПУ директор филиала была уволена.

Другая правда

Потому что в Академии права и управления, по словам ее представителя Сергея Попова, смотрят на эти же обстоятельства совершенно по-другому. По действующему и утвержденному положению, имущество и денежные средства, находящиеся в распоряжении филиала, являются собственностью академии. А посему это не Л. Лидак «спонсирует» вуз, отчисляя ему сколько захочется, а Академия права и управления выделяет Минераловодскому филиалу 70 процентов денег, собранных за обучение, причем выделяет фактически авансом. (Вот и оспорен первый аргумент Людмилы Лидак). Что касается платы за обучение, то ее размер предлагает сам филиал. Но эта сумма не должна быть ниже себестоимости обучения, иначе какой смысл? (И второй аргумент поколеблен).

Ну а насчет лицензирования... Именно Л. Лидак, заявляет С. Попов, не собрала документы для этой обязательной процедуры и не представила их в Москву. И как ни бился ответственный сотрудник головного вуза, отвечающий за эту процедуру, так и не смог получить от Л. Лидак документы на лицензирование. Этот сотрудник пишет госпоже директору: «В очередной раз напоминаю, что Вами срываются сроки сдачи документов на лицензирование филиала в 2010 г.». Резолюция директора: «ОК! Ответить о невозможности приезда по объективным причинам».

И вообще, утверждают в академии, уж если что и двигало Людмилой Лидак – то отнюдь не забота, как раньше говорили, о людях.

Семейный подряд

Неоспоримый факт: многие в Минераловодском районе Людмилу Лидак ценят. Во всяком случае, и. о. главы районной администрации и бывший начальник местного управления образования Сергей Авраменко с некоторым раздражением спросил:

– А что мы, собственно, обсуждаем (дословно: «Я не пойму, о чем здесь все вопросы». – В. Л.)?

В его кабинете вместе с Людмилой Лидак между тем мы обсуждали вопросы, как дошел филиал до жизни такой и что теперь будет со студентами. При этом выяснилось, что в одном здании умещаются не только два вузовских филиала, но еще и колледж «Перспектива».

Да, – подтверждает Сергей Авраменко, – в свое время администрация помогла колледжу получить в оперативное управление здание, а что тут противозаконного? Ну теснятся там люди на одних площадях, может, они в три смены занимаются…

История здания по улице Крайней, в котором раньше размещался детский интернат, на мой взгляд, полна загадок. По словам Л. Лидак и сотрудников администрации, выглядит она так. В свое время Л. Лидак и еще несколько частных лиц учредили колледж «Перспектива». Администрация (городская, по словам Л. Лидак) пошла навстречу частникам и отдала здание в оперативное управление. Какое-то время администрация (районная, по словам С. Авраменко) входила в число учредителей. Сейчас «Перспектива» опять частная, но муниципальным имуществом продолжает оперативно управлять. И, собственно, она и сдает в аренду филиалам АПУ и МОСА соответственно 2404 и 2820 квадратных метров, скромно нарезав себе для учебного процесса 113 «квадратов».

Однако ощущение, что все это хозяйство находится на семейном, скажем так, подряде, остается. Судите сами. Людмила Лидак до последнего времени не только руководила обоими филиалами, но и продолжает оставаться учредителем «Перспективы». Ее сын Сергей замещает мать в филиале АПУ, успешно трудится менеджером по развитию филиала МОСА и одновременно директорствует во все той же «Перспективе». Главный бухгалтер филиала АПУ Наталья Пойдина параллельно занимается финансами МОСА и также учредительствует и занимается бухгалтерскими делами все в том же колледже. Конечно, это не криминал. Но вопросы вызывает. Как, к примеру, с этим всем управляться?

«Тройная» бухгалтерия?

На мой взгляд, «двойное дно», как ни крути, просматривается во многом. Причем и в прямом смысле слова тоже. Например, на мебели и компьютерах в учебных кабинетах нанесены по два и даже по три инвентарных номера – обоих филиалов и, очевидно, колледжа. Где тут чье – поди разберись… Любопытно, что даже грамоты и дипломы, висящие возле директорского кабинета, выдавались сразу на два вуза. Но на одно имя.

А еще проверяющие, которых прислало руководство АПУ, углядели (по документам, разумеется), что Сергей Лидак сдает маме – директору филиала в аренду машину, которую за раз заправляют 50-60 литрами бензина. При вместимости бака авто в 43 литра. Гараж для машины арендуется в Пятигорске за три с половиной тысячи в месяц, и даже тогда, когда автомобиля в наличии не наблюдается... Скажете, мелочи? Возможно. Но, говорят, миллионы складываются из мелочей.

Наверное, миллионами измеряется и еще одна составляющая. Оба филиала исправно платят за свои, как говорится, кровные метры. Но для образовательного процесса – лично в этом убедилась – годятся только кабинеты и помещения, числящиеся за АПУ и ею же отремонтированные. А вот филиалу МОСА отведены площади, которые даже в документах называются «спальными помещениями». На деле же это – сама видела – просто заброшенные комнаты с прогнившими кое-где полами и табличками типа «изолятор» еще интернатовских времен. Получается, что вся учеба идет на площадях филиала Академии права и управления? Но тогда за что больше миллиона рублей в год платит МОСА? Вроде бы оплата площадей, находящихся в общем пользовании филиалов (коридоры, вестибюль, туалеты и т. д.), должна каким-то образом делиться между организациями. Но она, судя по документам, говорит С. Попов, взимается дважды, что тоже наводит на грустные мысли.

