Академик Анатолий Черепащук на плато Шаджитмаз

Академик Анатолий Черепащук на плато Шаджитмаз

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Жизнь подо льдами Европы

– Самое интересное событие, которое мы, профессионалы-астрономы, сейчас ожидаем, – это обнаружение внеземной жизни, – заявил Анатолий Черепащук. – Оно назрело, поскольку наши возможности наблюдения очень сильно возросли, мощность телескопов повысилась чрезвычайно.

Как считает академик, в пределах Солнечной системы жизнь может существовать либо на Марсе, либо на спутниках больших планет. Что касается Марса, то там под верх-ним слоем почвы обнаружены целые океаны замерзшей воды. Время от времени, когда выделяется активное тепло, лед тает, образуются провалы, бьют гейзеры воды. А когда-то на «красной планете» текли реки, плескались моря.

– Не исключено, что миллиарды лет назад на Марсе была достаточно плотная атмосфера и могли существовать живые организмы, – говорит А. Черепащук. – Поиском их ископаемых остатков, видимо, в ближайшее время и будут заниматься марсианские миссии.

Сейчас атмосфера Марса в сто раз более разрежена, чем атмосфера Земли. Поэтому на поверхности планеты ультрафиолетовое излучение Солнца, от которого землян защищает озоновый слой, убьет любые живые существа. Так что на Марсе есть шанс обнаружить только самые примитивные живые организмы, да и то в глубине почвы.

Куда более перспективны в плане поиска внеземной жизни спутники планет-гигантов. У Сатурна их уже обнаружено более полусотни, у Юпитера – три десятка. Из школьного курса астрономии мы знаем, что эти планеты находятся в несколько раз дальше от Солнца, чем Земля, а значит, там царит лютый холод. О какой же жизни тут можно вести речь? Но, оказывается, наша звезда – отнюдь не единственный источник тепла.

– Многие спутники планет движутся по эллиптической орбите, – рассказывает А. Черепащук. – Под действием гравитации происходит их деформация, частицы трутся друг о друга и выделяют тепло. Например, температура на поверхности Ио – спутника Юпитера – плюс тридцать градусов. Там из вулканов даже жидкая сера вытекает.

Из известных на сегодняшний день спутников внимание астрономов больше всего привлекает спутница Юпитера Европа. Ее покрывает толстый, местами многокилометровый слой льда. Но под ним – и это уже доподлинно установлено – плещутся океаны воды. В них, считает А. Черепащук, вполне могут обитать достаточно развитые виды живых организмов, вплоть до рыб.

Дело за малым: чтобы доказать существование внеземной жизни, надо взять пробы грунта и воды на Марсе и Европе. Но с Земли запускать космические корабли к далеким планетам и спутникам слишком накладно. Однако у нас под боком есть Луна, где сила тяжести в шесть раз меньше и откуда стартовать гораздо легче. Оказывается, создание лунных баз для дальних космических полетов – это уже не фантастика, а реальность завтрашнего дня. И институт, которым руководит А. Черепащук, сейчас этим вплотную занимается.

– В рамках совместного с американцами проекта мы с Земли определяем лунные кратеры, куда никогда не попадают солнечные лучи. Там всегда одна и та же температура – минус двести градусов Цельсия. Поэтому ледяные ядра комет, которые падают в эти кратеры, испаряются и тут же превращаются в иней. За миллиарды лет в этих ледяных ловушках могут скопиться большие запасы воды. Соответственно, построив рядом лунные базы, мы значительно сократим затраты на их содержание.

«Кротовыми норами» – к иным галактикам

Академик Черепащук – признанный специалист по «черным дырам» во Вселенной. Это невероятной плотности объекты, гравитационное поле которых не выпускает даже свет. Для наглядности можно сказать, что «черная дыра» размером с точку от шариковой авторучки в несколько раз массивнее, чем наше Солнце. На сегодняшний день открыто несколько тысяч подобных объектов, в существовании «черных дыр» астрономы уже не сомневаются.

– Но если существуют «черные дыры», то должны существовать и «кротовые норы», – убежден Анатолий Михайлович. – Просто «черные дыры» сформированы из барионного вещества, то есть из обычных молекул, атомов. А если сжимать вещество с отрицательным давлением, типа «темной энергии», то мы получим «кротовые норы». В «черную дыру» можно войти, но выйти уже нельзя. Вы попадаете в гравитационную могилу. А внутри «кротовой норы» можно свободно перемещаться, причем очень быстро. В частности, из одной галактики в другую, отстоящую от нее на сотни миллионов «световых лет», можно попасть буквально за секунду.

Чтобы осознать грандиозность перспективы, которую рисует А. Черепащук, попробуем представить масштабы Вселенной. Для нас пилотируемые полеты к Марсу, Юпитеру, Сатурну кажутся венцом того, что может достичь человечество в обозримом будущем. Но по космическим меркам – это сущие пустяки. Чтобы не свихнуться от количества нулей, астрономы измеряют Вселенную не в километрах, а в «световых годах». Это расстояние, которое свет, двигаясь со скоростью 300 тысяч километров в секунду, преодолевает за один год. То есть примерно 10 000 миллиардов километров. Так вот: от Земли до Солнца всего восемь «световых минут», до ближайшей к нашему Млечному Пути галактики Магеллановые Облака уже 200 000 «световых лет», а, скажем, до радиогалактики Лебедь 600 000 000 «световых лет»!

Казалось бы, любое упоминание о межгалактических путешествиях должно восприниматься как фантастика. А тут поди ж ты: один из самых эрудированных астрономов планеты, глядя нам в глаза, утверждает – из одной галактики мы почти мгновенно можем переместиться в другую. Надо только найти соединяющую их «кротовую нору».

Сегодня поиском «кротовых нор» занимаются сотни серьезных астрономов, десятки научных центров по всему миру. Ведь материалы со свойствами антигравитации, из которых могут быть сформированы «кротовые норы», уже обнаружены, но...

– Сформировать «кротовую нору» в лабораторных условиях мы пока не умеем, – признается академик. – Однако не исключено, что в момент образования Вселенной «кротовые норы» возникли как коридоры в пространстве – времени, и что они и сейчас существуют между определенными объектами.

Нет ничего удивительного в том, что ни искусственно сформировать, ни обнаружить существующие во Вселенной «кротовые норы» пока не удается. Ведь о самой «темной энергии», из которой, вероятно, сформированы «кротовые норы», равно как и о «темной материи», мы знаем только то, что они существуют. И не просто существуют, а составляют 95 процентов от массы нашей Вселенной. Но об их природе мы не знаем почти ни-че-го!

О том, что думает академик Анатолий Черепащук о «темной энергии», каким ему видится Мироздание и чем закончится существование нашей Вселенной, мы расскажем в следующем номере нашей газеты.

Окончание читайте далее:
Анатолий Черепащук — известный астроном о судьбе нашей Вселенной

Николай БЛИЗНЮК

От Большого взрыва – к Большому разрыву / Газета «Ставропольская правда» / 6 мая 2008 г.