Человека тянет к природе, к живым существам, с которыми тысячи лет назад он укрывался под пологом леса или бродил по саванне. Кто-то без всякой корысти держит собаку, кто-то попугайчиков, кто-то рыбок. А вот житель Ессентуков Александр Сомов взял и завел для души… страусов.
Петя и Даша от Александра не отходят, малыши прогуливаются под яблонями и ждут, когда им что-нибудь перепадет.

Петя и Даша от Александра не отходят, малыши прогуливаются под яблонями и ждут, когда им что-нибудь перепадет.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Обычный дом на окраине Ессентуков, во дворе под навесом машины: Александр на жизнь зарабатывает ремонтом. Через сквозные двери сарайчика мы проходим на задний двор и попадаем словно в иной мир. Огромный – 140-килограммовый – черный африканский страус Петя и скромная серенькая Даша, задирая свои голенастые ноги, подбегают к заборчику из сетки – рабицы и давай нас рассматривать, пощипывать огромными клювами ладонь Александра: нет ли там чего вкусненького? Сердце хозяина не выдерживает – срывает с дерева яблоко, разламывает пополам и дает каждому по половинке. Заглатывают в мгновение ока. И опять вытягивают шеи так, что становятся на метр выше хозяина. Тем временем рядом с нами, без всякой загородки, слоняются два отпрыска Пети и Даши. Требовать, как родители, они еще стесняются, но взглядом тоже рыскают, где бы чего склевать.

– За ними надо постоянно следить, дурные еще, – кивает на восьмимесячных птенцов Александр. – Взрослые соображают, а эти что ни увидят – палку, камень, – все заглатывают.

Из-за этой странности один, самый рослый и сильный страусенок, погиб. Утром Александр как обычно пришел выпустить птиц на прогулку, глядь, а один умирает. Пришлось прирезать. Когда разделывал, увидел, что из желудка птенца что-то выпирает. Разрезал – а там палка сантиметров 15-20.

Увы, это не единственное огорчение страусовода-любителя. Начало было такое неудачное, что у другого бы навек отбило охоту к странному увлечению. Товарищ как-то рассказал, что, проезжая через село Воронежское в Краснодарском крае, видел объявление «Продаются страусы». Александр хоть и не мальчик – пятый десяток разменял – загорелся. Поехал и купил трех страусят. Как потом выяснилось, хозяин, поняв, что перед ним «чайник», подсунул некондиционных самок. Как ни бился Александр, а все они – одна за другой – погибли. Тогда он отправился в Курский район Ставрополья – вычитал, что в селе Ростовановском есть страусиная ферма. Чтобы все было без обмана, купил взрослого самца и двух самок.

– Как же их, таких здоровенных, можно было довезти?

– Ничего страшного: чулок на голову наденешь, и они становятся совершенно спокойными, – пояснил Александр, а мне вспомнились байки о том, как страус прячет голову в песок от страха. Значит, правда.

Довез Сомов птиц нормально, выпустил в загон. И тут опять беда: одна самка разогналась и вместо открытой двери сарая, где Александр оборудовал страусам теплое стойло, ломанулась в окно: один осколок стекла ей врезался под мышку, другой – прямо в сердце.

Зато Петя и Даша прижились. Правда, до сих пор не могут уладить шероховатости в своей семейной жизни. Оба страуса родились в инкубаторе. Однако у Пети природные инстинкты дают о себе знать: в дальнем углу загона он построил гнездо и все зовет туда Дашу. А та, чуть почувствует, что на сносях, – бегом в сарай и там откладывает яйцо. Петя злится, что его трудами пренебрегают, устраивает супруге взбучку. Но потом они мирятся… до следующей яйцекладки.

В прошлом году Даша выдала «на-гора» аж 16 яиц, из них шесть – качественных, оплодотворенных. Целых 42 дня Сомов ходил вокруг инкубатора, ждал, когда же выведутся страусята. Те проклюнулись, стали выкарабкиваться из скорлупы. Александр не удержался и помог троим. Оказалось, повредил кровеносные сосуды, и птенцы погибли. Зато оставшиеся трое радовали – росли как на дрожжах. Пока один не проглотил палку…

Рассчитывал в этом году на солидное прибавление в страусином семействе: опыт-то уже есть. Но опять случилась беда: зимой Даша распорола шею о проволоку на заборе.

– Дыра была сантиметров 35. Вчетвером держали, пока зашивал. А у нее как раз в это время закладка кассеты для яиц. От стресса она «перегорела». В этом году снесла только шесть яиц, но и те неполноценные.

Несмотря на все несчастья, «завязывать» со страусоводством Александр не собирается. Тем более что особых затрат оно не требует.

– Едят страусы все подряд: картошку, свеклу, морковку, люцерну, крапиву. Яблоки попадали – тоже сметут. Сосед арбузы возит, продает, мне битые отдает – за милую душу трескают. Где-то по килограмму зерна даю для поддержки, да цыплятам после рождения рыбий жир. И практически ничем не болеют – вот только травмы…

Самое удивительное, что африканским страусам абсолютно «по барабану» наш российский мороз. Даже когда температура опускалась за 20 градусов, как ни в чем не бывало гуляли по загону, садились прямо в снег. В дождь птенцы еще прячутся под навес, а взрослых не загонишь. Александр уже жалеет, что провел в сарай отопление: и без него африканские птички могут спокойно обойтись.

– Единственное, что им обязательно нужно, – это вольер для прогулок, – убежден страусовод из Ессентуков.

В его вольере, который занимает сотки четыре, по мнению Александра, спокойно можно разместить с десяток гигантских птиц. А это уже сулит определенный доход: за год страус набирает центнер веса. А мясо у африканской птички вкусное, нечто среднее между говядиной и свининой. Гурманы не торгуясь дают по 500 рублей за килограмм… Но даже если не будет прибыли, все равно радость: вон детвора у забора вечно трется, глазеет на диво дивное...

Николай БЛИЗНЮК