В Кисловодске, на базе филиала Северо-Кавказского государственного технического университета состоялась Международная научно-практическая конференция «Личностный ресурс субъекта труда в изменяющейся России», участие в которой приняли, помимо российских, ученые из Белоруссии, Украины, Литвы. Наш корреспондент встретился с одним из организаторов конференции, заведующей кафедрой психологии и педагогики СевКавГТУ, доктором педагогических наук Ириной Игропуло.
Студенты

Студенты

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

– Ирина Федоровна, какие новые требования предъявляет сегодня рынок труда к личности специалиста?

– Это мобильность, психологическая готовность к преодолению профессиональных стрессов, к быстрой смене рабочих обязанностей. Тут как раз и нужен личностный ресурс. Но чтобы им пользоваться, надо знать, чем ты обладаешь – свой волевой, интеллектуальный, эмоциональный потенциал. Иметь навыки самопознания и саморегуляции. В рамках конференции, помимо научных сообщений и докладов, состоялся круглый стол, участники которого обсуждали, как обучать этим умениям и навыкам в школе, в вузе, на производстве. Проблема выбора, например, – одна из самых сложных для человека. Как справляться с ней, чтобы стресс был минимален.

– Но разве этому не учат, скажем, на уроках профориентации в старших классах средней школы? Там есть и часы психологии...

– Тут нужны специальные знания, школьные психологи у нас этому, к сожалению, не обучены. Да и вообще профориентационная работа с детьми сводится, если можно так выразиться, скорее к количественной, чем к качественной информации. Школьникам рассказывают о некоторых профессиях, сообщают о вакансиях на местном рынке труда...

– И тем не менее выпускники (точнее, наверное, их родители) по-прежнему выбирают невостребованные специальности. Сошлюсь на одну из недавних публикаций в нашей газете. Ярмарка при Центре занятости г. Ставрополя предлагает вакансии медсестер, милиционеров, водителей троллейбусов. А за работой обратились 665(!) молодых специалистов с вузовскими дипломами юристов, экономистов, экологов и т. д. Откуда у нас этот бум высшего образования, которое потом негде реализовать? Весь мир, насколько доводилось слышать и читать, живет по-другому: семья старается дать детям профессию, которая будет их кормить.

– Возможно, дело в том, что многие родители нынешних выпускников школ и вузов в неразберихе перестроечных лет сами высшего образования не получили. Для них университетский диплом – заветная мечта. А те из них, кто получил, полагают, что сыну или дочери обучение в вузе даст широкий культурный и социальный кругозор, высокий статус. Кстати, и многие наши работодатели стремятся брать специалистов с высшим образованием на рабочие места, где оно не требуется. Но вот мои друзья, живущие в Германии, считают, что продавщица с университетским дипломом – нонсенс и пустая трата государственных или родительских денег...

Сделать реалистичный выбор будущей профессии исходя из своих ресурсов, из новых тенденций на рынке труда, очень непросто. Еще и потому, что никто этих тенденций сегодня толком не знает, всё слишком быстро меняется — от социально-экономической ситуации до конкретных запросов рынка. Но и правильный выбор — еще не всё.

Сейчас на многих предприятиях, в организациях появились службы управления персоналом. К сожалению, большинство из них просто заменили отделы кадров и инспекторов по охране труда: отслеживают, как исполняются законы, нормативы. А должны, по идее, помогать работнику составить и реализовывать план личностного развития, карьерного роста, предупреждать профессиональное выгорание. Отдельно работать с молодыми специалистами, с людьми среднего возраста. Отдельно – с теми, кто готовится уходить на пенсию, чтобы это не стало тяжелым стрессом.

На конференции прозвучал интересный доклад профессора МГУ А. Кузнецовой о психологии отдыха.

– От труда?

– В том числе. Всем известно такое явление, как трудоголизм. Его корни в очень глубоких психологических проблемах, которые люди чаще всего не осознают. Человек не уходит в отпуск, у него зачастую нет семьи, друзей. В этой ситуации прекращение трудовой деятельности порой становится трагедией.

– По-моему, выросло уже целое поколение – пресловутый «офисный планктон», для которого карьера, конкуренция и зарабатывание денег есть главные жизненные ценности. Но правда еще и в том, что трудовая деятельность, на самом деле, предъявляет сейчас к специалисту слишком жесткие требования.

– В ходе симпозиума довелось познакомиться с интересными исследованиями профессора Д. Леонтьева из Москвы по экзистенциальной психологии, где речь шла об осознании профессиональной деятельности как одной лишь из ценностей в ряду других. Это очень важная проблема современной жизни...

Лариса ПРАЙСМАН