Свое первое развернутое интервью полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе, заместитель председателя правительства РФ Александр Хлопонин дал корреспондентам «Ставропольской правды» и ГТРК «Ставрополье». Это был совместный проект газеты и телерадиокомпании.
Александр Хлопонин

Александр Хлопонин

Александр Хлопонин

Александр Хлопонин

© Фото: Елена БРЕЖИЦКАЯ

– Александр Геннадиевич, вы уже побывали в субъектах нашего округа, собирали руководителей территорий, встречались с общественностью, бывали в университетах. Ваши впечатления о людях, настроениях. Чего ждут они от власти?

– Все  ждут одного, чтобы власть повернулась лицом к людям. Это значит, в первоочередном порядке сегодня надо решать самые острые социальные проблемы. Чем отличается СКФО от других округов? Только тем, что ситуация здесь сложнее, какую сферу ни возьми. И те матрицы решения трудных вопросов, которые успешно работают в средней полосе, допустим, или за Уралом, не всегда годятся здесь. Можно, конечно, сказать, что мы привлечем инвестиции, будем строить. Это, безусловно, так. Но надо помнить: проблемы здесь не решаются  ровно так, как в других территориях. Я объясню почему.  Имеются, например, нерешенные вопросы, связанные с земельными отношениями, которые в каждом субъекте надо строить по-своему. В одной из республик, представьте себе, земля вообще не попала под приватизацию. Поэтому здесь необходим особый подход к размещению производительных сил. Необходимо решать накопившийся пласт проблем, связанных с печальными событиями, происходившими на Северном Кавказе в 90-е годы. Ряд республик разрушен – и нам еще потребуются усилия по их восстановлению. Но самое печальное – разрушались не только территории, но и взаимопонимание. Знаете, что вселяет оптимизм?  Бывая в республиках, общаясь с разными категориями граждан, не только с чиновниками, вижу: все устали от разрухи и неопределенности. Глаза горят. Надо использовать это конкурентное преимущество, которое у нас есть.

– В массовом сознании людей присутствует отчуждение или даже страх перед лицами кавказских национальностей. Вы сами себя неоднократно называли, выступая перед людьми, «лицом кавказской национальности», потому что работаете на Кавказе. В связи с этим вопрос. Александр Геннадиевич, как вы собираетесь бороться с этими стереотипами и фобиями?

– Правильно вы называете  это фобиями. А кто больше всех подвержен фобиям? Люди слабые и необразованные… Для меня территория Северного Кавказа, Якутии, Дальнего Востока – это все территория России. Разделять нашу страну по этническому принципу недопустимо. Я счастлив, что наше государство многонациональное, многоконфессиональное. Интереснейшая, с этой точки зрения, территория. Это наш плюс. Именно так к этому и надо относиться. А фобия – это то, что умышленно внедряется, чтобы дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе. Специально вбивается клин между народами. Буду бороться с этими явлениями. Но я не справлюсь в одиночку. Справиться с этим можно только вместе. К этому должны быть причастны и те, кто живет в   Европейской части России,  и на Ставрополье, и в республиках Северного Кавказа. Некоторые говорят: вот нас бросила Россия… Речь, представьте, о создании СКФО. Кто бросил? Помилуйте! Государство поворачивается к нам и спрашивает: что еще Северному Кавказу нужно для лучшей жизни? Другие регионы мечтают, чтобы у них сидел заместитель председателя правительства РФ, так как это ускоряет решение вопросов, позволяет принимать решения оперативно, а не ждать, пока они сверху вниз будут спущены.

А вы, СМИ, тоже виноваты в раздувании этих страстей. Бегаете за рейтингами, тиражами – выносите на первую полосу все самое кричащее: взорвали, обобрали... И только на втором месте другие новости – о повседневной жизни, о людях и их проблемах. Будьте же четвертой властью, как вас называют. На Кавказе потрясающая история, интереснейшие традиции. Но не с  позиций истории Кавказской вой-ны, нет. Есть история Толстого и Лермонтова, бывавших на Северном Кавказе и писавших о нем с любовью.  Давайте вместе бороться с фобиями.