В принципе этот список моих недоумений можно продолжать. Но не в нем суть. Зададимся вопросом: случайна ли вся эта неразбериха или, наоборот, создана искусственно? Разобраться в этом сейчас по силам, наверное, только очень компетентным специалистам.

В Академии права и управления считают, что нынешнее – достаточно агрессивное – поведение Людмилы Лидак определяют результаты работы комиссии вуза и аудиторской проверки. До этого многие годы она крайне свободно распоряжалась финансами и имуществом филиала. Хотя без разрешения головного вуза не имела права расходовать более 60 тысяч рублей.

И все же не это главное. Речь в первую очередь должна идти о студентах…

Пострадавшие и потерпевшие

И здесь мы, кажется, нашли общую точку соприкосновения интересов с и. о. главы администрации района. Абсолютно согласна с Сергеем Авраменко: в конце концов те, кому положено, разберутся и с арендой, и с финансовыми нарушениями, и с «безразмерным» бензобаком. А вот что будет со студентами, которых, по словам С. Авраменко, «то ли заставляли, то ли принуждали» написать заявления о переходе в другой вуз?

Я разговаривала с теми, кто был на собрании, на котором Людмила Лидак якобы в связи с закрытием филиала АПУ предложила выход из ситуации – путем перехода скопом в МОСА. О потерях в виде диплома государственного образца речи, как выяснилось, не было.

– Вы просто продали студентов, как баранов, – не выдержала я.

– Неприятно это слышать, – парировала Лидак.

Я только и смогла сказать, что я эти слова еще и напишу. В кабинете С. Авраменко Л. Лидак расписывала прекрасные перспективы: да получит МОСА эту самую аккредитацию по специальности «юриспруденция», дело решенное! Но забыла уточнить, что заиметь таковую филиал сможет не ранее, чем сделает по этой самой специальности первый выпуск. Это первое.

Второе не менее существенно. Людмила Лидак не рассказала студентам, что для перехода в другой вуз нужно сначала быть отчисленным из того, где учишься. И получить соответствующую академическую справку: учился, мол, там-то, прослушал то-то. Такой приказ может подписать лишь ректор Академии права и управления, куда до сих пор каких-либо документов о необходимости массового отчисления студентов так и не поступило. Кстати, нынешний и. о. директора Минераловодского филиала АПУ Азрет Шапсигов (Л. Лидак, напомню, приказом московского руководства была уволена) утверждает, что, будь такой приказ подписан, выдать студентам академические справки, перевести на другой курс или отчислить при всем желании невозможно, поскольку прежнее руководство категорически отказывается передавать личные дела студентов. Между прочим, отчисленный из вуза студент мгновенно лишается, например, права на отсрочку от армии, льгот по проезду на транспорте и т. д.

Умолчала Людмила Лидак и о том, что под вопросом в новом учебном году оказывается образовательный процесс «кадровых» студентов МОСА: после вскрывшихся неувязок с арендными площадями филиал АПУ категорически отказался предоставлять свои кабинеты и помещения «соседям». В общем, главные пострадавшие во всей этой истории – студенты.

«Вузозахватчики»

В головном вузе оперируют суровыми терминами «дикого» бизнеса, утверждая, что происходящее сегодня в Минеральных Водах с филиалом АПУ можно определить как рейдерство. Действительно, одним из его признаков является увод активов. А у любого вуза главные активы – студенты, преподаватели и помещения. Мы же вроде наблюдаем нечто иное. Хотя студентов Людмила Лидак «убедила», преподавателей фактически оставила не у дел, помещение лишила телефонной связи, пыталась забрать ключи от кабинетов АПУ. И даже «возглавила» целую операцию, в ходе которой силами сторонников Лидак дверь перехода со стороны «Перспективы» была взломана, а двери центрального входа заварены. Чтобы войти в здание можно было только через «территорию Лидаков».

Поверить, что все эти дела осуществил педагог и ученый, сложно. Да и понять, какие мотивы стоят за этими поступками человека, безусловно, понимающего их как минимум сомнительность, трудно. Возможно, все дело в средствах, которыми ох как сладко управлять по своему разумению, находясь сразу в нескольких креслах. Или в возможности порадеть в образовательном бизнесе «родным человечкам» (еще один сын Людмилы Лидак, постоянно проживающий и занимающийся финансовым бизнесом в Москве, как утверждает С. Попов, также числился преподавателем). А может, просто амбиции взыграли или что-то очень личное (она в разговоре выразилась так: «Ну не всю же жизнь работать на москвичей!»). Может, была и обида: недооценили…

Впрочем, студентам, ради которых, собственно, и затеваются все филиалы, вузы и колледжи, от этого не легче.

*****

В здании по улице Крайней пока в основном безлюдно. Азрет Шапсигов пытается разобраться в «наследстве», полученном от предшественницы, а головной вуз занимается получением лицензии. Как говорят, руководство МОСА было неприятно поражено известием о том, что оплачиваемые вузом площади в Минеральных Водах для образовательного процесса не приспособлены и, стало быть, заниматься студентам негде. Отличившаяся при заварке дверей «Перспектива» пока вернула все в исходное положение. К зданию все чаще приходят студенты и Академии права и управления, и МОСА и пытаются узнать, когда же все-таки начнется учебный год.

Валентина ЛЕЗВИНА

Минводские каникулы / Газета «Ставропольская правда» / 24 сентября 2010 г.