Сергей Вардосанидзе

Нельзя сказать, что это известие явилось для него полной неожиданностью. Он давно чувствовал, что в верхних эшелонах власти края есть люди, кому не нравится его политика, особенно в вопросах финансирования отрасли, его откровенные высказывания на заседаниях правительства и Госдумы СК.

Давление, которое он испытывал в последнее время, и послужило основной причиной резкого ухудшения здоровья: он был помещен в стационар краевого кардиологического диспансера, а затем направлен для продолжения лечения в одну из ведущих клиник Ростова. Там и узнал, что он больше не министр. Не удивился, но ощутил удар в самое сердце: так закончить после сорока с лишним лет, отданных ставропольскому здравоохранению, показалось очень обидным.

Ведь он начинал санитаром, стал врачом, а потом прошел путь через многие ступени до министра. До сих пор в здравоохранении края работают специалисты, с которыми он трудился долгие годы, как говорится, бок о бок... И немало новаций, внедренных в лечебно-диагностический процесс в ставропольских больницах и поликлиниках, так или иначе связаны с его именем. К тому же наш край по медицинским показателям сейчас далеко не самый худший в Российской Федерации.

Известие об отставке, повторюсь, не удивило С. Вардосанидзе. Удивило другое: как это было сделано. По закону отправить его в отставку можно только по личному заявлению, а уволить – за какие-либо серьезные прегрешения. Но ни первого, ни второго основания не было. В результате в трудовой книжке Сергея Лаврентьевича появилась странная для этого документа запись: «отправить в отставку». И все.

Вот почему 27 ноября он обратился в суд с исковым заявлением о восстановлении на работе, а также о взыскании компенсации за вынужденный прогул и моральный вред. Состоялось предварительное слушание. Следующее заседание назначено на 21 декабря.

Ольга НЕРЕТИНА

История одной отставки / Газета «Ставропольская правда» / 18 декабря 2007 г.