– В настоящее время создается стратегия социально-экономического развития СКФО. Каким вы видите этот документ и кто принимает участие в его разработке?

– Документ вижу реальным. Не тем, который в очередной раз положим на полку и забудем. Это должен быть план конкретных мероприятий, расписанный по субъектам, крупным госкорпорациям, с реальными цифрами, объемами финансирования, ответственными за их реализацию. Все должны принять в этом участие. Работаем с предприятиями, министерствами и ведомствами. Регионы готовят свои проекты, которые также должны быть учтены. А обобщением занимается группа экспертов.

Сроки поставлены жесткие. Но мы ведь начинали не в чистом поле, не с белого листа. Все стратегии уже были в той или иной степени прописаны. Надо их адаптировать к реалиям. И чтобы это не было исключительно простейшей неконструктивной позицией – дайте, мол,   денег из федерального бюджета, а мы тут все сделаем. Необходимо использовать как имеющийся экономический инструментарий, так и  новые методики. В этом списке частно-государственные партнерства, государственные гарантии коммерческим банкам под конкретные проекты, особые экономические зоны, когда государство предоставляет федеральные льготы для привлечения инвестиций и др. Надо учитывать специфику территорий. Аграрно-промышленный кластер в каждой из них имеет свои особенности. Безусловно, мощнейший  на Ставрополье, вряд ли хоть один субъект округа может в этом смысле с ним сравниться. Но есть качественные и очень интересные проекты и у республик Северного Кавказа, начиная с виноградарства  и заканчивая овцеводческой отраслью. Здесь также готовы внедрять современные технологии. Но в основе всех начинаний и планов вопрос занятости.

– Когда стратегия будет готова?

– В июле ее надо представлять правительству России. А до этого, конечно, согласовать в территориях. Этот план не должен стать секретом полишинеля. Все знают, все слышали – и только.  Это будет программа действий на многие годы.

– Александр Геннадиевич, вы имеете большой опыт работы по привлечению инвестиций в региональные проекты. На ваш взгляд, в чем заключаются особенности нашего округа в работе с инвесторами? Есть ли, по вашим ощущениям, интерес регионального бизнеса к участию в проектах, которые планируется запустить в СКФО? 

– Никогда не называл бизнес региональным, федеральным. Для него нет границ. Знаете, что такое «инвестиция»?  Это как женщина. Чтобы деньги сюда пришли, надо за ней ухаживать, водить в ресторан, вкусно угощать, оказывать знаки внимания, гарантировать безопасность, защищенность. Она ведь выходит за мужчину как «за каменную стену», как принято говорить… Когда капитал почувствует – что у нас безопасно, к нему хорошо относятся, нет препон федеральных, окружных и местных  чиновников, – он придет. Придет именно туда, где комфортно. Все зависит от того, насколько мы готовы создавать эти комфортные условия. Где-то потребуются дополнительные гарантии предоставить со стороны федерального центра. Мы на это тоже пойдем. И возможности у нас такие есть. На первых порах, безусловно, надо создать инвестиционную историю. Это как кредитная история в банке. Работа предстоит большая, но интересная. Это такой «гринфилд» – «зеленая площадка», на которой можно все построить с нуля.

– Какие проекты в ближайшее время могут быть приняты в сфере молодежной политики?

– Очень мне понравились ребята, которые приехали на встречу со мной из всех регионов округа. Они соскучились по вниманию к себе. Долгое время к проблемам молодежи  мы относились по остаточному принципу. Объективно находилось огромное количество накопившихся проблем: пенсии выплатить, реформировать ЖКХ, за ценами на лекарства смотреть… Но пришла пора менять диспозицию. Для меня, поверьте, главный приоритет сегодня  – формирование новой молодежной элиты Северо- Кавказского федерального округа, элиты XXI века. Это не значит, что будем пересматривать традиции народов Кавказа.  Нет, конечно.  Подкупает, что ребята очень  хотят работать. У них много готовых грантовых предложений в различных сферах. Это касается и волонтерского движения, и создания дискуссионных площадок для общения, и воспитания толерантности, к которой они, что мне особенно понравилось,  готовы. Если я буду проекты предлагать, это будут мои проекты. А если они сами, будет замечательно. Подсказать, помочь готов, но вместо них работать не готов.

