Оливье Латри (слева) и Александр Гиндин.

Оливье Латри (слева) и Александр Гиндин.

© Фото Риты Ростовой

Еще свежи в памяти благодарной публики триумфальное выступление симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева и дуэт исполнителей, ставший, на мой взгляд, самой оригинальной концертной программой сезона. Ее площадкой стал Кисловодский органный зал, в котором играл… главный титулярный органист собора Парижской Богоматери Оливье Латри.

Всемирно известный органист – «самый титулованный из молодых, самый молодой из титулованных». Органист из легендарного Нотр-Дам де Пари, главного кафедрального собора Парижа! Приезд Оливье Латри на Кавминводы — уже само по себе колоссальное культурное событие, так ведь в концерте еще одна звезда — отечественная: заслуженный артист России пианист Александр Гиндин. И играют они не друг за другом, а вместе...

Этот единственный на Кавминводах концерт так и был назван в афишах: «Дуэт титанов». Два титана мира музыки — орган и рояль – звучали в унисон, две звезды мирового значения Латри и Гиндин вели свой яростный и страстный клавишный диалог, встречаясь глазами, обмениваясь улыбками и одним им, профессионалам, понятными знаками...

Это было зрелище! Это было «звучаще»!

Причем практически все музыкальные сочинения были премьерами — в Кисловодске впервые прозвучали забытые, редко исполняемые творения Иозефа Йонгена, Сезара Франка, Шарль-Мари Видора, Камиля Сен-Санса, Мориса Равеля. Александр Гиндин так и сказал: «Все время пытаюсь найти произведения, которые незаслуженно забыты. Перекапывать нужно большое количество почвы, чтобы найти один кусочек золота. Но ради этого стоит работать».

Уникальный дуэт титанов очень органично вписался в проводимые «Дни Франции в России», но «вырос» концерт на КМВ не столько из международной дипломатии, сколько из усилий Светланы Бережной, директора Госфилармонии, всеми силами старающейся возродить «большие концертные сезоны» на курортах Кавказских Минеральных Вод. И еще из дружбы двух молодых ярко талантливых музыкантов, которая началась с письма по электронной почте. Александр предложил коллеге с таким приятным для русского слуха именем Оливье провести серию совместных концертов.

И тот, и другой все время в разъездах, на гастролях, и первые договоренности были достигнуты прямо в салоне автомобиля где-то на середине пути к очередному аэропорту. Латри был заинтересован самой идеей — сыграть с русским музыкантом, «ведь мы во Франции знаем, насколько сильная фортепианная школа в России». В результате родился проект – большой концертный тур, в который вошли Москва, Санкт-Петербург, Волгоград, Пермь, Самара и Кисловодск. В путешествиях по России их дружба только окрепла. Кисловодск попал в программу благодаря тому, что Гиндин уже бывал в наших краях, оценив здешнюю сцену, публику, организационный уровень.

Александр Гиндин когда-то, в 1990 году, отличился тем, что стал самым юным лауреатом Московского городского конкурса пианистов — ему было тогда 13 лет. В 1994-м он получил IV премию на Международном конкурсе имени Чайковского. В 1999 году был удостоен II премии Международного конкурса имени королевы Елизаветы. В 2001-м окончил Московскую консерваторию у Михаила Воскресенского, через пять лет выиграл Кливлендский международный конкурс пианистов. С 2003 года преподает в Московской консерватории. Имя заслуженного артиста России Александра Гиндина занесено в Золотую книгу молодых талантов XX-XXI веков.

Его концерты проходили в Швеции, Чехии, Хорватии, Голландии, Люксембурге, Испании, Португалии, Бельгии, Турции, Германии, Норвегии и Японии. Пианист выступал с такими ведущими российскими и зарубежными оркестрами, как Большой симфонический оркестр имени Чайковского, Российский национальный оркестр, Государственный академический симфонический оркестр России, «Виртуозы Москвы», «Санкт-Петербург Камерата», Бельгийский национальный оркестр, Немецкий симфонический оркестр Берлина...

Оливье Латри входит в десятку лучших виртуозов мира. Проявив незаурядные музыкальные способности еще в раннем детстве, он закончил Французскую национальную консерваторию у патриарха органного искусства Гастона Литеза. И уже в 23 года в результате жесточайшего конкурсного отбора получил почетную должность – стал органистом Нотр-Дам де Пари. В настоящее время Оливье Латри не только регулярно выступает в главном соборе Франции, но и преподает в консерватории, а также много гастролирует. Публика более 40 стран рукоплескала его таланту. Наиболее часто Латри появляется в США, где не только дает концерты, но проводит мастер-классы и участвует в музыкальных фестивалях.

Репертуар музыканта очень широк, однако среди приоритетов Оливье Латри – национальная французская органная школа и традиции импровизационного искусства. Органист также много исполняет современную музыку, резонно полагая, что классическое искусство должно постоянно развиваться.

Популяризация органной музыки вылилась в отдельную тему на пресс-конференции, которую музыканты и директор Госфилармонии на КМВ дали перед концертом. Заслуженная артистка России Светлана Бережная привела такой пример: в Германии, в маленький церкви 1662 года, регулярно проводят фестиваль «Орган танцует». Она была на самом первом фестивале, и тогда в зале сидели человек тридцать. Сейчас попасть туда невозможно — аншлаг. Среди публики и прихожане, и светские люди, старики и молодежь. Организаторы фестиваля заказывают органистам музыку в самых разных стилях, вплоть до джаза, и, например, в этом году Светлана везет к ним фантазию на тему «Фантом в опере». В прошлом выступила с программой на темы песен Фредди Меркури.

Оливье Латри порадовало, что в России в отличие от Франции есть концертные органные залы. А то французы привыкли, что органы стоят только в церквях и играют на свадьбах и похоронах... К слову, в Нотр-Дам де Пари орган расположен высоко, у самого свода храма, у круглой розетки окна. И музыка льется на прихожан вместе с потоком света...

– Музыкант – сердце органа. Орган – сердце собора. Нотр-Дам де Пари – сердце Парижа. Париж – сердце Франции. Как вы себя ощущаете в центре всего этого национального достояния? И в чем главный смысл вашей работы? – спросила я у Оливье. В ответ он эмоционально всплеснул руками:

– До сих пор помню свою первую мессу в Норт-Дам. Это сейчас я уже как-то привык. А тогда все думал о великих органистах, которые играли там до меня. О событиях, что проходили в этих древних стенах и уже стали страницами истории Франции. Все это было непросто, даже психологически. Два-три года привыкал. А смысл моей работы – сделать так, чтобы собор пел...

Нотр-Дам де Пари на Водах / Газета «Ставропольская правда» / 26 июня 2010 г.