Отец Роман

– Отец Роман, отмечая такую солидную дату, нельзя не вспомнить хотя бы основные вехи в биографии семинарии.

– Основание семинарии, безусловно, стало знаковым явлением на Северном Кавказе. Причем не случайно это произошло одновременно с образованием епархии. Середина девятнадцатого века была для Кавказа периодом устроения нормальной жизни, перехода от Кавказской войны к мирному существованию. Строились новые станицы и села, в них, поскольку Россия – государство православное, образовывались приходы. Чтобы окормлять славянский народ, нужны были пастыри образованные и деятельные. Другой задачей стало просвещение светом Христовой истины кавказских народов.

История семинарии идет в ногу с историей страны. Было два закрытия – одно после революции, другое в 60-е годы ХХ столетия. В обоих случаях семинария не просто подвергалась разорению, но были и преследования преподавателей, многие священники репрессированы. Утрачена богатейшая фундаментальная библиотека с огромным количеством уникальных изданий. Лишь некоторые книги потом были возвращены, и все же потери, как вы понимаете, абсолютно невосполнимы.

– Покровителем семинарии является святитель Игнатий Брянчанинов, сделавший немало для становления духовной школы в первые ее годы.

– Святитель Игнатий был не первым Кавказским архиереем, третьим, но именно он действительно много потрудился для семинарии. Сам человек высокообразованный, он придавал огромное значение качеству подготовки священнослужителей, был сторонником более глубокого изучения богословия и даже рекомендовал заменить в учебной программе некоторые древние языки на языки народов Северного Кавказа для того, чтобы семинария могла принять выходцев из тех народов, а священник мог быть ближе к своей пастве. Вряд ли подлежит сомнению исторический факт, что вместе с христианской культурой к народам Кавказа пришла и общечеловеческая культура, в самом широком смысле этого слова.

– О высоком уровне семинарии как учебного заведения свидетельствуют и многие славные имена ее выпускников.

– Да, вы правы, причем среди выпускников было немало известных светских людей. Например, замечательный кавказский краевед Прозрителев, историк кубанского казачества Щербина, ученый-физиолог профессор Чуевский, писатель Илья Сургучев… В числе выпускников разных лет девять новомучеников и исповедников российских, прославленных в лике святых, самый известный из них – священномученик Иоанн Восторгов, преподаватель семинарии, бывший в 1917 году главным миссионером Русской православной церкви, руководил всей миссионерской деятельностью. В свое время учились в нашей семинарии и два ставропольских архиерея – епископ Антоний и митрополит Гедеон. Из ныне здравствующих – регент хора Троице-Сергиевой лавры профессор архимандрит Матфей Мормыль, профессора Санкт-Петербургской духовной академии отец Иоанн Белевцев и протоиерей Богдан Сойко…

– Вы тоже выпускник Ставропольской семинарии, и в вашу бытность студентом семинарию возглавлял человек, который сегодня руководит всей образовательной деятельностью Русской православной церкви…

– Да, это мой учитель владыка Евгений, период его руководства семинарией – начало 90-х годов – был одним из сложнейших, шло становление духовной школы.

– Сегодня семинария продолжает выполнять свою высокую образовательную миссию, готовя кадры служителей по сути для всего южно-российского региона.

– Это так. Сейчас у нас обучаются свыше 300 студентов из Ставропольской, Екатеринодарской, Ростовской, Майкопской, Астраханской, Бакинской, Элистинской епархий и даже из таких дальних, как Владивосток-ская, Кемеровская и Хабаров-ская. Без преувеличения можно сказать, что семинария и по сей день остается уникальным учебным центром. Причем, как и всегда, развивающимся созвучно своему времени. При семинарии функционирует компьютерный класс, включенный в систему дистанционного обучения, есть свои общежитие и столовая, все необходимые для полноценного быта хозяйственные службы. Могу добавить, что есть в нашей учебной программе отличающий семинарию дополнительный компонент, обусловленный спецификой региона – это специальные дисциплины по истории религий народов Северного Кавказа, арабский и древнееврейский языки. Несколько лет назад создан музей церковной истории и искусства, где представлены образцы православной иконописи, церковные награды и облачения, а также архивные документы и фотографии, отражающие историю семинарии.

Следует заметить, что сама система духовного образования в России насчитывает более 300 лет, в течение которых образовательный и воспитательный процессы в духовной школе сложились в том виде, в каком они действуют и сегодня. Кстати, до революции духовное образование в России признавалось самым лучшим! Преподавать в духовных академиях считалось за большую честь. Сегодня и в светском образовании появился предмет теологии, но несоответствие курсов – нашего и Министерства образования РФ – не дает семинарии возможности обрести статус высшего учебного заведения. Однако наши выпускники получают дипломы государственного образца, поскольку параллельно они заканчивают заочный факультет теологии в Институте дружбы народов Кавказа.