– Одной из последних тем в жизни Ставрополья стала ситуация на лекарственном рынке, обсуждавшаяся недавно на уровне федерального правительства. Какие рычаги могут заставить работать участников этого рынка по правилам и свести к минимуму спекуляции?

– Аптекари, пекари – это, что, инопланетяне? Это наши родственники, соседи. Да говорить с ними надо. В 99 случаях из 100 люди просто не разобрались в этой теме, не усвоили новые правила игры на лекарственном рынке, ошибочно указали  на этикетке не ту цену.  Некоторые решили, что если с первого апреля цены подняты, то завезенных до этой даты товаров перемены не касаются. Большинство замечаний были сняты в ходе проверки. Есть, конечно, и случаи сознательного завышения цены медицинских препаратов. Вот эти нарушения законодательства о лекарственном рынке будут жестко контролироваться на уровне председателя правительства России. Если к вам будут поступать такие сигналы, давайте знать в представительство президента, будем реагировать, полномочий для этого достаточно. Уверен, ситуация должна кардинально измениться в ближайшее время.

– Ставрополье многим  известно благодаря своим баль-не-ологическим курортам на Кавказских Минеральных Водах. Природные лечебные факторы здесь более чем конкурентны. Это общепризнанный факт.  Однако уровень сервиса не выдерживает критики.

– Помните знаменитую  фразу М. Жванецкого: «Мои тапочки самые красивые, если я не видел других». Было время, когда через пассажирский терминал в аэропорту Минеральных Вод проходило до шести миллионов пассажиров в год, сегодня – 200 тысяч. Потенциал у курортов огромный, но используется недостаточно эффективно. Повышение уровня загруженности курортно-туристического кластера – одно из ключевых направлений нашей деятельности. Будут в программе отдельные решения по развитию и оздоровительных курортов на КМВ, и горно-лыжных в КЧР и КБР. Но надо прежде расставить приоритеты. Кого мы здесь ждем, если у нас путевки такие дорогие, что дешевле в  Турцию слетать и отдохнуть там? Надо позаботиться о том, чтобы как можно больше россиян сюда к нам приезжало, а это значит, ценовая политика должна быть взвешенной. Ведь по содержанию наши природные лечебные факторы, правильно вы отметили, вполне конкурентны, лучше, чем в тех же Карловых Варах.

– Насколько, по-вашему,  сегодня уровень сервиса на наших курортах не совпадает с ценами, которые за него запрашиваются?

– Без комментариев. Дайте я вначале на себе испробую уровень сервиса наших здравниц, а потом буду комментировать. Смотря с чем сравнивать.

– Надо ли понимать это так, что вы, Александр Геннадиевич, в свой отпуск готовы отдохнуть на Кавминводах или, например,  в Домбае?

– Да почему нет?! Это моя страна. Я люблю отдыхать в разных ее территориях. Моей семье не привыкать. Помотались по разным уголкам России. Двигались пока преимущественно в сторону Сибири, Дальнего Востока. Теперь будем осваивать это направление. Моя жена грузинка и, как вы понимаете,  имеет непосредственное отношение к Кавказу. С большим удовольствием я здесь нахожусь. Это место  на карте нашей Родины действительно притягивает.

– А как вы, Александр Геннадиевич, предпочитаете про-водить свободное время?

– Сплю. А как еще, если от дел освобождаюсь зачастую только к часу ночи. А рано утром на работу. Если серьезно, то, если появляется время, люблю читать, спортом заниматься.  Я же где нахожусь? В Ессентуках! А, находясь на курорте, надо заниматься здоровьем, пить минеральную воду «Ессентуки», правильно питаться. Если появляется свободная минутка. Очень много интересных книг отложено, которые хочется прочитать, чтобы напитаться кавказской темой. Это же все так интересно.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