Вениамин Госданкер

Вениамин Госданкер

Абсолютно невозможно поверить в цифру 85 в отношении этого неугомонного, всегда улыбчивого, всегда в деловом движении человека с веселым взглядом лукаво-мудрых глаз. Когда в трубке телефона раздается его молодой бодрый голос, жди – сейчас будет интересно, важно, нужно. А уж когда Вен – Веныч лично появляется в редакции, это всегда радостно-живое, доброе событие.

Уроженец Ленинграда, воспитанник известного в Питере детского дома «Красные зори», блокадник, юный артиллерист Великой Отечественной... Сколько всего вместила его беспокойная молодость. Однако не она ли, с неимоверными тяготами и высокими порывами души, сцементировала характер, позволяющий ему и в эти самые 85 быть одним из активнейших граждан своего времени? Ему, истинному джентльмену и рыцарю по жизни, сегодня обидно, если кто-то вдруг вздумает уступить место в троллейбусе! Не пристало говорить банальности, но этот чудесный человек – из тех, с кого всем нам, ребята, надо постоянно и неустанно брать и брать пример... Особенно пример любви – к жизни, к людям, к профессии.

Не сомневаюсь, сегодня с утра к Вен – Венычу не дозвонишься. А хочется так много сказать ему хороших, добрых слов, еще раз вслух восхититься (в такой день – можно), пожелать, сказать «спасибо»... Попробую злоупотребить служебным положением и с газетной страницы поздравить дорогого Вен – Веныча с днем рождения! Обратите внимание: родился 1 июня, «благодаря» чему сумел сохранить в себе замечательно светлые детские отношения с миром...

Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с фрагментами из книги Вениамина Госданкера «Непрошедшее время», которые автор обозначил как субъективные заметки старого музейщика. Изданная, как нынче водится, крошечным тиражом на средства автора, она уже стала раритетом нашего времени.

Наталья Быкова

 

Я отношу себя к числу тех «детей советской эпохи», которые поверили идеям и обещаниям перестройки, свободного рынка, цивилизованного восприятия лучшего опыта Запада и Востока. Кроме того, мы – нынешние музейщики – прямые свидетели событий на рубеже ХХ и XXI веков. Никто, кроме нас, не будет заниматься сбором вещественных материалов (экспонатов, конечно же, – реликвий, человеческих свидетельств быта, культуры) по нынешним (не откладывая на потом), то есть «по горячим следам» событий. Убежден, что перестройка, в том числе и в музейном деле, открывшиеся просторы для новой интерпретации экспозиций, выставок по темам военной, революционной, трудовой героики, культуры и экологии ни в коей мере не должны соседствовать с бездумным развенчиванием советского времени. Нельзя зло иронизировать, еще хуже уничижать своими личными пристрастиями жизнь нескольких поколений советских людей, ветеранов труда, деятелей науки и культуры.

Мы отдаем себе отчет в том, что советский тоталитарный режим, сталинские и прочие репрессии, изъяны планово-распределительной системы, пятна всяких разоблачений, облик партийных вождей или аппаратчиков ни в коем случае не должны пробуждать в нас желание шельмовать народный энтузиазм, коллективизм, подвиг в Великой Отечественной войне, достижения страны за советские десятилетия. У истории ведь нет сослагательного наклонения! А это означает, что в нынешней экспозиции и фондах музея должно быть место и для красных знамен, и хоругвей, и святых образов. Искренне завидую нашим младшим коллегам: они могут творчески работать и жить в ауре музея, когда никто из идеологических и другого порядка цензоров не вторгается в их поиски, находки, трактовки. Главное – профессионализм и преданность избранной стезе, желательно – на всю жизнь...

... С 1963 по 2003 год с нашим прямым участием, т. е. с засученными рукавами, а не в качестве мэтров-консультантов или критиков, были открыты общественные (народные) музеи в Александровском, Арзгирском, Буденновском, Благодарненском, Курсавском, Изобильненском, Ипатовском, Красногвардейском, Петровском, Предгорном, Советском, Труновском, Шпаковском районах, в городах Георгиевске, Кисловодске, Минеральных Водах, Железноводске...

Знаменитый колхоз «Коммунистический маяк» и его легендарный председатель А. В. Чухно. Герой Соцтруда, «ходячая энциклопедия» советского крестьянства 20 – 70-х годов, фигура колоритная и чуть ли не фольклорная. Мы вместе с ним участвовали в создании музейного комплекса, где кроме музея в старом правлении колхоза была создана большая экспозиция сельскохозяйственной техники и инвентаря под «открытым небом» (разумеется, под навесом). Это было уже новое слово в сохранении и показе крестьянской жизни, создании заповедных «островков» прошлого на фоне сельской нови. Кстати, в охраняемую зону включили старинный парк.

Поверьте, никакой идеализации советского прошлого здесь нет, но что здорово – то здорово! В «Коммунистическом маяке» музейный комплекс отлично соседствовал с помпезным Дворцом культуры, библиотекой и выставочным залом.

*****

... В самом начале 2001 года укрепилось официальное мнение о подготовке сначала «Энциклопедического словаря Ставропольского края». Знать бы тогда, как создаются энциклопедии, что за «кухня» в подготовительной, издательской практике, каковы энциклопедические эталоны.