– Отец Роман, а каков современный семинарист? Какие ребята к вам поступают, почему они делают именно такой жизненный выбор?

– Священство – дар Божий, некая печать от Бога на человеке. Невозможно стать священником, не имея этого дара. Поступают к нам, конечно же, не просто те, кто ходит в храм, кто называет себя верующим, а те, кто в процессе участия в приходской жизни сами ощутили в себе этот дар, в ком и настоятели приходов тоже это отметили, и рекомендовали к поступлению в семинарию… Знаете, к нам порой обращаются рекламные агентства с предложением сделать семинарии рекламу для поступающих. Но мы не нуждаемся в рекламе! Сюда приходят не по объявлению, не вдруг… Обучение начинается еще задолго до поступления в семинарию. И в конечном итоге каждый выпуск на сто процентов – священники.

– У вас возобновило работу регентское отделение, открылось и новое – церковных искусств, это тоже вызвано определенной жизненной необходимостью?

– Конечно, ведь жизнь прихода – это не только один священник и его паства, но и вспомогательные структуры, созидающие эту благодатную жизнь, помогающие настоятелям в преподавании в открывающихся повсеместно воскресных школах, управлении церковным хором… Для того, чтобы помочь священнику создать, говоря светским языком, «свою команду», и были открыты регентское отделение, иконописный класс, катехизаторские курсы. Церковь идет на эти затраты, дабы со временем мы имели прекрасные музыкальные коллективы в храмах, и своих мастеров иконописи…

– Расскажите, пожалуйста, о преподавательском коллективе семинарии.

– Им я бы хотел просто низко поклониться и от души поблагодарить. Их у нас трудится 52 человека, большая часть – священники, совмещающие преподавательскую, научную деятельность с приходским служением. И ни один ни разу не пожаловался на трудности, хотя, конечно, это очень серьезная дополнительная нагрузка. Мы относимся к ним с особым благоговением, стараемся окружить любовью и заботой. Отец Алексей Парфенов, отец Иоанн Шестаков – старейшие клирики, носители добрых традиций, истинно православного духа. Появилось и много молодых преподавателей, окончивших нашу семинарию и вернувшихся сюда после учебы в академии. Есть также опытные светские преподаватели – Аркадий Силантьев, профессор СГУ Виолетта Грязнова, доцент СГУ Таисия Семиренко и другие.

– Семинаристы ведут разнообразную социальную работу, навещают воспитанников детских домов, инвалидов. а ведь ваши ребята и так весьма загружены.

– Главное – учиться делать добро. Творение добродетели – большое благо для человека, таким образом мы имеем возможность отблагодарить Господа нашего, подателя всех благ. Вообще помочь ближнему – естественное желание. Ставропольскую семинарию всегда отличала такая социальная направленность. Студент, будущий священник, должен знать проблемы общества, уметь их решать, правильно ответить на тот или иной вопрос. У нас существует специальный курс психологии применительно к работе с наркозависимыми и алкоголиками. Прослушав его, ребята начинают работать при краевом наркологическом диспансере, под наблюдением врачей-специалистов.

– Извините, отец Роман, но очень трудно, судя со стороны, представить, что может мальчик девятнадцати-двадцати лет сказать закоренелому наркоману…

– Представьте, ему есть что сказать! Наркоман, пришедший к врачу, – человек, осознавший кризисную ситуацию. Он ищет выход. И приходит юноша, может быть, малоопытный в жизни, но несущий высочайшие Божественные истины и указания, говорящий свободно, спокойно. И слушают, и благодарят! Духовную жажду любого человека невозможно заглушить. А пастырю нужно уметь говорить на языке тех, кто испытывает кризис, будь это молодые люди, совершившие преступление, или отчаявшиеся старики, или дети в школе для глухонемых… Встречаясь с ними, ребята и научаются путям общения и содействия…

– В последние годы семинария, как многие отмечают, становится все более открытой, ваши студенты участвуют в разных общественных акциях, научных конференциях, фестивалях.

– Это отражает позицию нашего владыки ректора, епископа Феофана, он постоянно подталкивает нас не замыкаться в своих стенах. С другой стороны, наверное, и окружающее общество созрело для этого, ждет и ищет этих встреч. Студентам семинарии и светских вузов есть о чем поговорить! Так, на юбилейной нашей конференции выступят двадцать студентов светских вузов Северного Кавказа.

– Семинаристы – люди своего поколения, знающие компьютер, интересующиеся жизнью. Есть среди них и заядлые футболисты, и бегуны…

– Многие увлекаются музыкой, читают немало, что нас особенно радует. Ничто человеческое им не чуждо…

Наталья БЫКОВА