Как мы уже сообщали, заведено уголовное дело в отношении начальника одного из РОВД края за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 282 УК РФ), информирует пресс-служба прокуратуры края. По версии следствия, говорится в пресс-релизе, «в начале июля 2006 года на территории зоны отдыха во время банкета два cотрудника отделения государственной инспекции безопасности дорожного движения отдела внутренних дел, используя незначительный повод, из хулиганских побуждений избили руками и ногами Магомедрасула М., обслуживавшего мероприятие».

«Уголовное дело в отношении «разбушевавшихся» сотрудников отделения государственной инспекции безопасности дорожного движения, которые обвиняются в умышленном причинении потерпевшему средней тяжести вреда здоровью (п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ), в настоящее время рассматривает суд», констатируется в пресс-релизе, назидательно оза-главленном «Перед законом все равны».

Как нам удалось выяснить, в первом уголовном деле не все так прямолинейно, как в пресс-релизе. Действительно, в июле прошлого года свободные от службы сотрудники ГИБДД, часть сотрудников РОВД, ветераны милиции отмечали на природе 70-летие службы безопасности движения. Магомедрасула М. туда никто не приглашал, утверждают участники мероприятия. А вот драка была. Кто в ней прав, кто виноват, безусловно, разберется суд.

А в чем же вина начальника РОВД? Он, говорится в пресс-релизе краевой прокуратуры, «наблюдая за избиением потерпевшего, не пресек противоправные действия сотрудников милиции, а, наоборот, в присутствии своих подчиненных и лиц, обслуживающих мероприятие, используя свое служебное положение вопреки интересам службы, общества и государства, допустил высказывания, направленные на возбуждение ненависти, вражды и унижение достоинства по признаку национальности». В результате, разъясняет краевая прокуратура, начальнику грозит «до пяти лет лишения свободы».

Руководитель же РОВД, по нашим данным, вполне философски относится к постигшим его неприятностям. Говорят, что он даже самой драки не видел. На мероприятии было человек 60-70: за всеми не уследишь. Что-то, видимо, и говорил. Так как в пресс-релизе подчеркивается, что «уголовное дело возбуждено после получения заключения лингвистической экспертизы».

Но какова юридическая ценность лингвистической экспертизы, если она может быть признана судом недопустимым доказательством, так как была проведена еще до возбуждения уголовного дела? Пока же, по нашим данным, даже подозреваемый не знает о чем, собственно, идет речь. Более того, он намерен обжаловать в суде правомерность возбуждения уголовного дела.

И пока прокуратура «решает вопрос об избрании ему меры пресечения», – а куда денется подполковник от вверенного ему райотдела, от жены, от детей и от только что родившегося внука? – начальнику РОВД предоставлен отпуск за прошлый год. Заслужил, наверное. Ведь райотдел с начала года входит в десятку лучших в крае.

Впрочем, оступиться может всякий, и даже самый лучший начальник милиции. И отвечать ему придется по закону. Но непонятными остаются как минимум две вещи. Первое. Почему понадобился почти год, чтобы разоблачить начальника? Второе. Какие интересы следствия охраняются сейчас, если сюжет был предоставлен средствам массовой информации самой прокуратурой?

И третья «непонятка», которую рискну высказать в качестве версии. Два года назад этого начальника РОВД тоже готовились сместить. В небольшом районе из этого тайны, как ни крути, не получилось. В краевой совет по экономической и общественной безопасности посыпались тревожные письма. Процитируем, хотя бы частично, одно из них, чтобы, как говорится, проникнуться атмосферой.

«Мы, жители села (название пропущено в интересах следствия. – О.Б.), очень обеспокоены той информацией, которая поступает к нам по поводу смещения с должности начальника ОВД района. За время пребывания этого человека на данной должности повысилось качество работы по раскрытию совершенных преступлений… Он – честный, порядочный человек, который очень требователен не только к себе, но и к своим подчиненным… Налажена связь с общественностью. Он – частый гость на сходах граждан, на казачьих кругах… За консультацией к нему можно обратиться в любое время суток. И любой человек будет выслушан и услышан». Завершает это эпистолярное творение три десятка подписей.

Тогда один из корреспондентов «Ставропольской правды» ездил в район. Но материал хотя и был написан, не публиковался. Слишком уж много оставалось недоговоренностей.

Вот цитата из того материала:

«Так чем же и кому не угодил подполковник? Откуда слухи о его скором смещении? Ответа на эти вопросы на страницах газеты дать, увы, не смогу, не рискуя нарваться на судебное преследование «за оскорбление чести и достоинства». Хотя практически все, с кем я беседовал, ответ на этот вопрос, в общем-то, не скрывают. Мы же ограничимся туманной формулировкой: есть такие силы. Силы, которым отнюдь не по нраву, что вместе с начальником и в райотделе, и в районе в целом стал наводиться порядок, которого здесь явно не хватало и который пришелся по душе местным жителям».

Один из авторов письма в сов- без глава крестьянского хозяйства говорил тогда:

– У нас было немало «узких мест» – не только в нашем селе, но и в районе в целом. А с приходом нового начальника РОВД многие вопросы, в том числе связанные с социальными проблемами, решаются именно благодаря ему.

Вот так неожиданно фермер подтвердил закономерность, выведенную научными авторитетами: криминогенную обстановку на 75 процентов определяют социальные факторы, и только 25 приходится на все остальное.

Еще тогда, два года назад, о начальнике в РОВД говорили: «разогнал он из милиции всех хапуг, вот и стал неугоден».

Отдел безопасности «СП»