Рынок.

– В оправдание нынешних цен на молоко и мясо нельзя ссылаться только на дороговизну ГСМ, электроэнергии и газа, – говорит профессор СНИИСХ Д. Дзыбов. – В себестоимости молока, выпускаемого в крае, сегодня только на долю кормов приходится порядка 60-70 процентов. При этом край сейчас почти не использует свои практически дармовые, то есть природные пастбища, общая площадь которых на Ставрополье более полутора миллиона гектаров. И в советское время, и в наши дни практически не требуется затрат на поддержание кормового потенциала природных пастбищ и сенокосов. Как говорится, солнце и зеленый лист трав могут «подавать» на язык коровы и овцы максимально сбалансированный по белку сочный подножный корм в течение семи и более месяцев в году – с апреля по октябрь. Даже в холодные месяцы в отсутствие наледи нередко раньше практиковалась вольная пастьба. Вспомним знаменитые отгонные пастбища на Черных землях.

– То есть нынешнее подорожание кормов и соответственно животноводческой продукции в некоторой степени результат неоправданного увлечения пашней?

– Конечно, отрасль не может обходиться без энергоемких, дорогих кормов с пашни в виде сена, сенажа из люцерны, эспарцета, костреца, овсяницы и силоса из кукурузы. В зимний период это основа питания животных. А в остальное время чем плох подножный корм? Франция, Бельгия, Англия, США, Австралия, Китай веками не меняют стратегию кормодобывания. Основная кормовая база у них – как раз природные пастбища и сенокосы как самые дешевые источники. Это доступно, низкозатратно и экологически комфортно. Все остальное – энергозатратное. Корма, получаемые на пашне, играют там вспомогательную или страховую роль.

Вот и получается, что розничная цена того же молока или мяса в крае может быть реально снижена просто на основе повышения доли кормов природного происхождения. Более того, цены могут быть сезонными: летом по сравнению с зимой то же мясо обычно дешевело на 40-50 процентов.

– Однако звучат мнения о том, что наши природные пастбища и сенокосы низкопродуктивны, часто покрыты грубыми, плохо поедаемыми травами. Да и посевы на пашне кормовых трав давно выродились и тоже поросли сорняками...

– С этим соглашусь лишь в некоторой степени. Такая ситуация наблюдается не везде. К тому же, урожайность низкопродуктивных природных кормовых угодий и выродившихся посевов сортовых трав довольно быстро может быть увеличена в два-три раза. СНИИСХ совместно с министерством сельского хозяйства края ежегодно проводит летом семинары с руководителями и специалистами хозяйств по технологии ускоренного восстановления на плохих землях высокопродуктивных кормовых трав, причем долговечных. Это так называемый метод агростепей. Закладка на пашне одного гектара такого неограниченно долголетнего угодья обходится хозяйству примерно в полторы тысячи рублей. Не буду особо вдаваться в цифры, но гектар восстановленной степи позволит получить 4500 л молока, или 15 л молока в сутки от одной коровы. Это очень хорошие показатели. К этому добавлю, что одновременно с укреплением кормовой базы на землях хозяйств без дополнительных затрат решаются почвозащитные и другие экологические проблемы.

К слову, Ставропольским НИИСХ уже заключен ряд договоров с хозяйствами по ускоренной реставрации плохих кормовых угодий и поставке семенного материала. Однако страдают от нехватки выпасных угодий сейчас также частные подворья и небольшие фермерские хозяйства края. Думаю, что руководители муниципальных образований вполне могли бы начать работу по созданию или восстановлению пастбищ и сенокосов на общественных землях.

Юлия ЮТКИНА

Не тарифом единым... / Газета «Ставропольская правда» / 20 февраля 2008 г.