Когда-то они учились в одном классе, много лет были друзьями, оба достигли определенных карьерных высот: Владимир Ткаченко возглавил колхоз, а Михаил Уланский – школу в родном селе Малая Джалга Апанасенковского района. И кто бы мог подумать, что всю дружбу разрушит «железный конь»!
Сельхозтехника в селе Малая Джалга Апанасенковского района

Сельхозтехника в селе Малая Джалга Апанасенковского района

© Фото: Надежда БАБЕНКО

Сельхозтехника в селе Малая Джалга Апанасенковского района

Сельхозтехника в селе Малая Джалга Апанасенковского района

© Фото: Надежда БАБЕНКО

А начиналась эта «лошадиная», вернее, тракторная история так. В начале 90-х годов сельхозпредприятие на общем собрании решило выделить школе технику: два трактора, плуг и прицеп, чтобы ученическая производственная бригада могла обрабатывать свою землю. Председатель Владимир Ткаченко не скрывает, что был в этом поступке большой колхозный интерес: если мальчишек своевременно увлечь работой в поле – считай, кадровых проблем у хозяйства не возникнет. Так и было лет десять или больше того до тех пор, пока не заприметили колхозники, что школьный трактор работает на полях местного фермера. По-приятельски вопрос разрешить не получилось, и руководитель хозяйства командировал главного инженера вместе с участковым милиционером для опознания техники. Прямо в поле сверили номера агрегатов на табличках.

– Все совпадало в точности. Это была школьная техника, – рассказывает главный инженер Анатолий Сотников, а документы на нее хранились у нас в хозяйстве, да они и сейчас хранятся.

Директор школы (теперь уже бывший) Михаил Уланский объясняет эти маневры так:

– Когда в 2005 году в школе сократили ставку мастера производственного обучения, мы заключили договор с крестьянско-фермерским хозяйством на совместную обработку земли, чтобы школа получала хоть какой-то доход. Работать на тракторе у фермера стал мастер Василий Еськов. Техника с годами требовала серьезного ремонта, и запчасти мы покупали за свои деньги – у меня и чеки сохранились. Содержание техники все эти годы никем не финансировалось, и средства на солярку тоже зарабатывались ученической производственной бригадой.

А дальше вообще начинаются чудеса. Владимир Ткаченко рассказывает, что однажды трактор МТЗ преобразился: раньше кабина у него была большая, а стала маленькая, к тому же другой формы. Председатель опять снаряжает в разведку специалистов вместе с участковым. С трудом добившись разрешения хозяина на осмотр подозрительного трактора, делегация обнаружила на нем таблички с совершенно другими номерами агрегатов. Естественно, заинтересованная сторона поднимает шум.

Специалисты «пробили» номера по компьютеру – таковых агрегатов в Ставропольском крае не зарегистрировано. Таким образом, сельхозпредприятие подозревает, что произошла подмена, а бывший директор утверждает, что ничего подобного – трактор тот самый, который выделял когда-то колхоз.

– Никаких документов при передаче техники из колхоза к ней не прилагалось, – говорит М. Уланский, – я не понимаю, на каком основании можно теперь утверждать, что это чужие номера узлов и агрегатов?

Имущественные отношения вот уже два года бывшие школьные друзья выясняют с помощью правоохранительных органов, обвиняя друг друга едва ли не во всех смертных грехах.

Начальник отдела образования В. Теслицкий в курсе затянувшегося конфликта. Во многих школах района дети обучаются механизаторскому мастерству. И это, по словам Владимира Георгиевича, большой плюс для молодых людей, собирающихся служить в армии или работать на селе. Малая Джалга в этом плане обделена.

– Хотя документально никакая техника за местной школой никогда и не числилась – пользование ею осуществлялось на честном слове, – говорит он.

Михаил Уланский, после того как в прошлом году ушел из директоров, продолжает работать в школе – преподает физику. Ученическая производственная бригада в школе пока еще есть, но вот техники у нее теперь нет: один «железный конь» ДТ-75 – годится только на металлолом, в таком виде его доставили на машинный двор хозяйства, а МТЗ – предмет раздора – стоит на приколе в огороде бывшего директора, чтобы «оживить» его, требуется ремонт. Но, даже если и поставить на ход, использовать трактор без документов ни школа, ни сельхозпредприятие не решится. Кто похоронил «кузницу механизаторских кадров»? Этот вопрос для Малой Джалги так и остается нерешенным.

Между тем, не удовлетворившись действиями прокуратуры Апанасенковского района, куда сельхозпредприятие и новое руководство сельской школы писали заявления по поводу возврата имущества, они обратились к своему депутату в Госдуме края Александру Алферову – теперь ждут результатов.

Надежда БАБЕНКО