Первое сообщение о начале реформ в системе высшего и среднего образования России принял с восторгом. Наконец-то! Я более 40 лет проработал в сельскохозяйственных вузах и достаточно осведомлен о деятельности аграрных университетов и академий Украины, Белоруссии, Казахстана, Северного Кавказа, Москвы, Ленинграда… Нерешенные проблемы и болевые точки везде однотипные. Земля.

Юмористы шутили: при поступлении в институт говорят: «Забудьте все, что вы учили в школе», а принимая на работу: «Забудьте все, что вы учили в институте. Эти знания на производстве вам не понадобятся». И беда-то в том, что в этой оценке доля правды очень существенная.

Главным в образовании является формирование личности всесторонне развитой в той сфере жизнедеятельности, в которой она нашла свое призвание. Школьник и студент – это вовсе не сосуд, который надо заполнить знаниями. Стоит понять, что для начала следует выявить призвание каждого конкретного студента, а затем создать условия для его развития. А вот совершенствование каждого человека должно протекать непрерывно в течение всей его жизни. Реформы в образовании начались еще в девяностые годы прошлого столетия. Президент Дмитрий Медведев однажды поведал, что в его студенческие годы в Ленинграде было всего лишь несколько экономических вузов, а в нынешнем Санкт-Петербурге… несколько сот, но количество не переросло в качество. Вспомним: раньше готовили специалистов-статистиков. Они с точностью до копейки могли подсчитать, как «сработало» предприятие. Но вот как оно должно было сработать, чтобы добиться максимального эффекта – круглый нолик. Не буду голословным и приведу примеры.

В свое время мне пришлось участвовать в проверке деятельности сельхозпредприятий одного из южных регионов России. В каждой производственной бригаде имелась технологическая карта на выращивание кукурузы на силос. Одна на все поля бригады. Содержание этих карт безграмотное во всех отношениях, в том числе в агротехническом и экономическом планах. Не мог не задать вопрос: а пользуются ли этими картами соответствующие службы? Бойкий ответ – нет. Так зачем же они нужны? Для проверяющих. Рассказываю специалистам района и хозяйств, что технологическая карта – это конституция поля. В ней приведены «законы», как жить каждому конкретному полю. Ведь любое изменение составляющих в технологической карте меняет затраты, а следовательно, непосредственно влияет на себестоимость выращиваемой продукции. Выясняется, что этому в институтах их не учили.

Какие главные обязанности агронома? Он – законодатель, технолог поля, и «конституция» поля – это главный ориентир в его производственной деятельности. Поэтому тему дипломной работы стоило бы выдать уже на втором курсе и в ее основу положить разработку технологии производства определенной культуры с детальной разработкой технологической карты для одного из полей реального хозяйства. Затем в течение всех лет обучения их содержание должно постоянно корректироваться с учетом изучения новых дисциплин и появления в производстве новых условий, например, типов сельхозмашин, сортов культур, пестицидов и т. д. Для этого надо разработать соответствующие компьютерные программы, которые позволят выполнить необходимые расчеты как в процессе обучения, так и при работе на производстве.

Мое предложение очень заинтересовало всех специалистов. Но, увы…

Из учебного плана подготовки ученого агронома вообще изъяли дисциплину «Эксплуатация машинно-тракторного парка». Так что ученым агрономам, будущим технологам полей неведомыми окажутся премудрости, как обеспечить качество пахоты, сева, уборки хлебов, как предотвратить потери зерна.

Такова обстановка в сельхозвузах всей России. Правда, в некоторых, например, в Ставропольском агроуниверситете, изъятую из основного учебного плана дисциплину «Эксплуатация машинно-тракторного парка» ввели факультативно…

Как-то в поле во время посева кукурузы квадратно-гнездовым способом мне пришлось встретиться с фермером из американского штата Айова. Он самолично отладил нашу сеялку и уточнил, что может наладить на качественную работу любую машину, включая зерноуборочный и кукурузоуборочный комбайн. Откуда у него такие познания? Оказывается, что он по специальности агроинженер, то есть одновременно и агроном, и инженер. Такая специальность предусмотрена в вузах США. А что же у нас? Многие годы я пытался предпринять хоть какие-то меры для введения в наших университетах такой же специальности. Безрезультатно. А сейчас? Опять же невозможно – в министерском перечне такой специальности нет.

Разговоры о перепроизводстве экономистов, юристов, о низком качестве их подготовки в коммерческих вузах тоже не совсем корректны. А все ли, кто пожелал получить такую специальность, заранее планировали работать экономистом или юристом? Отнюдь. Настало время, когда каждый специалист в любой отрасли должен быть одновременно и экономистом, и юристом, и специалистом по рекламе. Запереть себя в рамках своей узкой специальности – это путь проигрышный. И еще. Убежден, что потребители квалифицированных специалистов должны быть причастны и к материальному обустройству лабораторий современным техническим и технологическим оборудованием, и к оплате труда преподавателей.

Николай БУГАЙЧЕНКО