65 лет Великой Победы

65 лет Великой Победы

© Рисунок Владимира Коваленко

Александр Булыгин, который с 1977 по 1987 год возглавлял прокуратуру Ставрополя, попал на фронт 17-летним пареньком. Жарким летом 43-го лейтенант Булыгин, участвуя в штурме Белгорода, получил множественные осколочные ранения. Некоторые из осколков так и остались в теле Александра Григорьевича на всю жизнь. Но, едва началась Белорусская операция 44-го, тогда уже командир взвода разведки Булыгин сбежал из госпиталя на передовую, где продолжил руководить действиями своих разведчиков, корректировавших удары наших батарей. После этих боев на груди А. Булыгина засверкал орден Красной Звезды.

Амир Мусаев, несколько десятилетий курировавший на Ставрополье надзор за местами лишения свободы, принес свои документы в военкомат, будучи студентом третьего курса сельхозинститута. Амира Магомедовича направили в Ростов в противотанковое артиллерийское училище, но курсантов вместо лекций чаще направляли рыть противотанковые рвы. В первом же сражении под Ростовом от полка, в котором Мусаев принял боевое крещение, осталось 190 человек. Потом были бои в Ярославле, Рыбинске… На Ленинградском фронте задача бойца Мусаева – подавать снаряды к противотанковой пушке. Это и спасло ему жизнь. В один из боев он отошел за боеприпасами, и в тот момент четверо сослуживцев из его оружейного расчета полегли от разрыва вражеского снаряда. Осколки же немецкой бомбы достали Мусаева на второй день 1942 года, когда его истерзанная боями бригада вышла к железной дороге Москва – Ленинград.

Бориса Дремова современные работники прокуратуры знают как человека, отдавшего ставропольскому «оку государеву» 35 лет жизни. Он, как и многие, был призван на фронт в 17 лет. Первую атаку Борис Иванович запомнил на всю жизнь. На рассвете раздалась команда «Вперед!». Дремов одним из первых выскочил из окопа, выстрелил. На ходу начал перезаряжать винтовку, да никак не мог вставить патрон. Тут только заметил, что дрожат пальцы. Разозлился на себя – страха нет, а пальцы дрожат. Его догнал солдат Иван Козлов и на ходу подбодрил: «Держись, Боря! Смелого пуля боится». Вместе они добрались до первой линии фашистской обороны, прыгнули в траншею, но врага там уже не было – не выдержали натиска наших, убежали.

В свое время «под крылом» Николая Якумова начали прокурорскую карьеру несколько десятков учеников. Сам он был прокурором района сорок с лишним лет – менялась лишь география в пределах Ставрополья. А в ночь 22 июня 1941 года сержант Якумов мечтал о том, как пойдет в увольнение. Сон прервал крик дневального: «Тревога!» и звон лопнувших стекол. Это взорвался и горел склад с парашютами, в который попала немецкая бомба. Как вспоминает Николай Васильевич, приятель шепнул: «Гляди, у командира губы дрожат… значит, точно – война». В тот день Якумов в первый раз увидел фашистов. В плен взяли двух немецких летчиков, бомбивших лагерь. Парень трясся как осиновый лист и быстро выложил, когда планируется следующее нападение. В 1941-м будущему прокурору не раз доводилось бывать в полушаге от смерти.

Синие мундиры на Ставрополье славны и своими героическими женщинами-победительницами. Одна из них, Зинаида Ефременко, более сорока лет прослужила следователем в Минеральных Водах. В войну она закончила двухгодичную юридическую школу в Свердловске. Молодую девушку отправили работать следователем в Белоярский район. По словам Зинаиды Георгиевны, на Урале в те годы лютовал страшнейший голод. Десятки изможденных, плохо одетых людей в суровые уральские морозы замерзали прямо на улицах. Диагноз «дистрофия» Ефременко определяла и без помощи судмедэкспертов. И это тоже была война…

А вот помощник прокурора края Клавдия Абрамова, к сожалению, не дожила до Великой Победы 1945-го. Ее вместе с двумя маленькими дочками расстреляли фашисты. Клавдия Ильинична была в числе тех, кто в августе 42-го не успел уйти из оккупированного Ставрополя. Жена фронтовика, она стала активной участницей антифашистского подполья. Выдала ее предательница. Гитлеровцы требовали от Абрамовой написать обращение к населению – отречься от Родины, заявить, что она считает борьбу с Германией бесполезной. Пройдя через жестокие испытания, она отказалась покориться… Посмертно К. Абрамова награждена орденом Отечественной войны I степени. Именем героини названа улица в краевом центре, а на доме по улице Пушкина, 27, где она жила, установлена мемориальная доска.

По материалам книги «На страже мира и закона».

Валентина ФИСЕНКО

Крещенные войной / Газета «Ставропольская правда» / 7 мая 2010 г.