Хотя началось все с большой радости: в девяносто первом в семействе, где до этого рождались только девчонки, появился на свет долгожданный внук. Ребенка назвали Семеном. Все близкие души в нем не чаяли. Нянчились, от малейших сквозняков оберегали, но не уберегли: в четырехмесячном возрасте после тяжелого инфекционного заболевания мальчик стал инвалидом.

Смириться с заключением медиков близкие люди не могли. Бабушка Алла Михайловна (в то время она жила на Сахалине) бросила престижную работу, комфортабельное жилье и в срочном порядке перебралась в Изобильный. Надеялась, что сумеет поставить внука на ноги. Каких только лекарств не покупала, к каким медицинским светилам не обращалась – чуда не произошло.

До шести лет, когда еще теплился огонек надежды, семья отказывалась от положенного пособия. Но после очередной медкомиссии лечащие врачи настоятельно рекомендовали оформить ребенку инвалидность. Собрали необходимые бумаги. Начали получать пенсию. А через год попытались лечить маленького Сенечку в санатории. Путевку выделили в Изобильненской центральной районной больнице.

За неполных полтора месяца пребывания в пятигорской здравнице «Ромашка» здоровье ребенка значительно улучшилось. Мальчик повеселел, стал более общительным. Врачи посоветовали чаще привозить его на лечение минеральными водами. Правда, рекомендацию эту удалось выполнить лишь через два года: директор молзавода «Изобильненский» (теперь этого предприятия уже не существует) Л. Кравченко выделила матери Семена путевку в санаторий «Руно». И вновь врачи констатировали улучшение здоровья…

А потом в августе 2004-го был принят Федеральный закон № 122, который отдельным категориям граждан предоставил право на получение ежемесячных денежных выплат и государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг. Право-то есть, вот только набор социальных услуг ощутимо поблек.

Алла Михайловна приводит конкретные цифры и факты. Так, на лекарства и санаторно-курортное обеспечение выходит аж 456 рублей в месяц. Причем с бесплатными лекарствами вышел такой казус, что разразился скандал на всю страну. Президенту пришлось в эту историю вмешиваться. Для Семена тоже лишь пару раз удалось получить медицинские препараты по льготным рецептам. Остальное – за деньги. От набора социальных услуг семья не отказалась лишь из-за путевок в санаторий. В прошлом и позапрошлом году подростка удавалось отправлять на Кавминводы.

А в 2007-м семью постигла неудача. Когда бабушка пришла в отделение Фонда социального страхования, ей сказали, мол, будете в очереди в числе последних. Спросила о перспективах. Никаких, отвечают. Из пяти тысяч заявок от четырех районов (в том числе Изобильненского), по словам А. Кобыш, удовлетворено только четыреста. Меньше чем десятая часть…

Как объяснить это парнишке-инвалиду, который на бумаге вроде имеет право на бесплатный санаторий? Для него каждая путевка в здравницу, словно путевка в дальнейшую жизнь.

Вот и просит Алла Михайловна, чтобы чиновники регионального и федерального уровня (в том числе и депутаты) ответили на ее несложные вопросы:

во-первых, почему в нашем крае, обладающем уникальными здравницами, так малы квоты на лечение для ребят-инвалидов;

во-вторых, в Федеральном законе № 122 предоставлено право на льготы, но не оговорено, как можно воспользоваться этим правом. Можно ездить в санаторий раз в три года? Или ежегодно? Уточните, в противном случае – остается лазейка для недобросовестных чинуш;

в-третьих, с 2004 года, когда был принят закон, многое изменилось. В том числе и цены. На лекарства. На санаторно-курортное лечение. Почему же цифры, заложенные в стоимость социальных услуг для инвалидов, не индексируются?

И последнее. Семен по-прежнему ждет путевку…

Алексей ЛАЗАРЕВ