Стоит только назвать несколько цифр: почти 2000 статей, справок, номинаций, около 1000 фотографий, более 400 авторов! Ой, каких разных статей: от солидных профессорских, чиновничьих, природоведческих, юридических, обзорно-социальных, геополитических, военно-исторических до массы примитивных по сути, которые надо было «доводить до кондиции». Не преувеличу, если скажу, что сам подготовил около 80 статей и справок, руководил сбором, аннотированием и подготовкой к печати всего фотоматериала.

«Энциклопедический словарь Ставропольского края» вышел тиражом в 6000 экземпляров и поступил в научные, муниципальные, школьные, вузовские, ведомственные библиотеки, архивохранилища, музеи. Специфика этого издания – в региональном контексте, стремительные общественно-политические и экономические изменения в жизни края и страны, разные подходы к событиям истории вызвали неоднозначную оценку ряда статей.

Убежден, при подготовке второго издания Словаря, на который растет огромный спрос, желание видеть его в продаже, практика его издания, недочеты, подбор авторов и многое другое – все это позволит более продуманно реализовать очередной этап в энциклопедической практике.

*****

... До 1983 года здание Ставропольского краеведческого музея, которое построено в 70-х годах XIX века для торговых целей – лавок, магазинов, контор, – было двухэтажным. Основной фонд музея к тому времени уже достиг более 150 тысяч единиц. Появились крупногабаритные экспонаты мирового класса: скелет южного слона, ископаемого носорога, кита-цетотерия, биогруппы, диорамы, материалы по истории войн, этнографии, технике и быту, археологические раритеты (гробница XI в., каменные изваяния), крупные чучела животных, картины... Резко подскочила посещаемость музея.

Правдами и неправдами, ибо никакими бюджетами, хоть лопни, надстройка музея не подкреплялась, краевое руководство искало пути, чтобы обойти строгости и запреты, действующие при советских порядках, да еще и без согласия центра. Можно сейчас навешивать ярлыки на позиции первого секретаря крайкома КПСС В. С. Мураховского, председателя крайисполкома И. Т. Таранова, заместителя председателя крайисполкома Н. Т. Дорохина, начальника краевого управления культуры В. П. Колодийчука, но взяли они на себя риск обойти всякие законные «крючки». Мало того, деловито обосновали надстройку (капитальный, мол, ремонт...) перед московскими инстанциями. И вот встал вопрос о полном и срочном демонтаже экспозиционных залов и хранилищ. Тысячи ситуаций, ежедневные нестандартные для музея решения, связанные с разборкой крыши, шум, гам, мат работяг-строителей. Страх (вечный!) не испортить ценности, не утерять, да чтоб не украли... Оружие разных эпох, антиквариат, археология, палеонтология, гербарии, нумизматика, этнография, чучела, биогруппы, картины, библиотека в 30 тыс. томов, рукописи, десятки тысяч фотографий, негативов, мемориальный фонд, знамена, плакаты, старинные наглядные пособия, витрины, стеллажи, сейфы и спецящики, мебель... О, Господи! То, что годами само собой было в неприкосновенной тиши, надо было разобрать, сломать, перенести, упаковать, учесть(!), увезти, погрузив (в погоду-непогоду), срочно. Потом – поэтапное возвращение в реконструированное (по внешнему виду) теперь уже трехэтажное здание музея...

Что там внутри натворили строители, сколько «тяп-ляп» недоделок, каково качество электрики и охранной сигнализации, водоснабжения, канализации, теплофикации (Ура! Подключили к городской магистрали. Раньше была своя убогая котельная). Все это оставляю за кадром. Зато внешний вид здания (фасад!!!) стал величественным. Отделка, увы, оказалась недолговечной. Крышу и все конструкции для оттока воды при дождях и талом снеге спроектировали и выполнили скверно. Волевой метод эпохи! Но кто из «посторонних» это знал? Блистало здание музея своими архитектурными достоинствами, радовало жителей, гостей, гордились они тем, что символика главной площади так удачно соединила в себе старину и реалии советской действительности. ...Как я завидую теперешним коллегам. Директор, например, не скован никакими идеологическими запретами в выборе главного пути музея – фонды, экспозиция, собирательская работа, научно-краеведческая перспектива. Уж не говорю о такой «малости», как определенная самостоятельность в разработке новой структуры отделов и службы обеспечения. Да разве мы могли лет 20 назад на свой риск, без утверждения республиканским министерством культуры, ввести в штат должность смотрителя или уборщицы? Или открыть выставку к 2000-летию христианства без разрешительной печати цензора от Крайлита...

И все же замечательная у нас профессия! Сколько встреч, поездок, от «маленьких» людей, селян, рабочих, учителей, врачей с их безыскусной судьбой до весомых государственных фигур в московских, ленинградских, ставропольских, кавминводских, ростовских, генеральских, номенклатурных и артистических домах. Удивительные беседы в Звездном городке, у родственников генерала Доватора, внучки И. Сургучева, дочерей Г. Праве, в цековских кабинетах, высокогорной астрофизической станции Академии наук, на БАМе, в лабораториях ученых, на токах, животноводческих фермах, в ученических бригадах, на летном поле «Аэрофлота», нефтяных и газовых месторождениях, в цехах «Невинномысского «Азота», у турбин Ставропольской ГРЭС, на трассе Большого Ставропольского канала... Да разве назовешь все места, где мы побывали...

Наталья БЫКОВА

Рыцарь музейного образа / Газета «Ставропольская правда» / 1 июня 2010 г.