Наркотики

Роман родился и жил в Орехово-Зуево Московской области, до 16 лет не пил и не курил, не говоря уже об употреблении наркотиков. Словом, рос в нормальной, положительной семье, занимался спортом, хорошо учился. Как-то во время летних каникул поехал на отдых в Кисловодск и там познакомился с девчонкой, которая ему сильно понравилась. Новая подруга во время одной из встреч заметила, что настоящий мужчина должен курить и надо бы ее ухажеру пересмотреть свои привычки. Роман сразу не взялся за сигарету, но слова эти запомнил. Окончив школу, поступил в техникум и за первый год учебы, как он говорит, освоил многое: научился не только курить (травился, кашлял, однако, вспоминая замечание кисловодской знакомой, насильно заставлял себя дымить), но и стал выпивать и «баловаться» наркотиками.

После техникума – два года в армии, дослужился до старшины. «Срочная» проходила в Волгограде, где в роте он оказался одним москвичом среди южных, в том числе и ставропольских призывников. Те передали ему все тонкости приготовления и употребления наркотиков, так что домой Смирнов вернулся отлично «подкованным». У него было два собственных салона тату, деньги зарабатывал немалые, и практически все они уходили на зелье.

– Героина было в буквальном смысле больше, чем хлеба, его можно было купить практически на каждом углу, – вспоминает Смирнов. – Без наркотиков я уже не мог жить. А через три года мой бизнес пошел на спад, денег стало меньше, поэтому пришлось подворовывать, обманывать и мошенничать, чтобы иметь средства на обязательные ежедневные несколько доз. Потом связался с одной «бригадой» и в мае 2000 года серьезно влип – «светило» мне до 12 лет лишения свободы. В итоге, слава богу, «разбой» переквалифицировали на «грабеж». Суд определил три года лишения свободы.

Через год после тюрьмы Смирнов женился в первый раз. Перед этим девять месяцев не употреблял наркотики – хотел изменить себя. Но однажды в Москве встретился с товарищами по зоне. Где-то под утро его спросили: «Героин будешь?». И этого оказалось достаточно, чтобы вспомнилась старая и единственная «любовь»…

Укололся, и… понеслось! Ко всему прочему появилась еще одна жуткая страсть – к «одноруким бандитам». По сути, теперь у него были уже две «иглы», на которых он крепко сидел: героин и болезненный игровой азарт. В итоге супруга собрала его вещи и выставила вон.

– Меня уже ничего не держало, и я, что называется, просто сорвался с тормозов, – говорит Смирнов. – Через полтора года схлопотал новый срок – за кражу. Дома дела шли из рук вон плохо – я что-то постоянно выносил из вещей или аппаратуры, сдавал в ломбард, родители забирали у меня ключи от квартиры, выгоняли. У мамы было предынсультное состояние, отец перенес два инфаркта… Но я не мог остановиться, не испытывал страха ни перед чем, мной всецело овладело истеричное отчаяние, смысл жизни давно был потерян. Короче, безнадега. У мамы почти опустились руки, но она все же билась за меня до последнего – каким-то чудом к ней попал адрес реабилитационного центра для наркозависимых в Ростове-на-Дону.

Роман согласился поехать туда, так как понял, что умирает. Понимание это пришло еще и потому, что человек пятьдесят его друзей, «друживших» с наркотиками, уже были на том свете, недотянув до 30. В Ростове с ним случилось чудо. Нужно было идти на церковную службу, но ноги не слушались, спина не разгибалась, руки дрожали, холодный пот покрывал все тело – ломка давала о себе знать. К храму его везли на маршрутке. Во время службы ему даже принесли стул, и он, как и некоторые старушки, сидел. Роман ненавидел себя за слабость и немощность, сгорал от стыда, но ничего сделать не мог. Одна из пожилых прихожанок поинтересовалась: «Что, сынок, совсем худо?». И молча удалилась в церковную лавку. Затем она принесла матерчатый поясочек («волшебную ленточку»), на котором были написаны слова псалма «Живый в помощи Вышняго», и предложила его повязать. Смирнов последовал совету. На следующий день он самостоятельно простоял все два часа, пока длилась церковная служба. До сих пор не знает, как это случилось.

– Когда я вышел из храма, то осознал, что со мной произошло что-то необычное, – рассказывает Роман. – И это была некая точка возврата к себе как к человеку, знак того, что нужно двигаться именно в этом, правильном направлении, исцелять не только тело, но и душу. Потом один священник сказал мне такие слова: «Если даже сам Господь придет к тебе и протянет руку помощи, а ты ее отвергнешь, то он тебе не поможет». Короче, сам не плошай.

Прошло два года. Смирнов теперь трудится в Ставрополе руководителем консультационного пункта для наркозависимых и созависимых православного братства «Святого Духа».

– Ко мне приходят отчаявшиеся люди – родственники наркоманов, – говорит Роман. – Больно видеть, как, например, здоровенного мужика, отца какого-нибудь парня, трясет нервной дрожью. Он признается, что уже все средства испробовал в борьбе за сына – и по-хорошему с ним беседовал, и по-плохому. Ничего не получается! Он не знает, как себя вести со своим ребенком, с какой стороны к нему найти подход. И этот мужик со слезами и надеждой в голосе делится со мной самым сокровенным, осторожно сообщает, что у него осталась последняя ниточка к спасению дорогого ему человека – реабилитационный центр. И он уверяет, что искренне верит нам, самим испытавшим на себе ужасы наркомании и сумевшим выбраться из ада. Когда тебе оказывается такое доверие, ты готов сделать все возможное и невозможное, чтобы помочь.

Сейчас у Романа есть смысл жизни – любимая работа и любимая молодая жена. Смирнов познакомился с Тамарой в храме. Он рассказал ей всю правду о себе, и она его приняла таким, каков он есть, полюбила и во многом помогает.

На недавнем круглом столе, состоявшемся в Северо-Кавказском информационном центре ГТРК «Ставрополье», обсуждалась тема: «Современная наркотизация общества». Участниками совещания много говорилось о реабилитационных центрах для наркозависимых православного братства «Святого Духа», работающих по всему краю. Как сказал руководитель этой общественной организации Олег Новопашин, за несколько лет существования реабилитационные центры вернули к жизни более тысячи наркоманов и алкоголиков. Сюда приезжают наркозависимые со всей страны. Здесь «достают со дна» и лечат больные души.

Игорь ИЛЬИНОВ

Точка возврата / Газета «Ставропольская правда» / 26 июня 2010 г.